Кто воспитает охотника благородным?

Охотничье сообщество
Дата публикации:
просмотров: 1490
Комментарии: 0

Есть в народе выражение, уже ставшее крылатым – «дети асфальта». Этой шуточной фразой называют поколение, выросшее в городской среде и далёкое от дикой природы, от её первозданности и красоты.

Но именно трепетная любовь к лесу, умение понимать и ценить окружающий мир с его непреложными законами выращивает из юных умов сначала увлечённых натуралистов, а после – правильных охотников. Только сформированная в духе культуры охоты личность, выходя в лес с оружием, руководствуется не жаждой убийства, а первобытным инстинктом выслеживать и побеждать.

Так уж вышло, что живём мы в век глобальной урбанизации, где единственным полноценным окном в природу для детей остаются оздоровительные лагеря, палаточные походы и экспедиции. Только там ребята учатся соприкасаться с окружающим диким миром. Но даже эти скромные вылазки находятся под угрозой. Угроза исходит от наших «заботливых» законотворцев, взявшихся урегулировать детскую туристическую сферу. Новые постановления, направленные, по мнению чиновников, во благо, на деле приводят к тому, что по всей стране закрываются стационарные и палаточные лагеря, исчезает такой вид туризма, как детские организованные экспедиции и походы. Вместе с ними исчезает и понятие «культура охоты», без которой нам не получить цивилизованного общества. Бюрократическая машина продолжает набирать обороты, и детский отдых захлёбывается в бумаге.

– Главная причина всех проблем – некомпетентность чиновников, назначенных на свои должности не по профессиональным качествам, опыту и образованию, а через «кумовство». В ведомствах, имеющих право издавать нормативные акты и распоряжения, фактически нет людей, знающих о реальных проблемах детских оздоровительных учреждений, – рассказывает Сергей Минделевич, член координационного совета по развитию детского туризма при Правительстве РФ, заслуженный путешественник России. Вот уже более десяти лет он пытается бороться с теми законопроектами, которые на корню душат возможность детей отдыхать на природе и учиться взаимодействию с ней. В 2010 году Роспотребнадзор утвердил новый СанПиН, касающийся палаточных лагерей, после чего их количество начало стремительно падать. Из 7000 осталось 1600: это наглядный пример того, как один неграмотный документ убил 5000 лагерей и оставил без отдыха несколько миллионов детей, – приводит неутешительные цифры Сергей Владимирович. – Требования СанПиНа были такими, что по ним невозможно провести ни один палаточный лагерь, потому что в походных условиях нельзя сделать многие вещи чисто физически.

Отмечу ещё, что по инициативе госпожи Ирины Яровой, депутата Госдумы, с недавних пор все стационарные лагеря обязали войти в общий реестр лагерей детского отдыха. Кого нет в реестре – тот работать не будет. Это, по мнению чиновницы, должно было увеличить безопасность пребывания детей. По факту же реестр на безопасность никак не повлиял, зато из-за него закрылось много хороших учреждений. Поясню, почему. Чтобы попасть в подобный реестр, Министерство просвещения придумало большое количество данных и бумажной волокиты, вплоть до отчёта о каждом разбитом окне. При таком раскладе лагерям необходимо нанимать дополнительный штатный персонал и увеличивать расходы. И тогда остаётся два варианта: либо закрываться, либо повышать стоимость. Те, кто увеличил стоимость отдыха, едва сводят концы с концами, так как далеко не каждый родитель в нашей стране может позволить дорогую путёвку для своего ребёнка. К тому же в некоторых бюджетных лагерях, пытаясь создать недорогие места, начали экономить на персонале, уменьшая количество взрослых, занимающихся с детьми. Сами понимаете, к чему может привести такая экономия на вожатых и инструкторах.

Скажу, что чуть ли не самым большим камнем преткновения в детском отдыхе является Роспотребнадзор со своими анекдотичными требованиями, – признаётся Сергей Владимирович. – К примеру, в СанПиНе по железнодорожным перевозкам недавно внесли пункт, который обязывал детей, собирающихся поехать организованной группой в поход, получить две медицинские справки. Одна о состоянии здоровья, другая – об отсутствии контакта с больными. Если с первой всё более-менее понятно, то вторая справка действует в течение трёх дней. Вопрос – что же делать тем группам, которые выезжают больше, чем на три дня? Как руководитель похода возьмёт справку для возвращения домой, если дети отдыхали в лесу неделю? Откуда врачу знать, с кем они там контактировали в походе? Ни один медик не выдаст подобный документ! А в поезд без справки детей не имеют права пускать! В результате всё свелось бы к тому, что проводнику надо было давать взятку. Мы долго воевали с Роспотребнадзором, чтобы отменить вторую справку хотя бы при возвращении из похода. Удалось, кстати, с большим трудом.

Создаёт сложности для отдыха детям и МВД. Местные ведомства два года назад стали требовать, чтобы палаточный лагерь обносили забором.

Вы представляете, какой суммой надо располагать, чтобы охватить 10 гектаров, к примеру? Миллионы рублей! При том, что квалификацию вожатых и инструкторов в этом лагере могут и не проверить, главное – чтоб заборчик стоял.

Нельзя не поднять ещё одну большую проблему, связанную с передвижением детей по национальным тропам нашей страны. Такие тропы дают возможность более глубоко изучить природу России, увидеть живьём диких зверей, изучить их повадки, обрести навыки следопыта, что помогло бы формированию мышления будущего охотника. Но у ребят практически нет права свободно передвигаться по таким местам. На сегодняшний день у нас есть замечательная Севастопольская тропа протяжённостью в 130 км, в планах протянуть её через весь Крым, а это порядка 600 км. Тропа создаётся энтузиастами и даёт отличную возможность посмотреть красоту нашей природы. И всё было бы так, но вмешался Роспотребнадзор, – сокрушается заслуженный путешественник России. – Чиновники не дают разрешения на проведение мероприятий с детьми, пока на этой тропе по 50 метров в обе стороны не будут проведены акарицидные действия против клещей. Экологи категорически против, так как опрыскивание убивает не только клещей, но и другую живность, а химия работает не более двух недель. К тому же умножьте 100 метров на 130 км. Это безумные деньги на химикаты! Из бюджета они не выделяются! Кто может выложить такую сумму для того, чтобы пойти в поход? И не проще ли ребятам опрыскать свою одежду аэрозолем против клещей? По сути, крымский Роспотребнадзор запрещает совершать походы по Крыму. Есть лишь несколько утверждённых маршрутов. Я смотрел их, самый длинный – 10 километров. Это фактически прогулка перед обедом. Дети с рюкзаком и палаткой ходить по Крыму не могут!

Казалось бы, если государство не может обеспечить достойный детский отдых и туризм за счёт бюджета,значит, оно должно создавать условия для частных организаций, чтобы те могли развиваться в этом направлении. В нашей стране очень много людей, страстно любящих природу, с большим туристским опытом и педагогическим образованием. Эти люди готовы заниматься с детьми, показывать им красоту окружающего мира, учить культуре путешествий, туризма и охоты. Однако, увы, сегодня такие энтузиасты еле держатся на плаву. К примеру, Николай Котов, инструктор по выживанию и педагог, больше 15 лет занимается тем, что возит ребят в дальние экспедиции, с большим трудом преодолевая чиновничьи препоны. При организации детских выездов гайки закручиваются из года в год всё туже, – признаётся Николай. – Сначала ужесточались железнодорожные перевозки. Так, теперь нельзя везти группу детей, если с ними нет медика. При этом в поезде медработник есть всегда. Зачем заставлять меня включать в группу врача, который может ждать нас на месте экспедиции? Для лишних трат?

Ещё с собой у каждого ребёнка должен в обязательном порядке быть сухой паёк, в котором надо прописать калории. Нельзя, чтобы мама дала сыну с собой еду. Мы вышли из ситуации тем, что купили армейские сухпайки и возили их с собой во все поездки, но дети питались нормальной пищей. Некоторые требования откровенно бредовые: санузел должен быть оборудован лопатами, ручки которых покрашены в красный цвет. Приходилось красить лопаты! А уж потом учить ребят разводить костёр, ставить палатки, определять животных по следам. Перевозка детей на лодке – ещё одна трудность. Понятно, что я обладаю и правами, и навыками для этого. Но если я на своей лодке везу более 4 человек, то это уже коммерческая перевозка, для неё необходимо получить сертификат. Без риска быть оштрафованным возможности переплавить детей от берега до берега у меня нет! И я могу привести ещё уйму вещей, которые совершенно не имеют никакого отношения к безопасному отдыху, но так необходимы чиновникам. Тут уж иногда и руки опускаются…Как тут не опустить руки, когда людям с огромным багажом знаний в туризме и охоте, с желанием этот багаж передать, попросту «перекрывают кислород». Вместо того чтобы взять под жёсткий контроль квалификацию инструкторов и вожатых, сопровождающих детей на отдыхе, бюрократы стали выдумывать массу никому не нужных, и, главное, невыполнимых законов.Вот вам голые цифры. С 1 июня по 31 августа 2018 года во время неорганизованного отдыха погибло 492 ребёнка, и только утонувших из них 343. Во время же организованного отдыха погибло 6 ребят, – говорит Сергей Минделевич. – Реестр, созданный Яровой и Роспотребнадзором, привёл к тому, что большинство детей не могут поехать в лагеря из-за отсутствия таковых или подорожания цен. Детишки либо не выезжают из города, либо находятся без присмотра, и, увы, детская смертность катастрофически растёт. Сейчас статистика такова, что лишь 8% детей отдыхают летом на природе. А это значит, что мы получаем физически больное поколение, не знакомое с красотой и просторами своей страны.

Как скоро ситуация изменится в лучшую сторону? И если не изменится, что будет с воспитанием будущего поколения? Сможет ли вырасти полноценным человек, не умеющий любить окружающий мир?

Русский охотничий журнал, 2018 г.

1490

Похожие статьи