Истории от переводчиков. Охота на медведя в Тверской области

Охотничье сообщество
Дата публикации:
Комментарии:
Истории от переводчиков. Охота на медведя в Тверской области

От редакции

Переводчик – это тот персонаж в охотничьем туре, который всё видит и ни за что не отвечает. И, самое главное, лично ни в чём не заинтересован. Ни в приукрашивании, ни в очернительстве, ни в привлечении новых клиентов, ни в их, напротив, отваживании. Словом, наиболее объективный персонаж.

История первая - История вторая - История третья

Американец и намибиец захотели поохотиться на медведя перед охотничьей выставкой в Москве. Поехали в Тверскую губернию. Намибиец добыл медведя в первый вечер, а вот американцу не везло. На второй день на приваду вышел крупный медведь, но после первого выстрела американец замешкался и не успел выстрелить второй раз, чтобы добрать зверя. В итоге подранок ушёл в лес, и даже поиски с собакой на следующий день никаких результатов, кроме кровяного следа, не дали. Подранок ушёл, обидно до слёз. Но американец не сдавался и решил попытать счастья ещё раз.

В завершающий вечер позицию на большом лабазе заняла сборная группа: американец, его друг намибиец, директор хозяйства и переводчик. Спустя около часа ожидания на приваду выходит медведь. Оценив трофейные качества, американец прицеливается и стреляет. Характерный шлепок и рёв зверя означали как минимум попадание. А затем началось. Американец лупил по убегающему медведю из карабина как из пулемёта. Директор наблюдал всю стрельбу в тепловизор и зафиксировал место, где лёг медведь.

Ну всё, трофей добыт. Сразу же все стали обниматься, традиционно по 5 капель на кровях, все закурили, обсуждали стрельбу, подробности. Спустя непродолжительное время решили, что уже можно спускаться с лабаза, начинать фотосессию и собственно вынос тела. Пошли в кусты – а медведя там нет... Достали тепловизоры, просмотрели все окрестные кусты: ну нет медведя, просто нет. Пройдя по следам от привады, нашли кровь и ошмётки кишок: ясно, что попадание есть, но, как оказалось, не смертельное, зверь уходил.

Далее со слов переводчика: «На следующий день утром у нас „Сапсан“ в Москву. Время 21:35, уже темно, в зарослях орешника подранок. Идите вы на ..., ребята, я не пойду за раненым медведем в этот чепыжник, это самоубийство без собаки в темноте. Но ведь попёрлись, герои хреновы! Впереди идёт директор, за ним охотники, я замыкаю эту колонну идиотизма. Идём по крови, как вдруг директор вскидывает карабин и стреляет, потом ещё раз. Почти в кромешной темноте раздаётся рёв медведя и удаляющийся треск. Ну всё, писец, и сейчас ушёл.

Директор смотрит на меня и говорит:

–Саня, всё, шабаш, патронов больше нет!

–Миш, у тебя ещё в ремне один патрон остался.

–Точно! Ладно, пошли добирать.

Это п…ц, товарищи! Мы идём! Свет только от налобных фонариков. Миша уходит немного вперёд, огибает огромный выворотень слева, американец и намибиец идут за ним, я следом, и тут... Слева в темноте с треском падает дерево! Вы можете себе представить: оружия в руках нет, почти кромешная тьма, а тут треск... Ребята дёрнулись назад, и оба на меня, а у меня сзади сук в спину упёрся, чуть не проткнули, как курицу вертелом. Ну всё, думаю, если медведь не задерёт, сейчас останусь тут на суку висеть. Но вроде обошлось. Все пощупали штаны: сухо и не пахнет, значит, идём преследовать медведя.

Подходим к Мише, он в прицел смотрит на медведя: подранок истекает кровью, лежит, ворочается. Намибийцу, как пи-эйчу из Африки, вручают карабин и право добрать медведя. Он целится в шею, и, твою ты мать, пуля только чиркает по шкуре. Медведь ревёт, но продолжает лежать. Я посмотрел на весь этот бардак и решил, что вот эта здоровенная ель моя, если что, я, как белка, взлечу к макушке, других вариантов нет.

Короче, вызвонили егерей, попросили привезти патроны, а пока сидим в темноте, высаживаем батарейки в тепловизорах и наблюдаем за агонизирующим медведем. Мужики приехали примерно через час, привезли лайку, патроны, прожектор. Выстрел, медведь уже не шевелится. Подошли, осмотрели медведя, фотосессия, и потом каждый начал описывать свои эмоции от этого добора в кущерях в полной темноте. Все, конечно, смеялись, но я для себя решил однозначно: второй раз я такой хернёй заниматься не буду.

Русский охотничий журнал, август 2019 г.

2743

Похожие статьи