Партия и охота

Охотничье сообщество
Партия и охота

Говорят о необходимости Партии охотников. Говорят давно и не очень редко – первый раз, кстати, я это словосочетание слышал, когда обсуждался то ли Демократический Союз, то ли Союз Демократов в России, году так в 1989.

Поэтому решил сформулировать некоторые свои мысли по этому поводу. Тезисно, не пеняйте.

  • Охота - не является площадкой для партстроительства нигде в мире. Я поискал где мог – не нашёл. Впрочем, у России здесь тоже может оказаться особый путь, не удивлюсь.
  • Мы все из нашего образования вынесли что политическая партия - это экстремистская революционная организация. А это не так. В принципе, мелкая партия, типа германских последней четверти XIX века, у нас могла бы и получиться. Только проблема – ни на митинге не постоять, ни в пикете, ни в забастовке поучаствовать. Внепарламентские методы для нас закрыты. Административка – и прощай оружие. Вспоминаю всегда владельцев охотничьих собак, которые, после запрета притравки в угодьях, клялись вывести на митинг на Красную площадь тысячи охотников с собаками. Вышли – и попрощались бы с охотой.
  • Вообще штампы советского времени нам сильно мешают в нашей общественной деятельности. Для значительного большинства социально активных охотников идеал государства – поздний СССР, в котором они сформировались и выросли. Только с нарезным оружием. Можно и без него, впрочем – что, плохо охотились, что ли? Но дело в том, что без партии ленинского типа, мировой войны и порожденного ей государственного кризиса возврат именно к тому СССР – малореален. Или реален, но я не настолько умён, чтобы представить себе такое развитие событий. А вариант гибридный – СССР и капитализма – он сейчас вокруг нас. А нескольким партиям в позднем СССР места нет. Что и наблюдаем. Второй аспект, пришедший к нам тоже впрямую, даже не из СССР, а из Российской империи – точка зрения, которую я называю «придите к нам и володейте нами». Мы сами не можем, и не умеем но придёт умный, знающий, богатый человек, и нам всё организует. Партию, скажем. Назначит на важные и оплачиваемые места достойных людей. Скажем, нас. И будет всё делать, а мы ему, уж, как-нибудь, по мере скромных сил, подмогнём. Ну, ждите.
  • При создании партии придётся учитывать ещё одну деталь - подавляющее большинство политически активных людей России живут в Москве. С этим ничего не сделать. Поэтому - если партия будет без территориального представительства - ее верхушка будет поголовно московской; в то время как в Москве охоты нет. Партия охоты или охотников, состоящая из москвичей, и живущая в Москве – ну, смешно, да. И она по вменяемости ничем не будет отличаться от тех, с кем она будет бороться - потому что общего у них будет неизмеримо больше, чем различий. А если ввести региональную систему - как в нормальной партии, в общем-то, и положено - у нас в руководящие органы никто из регионов не попадет - потому что Москва – это 18 процентов населения страны, а человек из Брянска не будет голосовать за человека из Екатеринбурга.

Партия и охотаАвтор: [email protected]

  • Про деньги. Для того, чтобы партия существовала и функционировала - особенно, при необходимости лоббирования - она должна на ЧТО-ТО существовать. Тут есть три пути. 1. Ежегодные взносы партийцев, обеспечиваемые их сознательностью; 2. Донорские пожертвования крупных коммерческих структур и состоятельных людей; 3. Коммерческая параллельная деятельность. При выполнении условия 3 партийцы становятся не особо и нужны; заинтересованные по п.2 отлично справляются со всем и без партии. П.1 у нас в стране невероятен – я не видел ни одной мало-мальки дееспособной структуры, работающей на средства рядовых членов. И это – тоже прямой результат советского наследия – все ждут, что придёт или состоятельный человек, или государственный деятель перебросит средства в новую кормушку, чтобы граждане за чужой счёт могли заниматься безответственной говорильней.
  • Мы не реализовываем возможности работать с существующими партиями и политическими структурами. Надо учиться политике на сотрудничестве с имеющимися организациями. Кто знает, где в вашем районе расположены территориальные общественные и природоохранные организации? Правления местных обществ и ВООП? А сколько у вас территориальных охотничьих организаций на район – вы точно знаете? Да, чёрт возьми, а где у нас районный штаб «Единой России» вы знаете? Пробовали ли Вы, вот лично Вы, с ними общаться, обращаться к ним? Значительное большинство ругает ЕР, ЛДПР, КПРФ, Яблоко, Справедливую Россию. Но кто-то пробовал обратиться в их аппараты перед или во время предвыборной кампании с наказами и пожеланиями? Ах, бесполезно? А знаете откуда? А спрашивал о судьбе ваших наказов после выборов? А, камрад Вральман сказала, что всё куплено, сфальсифицировано и бесполезно? Прекрасно, продолжайте верить камраду Вральман, а не себе.
  • Знаем ли мы наших депутатов? Знает ли каждый из нас своего территориального представителя в ГосДуме, в региональной думе, в районной? Знаем ли мы, кто из них охотник? Как часто мы обращаемся к ним по вопросам охотничьего характера? А ведь они – достаточно открытые люди, у них есть приёмные дни, порядок приёма. Ах, люди взрослые, умные, сами должны знать что простому народу нужно? Ну-ну. А, кстати – давно ли вы сами ходили голосовать?
  • А ведь мы имеем вот какую особенность во взаимоотношениях общества и охотников. Охота как отрасль экономики – сущая ерунда, пустяк и тьфу. Полсупертанкера нефти, если в понятных россиянину терминах. Но, тем не менее, у нас в стране (да и во многих других) об охоте говорят, и проблемы её обсуждают в несопоставимом с вносимым в экономику, вкладом. Одна из причин – практически все мужики – охотники; и подавляющее большинство начальников – мужики. Видите какого-нибудь начальника-мужика брутального вида – сразу подумайте – не охотник ли он? В пятидесяти процентах случаев, уверяю, окажется, что это так. Отнеситесь потребительски к этому знанию – подумайте, чем он может нам/вам полезен.
  • Работа с попутчиками. Любая значимая организация – если она не со знаком «минус» - возможный попутчик. Подавляющее большинство природоохранных организаций – возможные попутчики. WWF – попутчик. РОСИП – попутчик. Я вам страшную вещь скажу – Greenpeace – попутчик! Вообще, всё, что связано с охраной природы, должно быть базисом и для охотничьей деятельности. Не на что будет охотиться – охоты не-бу-дет! Подавляющее большинство политических партий – «Единая Россия» (Владимир Путин не чужд охоте, Дмитрий Медведев – идейный охотник), КПРФ (можно напомнить что Ленин был охотником, да?); «Справедливая Россия» (я точно знаю что Сергей Миронов - охотник); ЛДПР – возможные попутчики. Но политическая деятельность у нас в стране сейчас завязана не столько на партии, сколько на личности. В большинстве стран партии выдвигают лидеров, у нас лидеры создают партии под себя. Смотрите на ярких людей рядом с вами, думайте – кто из них мог бы что-то сделать для развития охоты – не в стране, а у вас вокруг. В районе, вокруг вашей охотничьей базы, в бору в 30 км от вашей базы, в пойме реки Кряковки, в конце концов.

Партия и охотаАвтор: lanarus-foto

  • Нам надо укреплять низовые общественные организации на уровне районов, краев, областей. Кстати, недавно звонил активист из Иркутска с идеей межрегиональной дальневосточной ассоциации охотников. Спрашивал – будет ли эффективна при проталкивании интересов охотников такая структура? Попробуйте сами ответить на вопрос, сможет ли первичная ячейка из даже ста рядовых охотников из Иркутской области повлиять на решения Законодательного Собрания и Администрации Забайкальского края? Нужно работать с теми, кто совсем рядом, и стараться улучшить ситуацию с охотой непосредственно вокруг себя, вокруг того места, где охотишься лично. Крепкое районное общество для нашего дела сегодня полезнее, чем межрегиональная организация. Тогда и люди захотят встать рядом. Ну, или обидятся на то, что живёшь лучше них, и сожгут твоё хозяйство.
  • Нам нужно укреплять (но не в первую очередь) крупные всероссийские организации, уже имеющиеся. Тот же РОРС. Но укрепляться он должен снизу, из первички.
  • Основной инструмент влияния – финансовый. Можно создавать общественные организации и фонды, решающие задачи, связанные с охотой – их много. От биотехнии до борьбы с эпизоотиями и браконьерством. Во многих странах мелкие и крупные фонды – вообще базис общественной деятельности. Они, кстати, и на партии деньги дают, если что. И это правильно. Человек может состоять только в одной партии, а Фонд – помогать многим. И вот я сам плачу деньги в КПРФ, а в Справедливой России я состоять не могу, но они что-то правильное делают для охоты, чего КПРФ не делает. И я плачу свои десять кровных рублей в Фонд правильной охоты, а тот их, частично, тратит на поддержку охотничьих инициатив в СР. И устав не нарушен, и дело правильное сделано. Ах, в фондах деньги разворуют? Они общественные, то есть – ваши. Вы спросите с руководящих органов. Но если уж по-честному, кто из нас, сколько и когда давал кому-то денег на развитие охоты и те же природоохранные программы?
  • Нам нужен реальный лоббизм интересов охотников на всех органах госвласти, поддержанный низовыми структурами. Ах, разрешили охоту с луком! Да, это прекрасно, но это затронуло интересы максимум трёхсот человек в стране. И то, я подозреваю, что являюсь оптимистом относительно их численности. А вот сейчас новые Правила охоты запретят охоту с мелкашкой на рябчика; и разрешат – охоту на крупных копытных и медведя с патроном 9х19 – и это уже затронет интересы сотен тысяч людей.
  • Враги. У охотников принято бороться с зоозащитниками. Прежде всего, потому что они не очень сильны, и члены их организаций, в значительной степени, не очень умны. Это прекрасное решение. Бить надо слабого и глупого. Нет, я не отрицаю необходимости бить слабого и глупого, если он до крови вцепился в ногу – но посмотрите, а нет ли чего-то вокруг, что влияет на наши охотничьи потребности чуть больше, чем полтора десятка несчастных тётенек с остекленевшими взглядами? Ах да, лесозаготовительная компания «Русское полено» в урочище Чернавки, где Вас приобщал к охоте Ваш дедушка тридцать лет назад, начало плановые рубки? Или газопроводчики начали трубу прокладывать, с вырубкой и зонами отчуждения? Ага, для этого надо партию создать, говорите Вы. А Вы к депутату обратиться пробовали? А в Росприроднадзор? А в прокуратуру? А, надо от зоозащитников отбиваться, понятно. Конечно, они важнее…

Я предлагаю нам всем обратиться к политике малых дел – как называл это явление Председатель Мао. И, если мы уж такие активные охотники, каждый день стараться что-то делать для того, чтобы охота в нашей стране становилась хоть чуточку, но лучше. Хоть кубик соли в лес отнести, хоть дуплянку повесить, хоть одичавшую кошку от выводка отогнать.

А дальше, глядишь, до средних дел дорастём.

Может, и до больших, но явно не при моей жизни.

929