За таром в Новую Зеландию

Охота в Южной Америке и Австралии
Дата публикации:
просмотров: 285
Комментарии: 0

Перелет из Австралии в Новую Зеландию был совсем не долог. По крайней мере нам так показалось, поскольку мы еще ярко переживали радостные моменты австралийской охоты. Мы летели в город Крайстчерч (Christchurch), на языке маори – Ōtautahi, находящийся на Южном острове Новой Зеландии, в центре региона Кентербери. Побывать на охоте в этой части Океании было моей давней мечтой.

Новая Зеландия была открыта в 1642 году голландским моряком Абелем Тасманом. Он покинул эту страну после того, как несколько членов его команды были убиты маори, коренным населением страны. И эти острова долгое время не посещались европейцами – пока в 1769 году сюда не прибыл капитан Джеймс Кук и не нанес острова на карту. Новая Зеландия – одно из немногих государств, где два официальных гимна и три официальных языка. Причем в двух языках – маори и английском – нет ничего удивительного, а вот третий – это новозеландский язык жестов. На нем общаются 25 тысяч человек населения страны.

Конечно, большая часть Новой Зеландии – это горы, и горы «нормальные», к которым готовиться нужно обязательно. Самым поразительным для меня фактом остается то, что еще около 1000 лет назад, до появления на островах постоянных поселений человека, здесь полностью отсутствовали млекопитающие. Может быть, именно поэтому в Новой Зеландии до недавнего времени жила самая большая птица современности – моа. В высоту птица достигает 3,6 метра, а вес – 300 килограммов. Племена маори полностью уничтожили этот вид в XVI веке. Млекопитающие появились с приходом на острова европейцев, которые, не особенно задумываясь, старались приспособить их для своей жизни. Например, еще в начале ХХ века были завезеныгималайские тары, где они успешно акклиматизировались и широко расселились в горах. То же самое касается серн и различных оленей. Здесь они очень быстро расплодились – благодаря тому, что тут нет хищников (и змей и пауков тоже).

Охота в Новой Зеландии возможна практически на любых зверей (олени, кабаны, серны, гималайский тар, козы, зайцы, некоторые виды кенгуру) при условии соблюдения несложных правил (сезон, регион, вид оружия). Что же касается птиц, то можно организовать охоту на уток, гусей, фазанов, куропаток и так далее. Обширный выбор дичи и крупные ее популяции практически гарантируют любому охотнику незабываемые впечатления. К самой охоте на земле Тасмана-Кука – невероятное уважение, как и к охотникам (и местным, и приезжим). И все наоборот в Австралии, где «зеленые» придумывают новые законы для усложнения охоты.

Али Махмудову и Алексею Агафонову предстояло охотиться на крайне интересного и загадочного зверя, очень лохматого горного козла – тара с небольшими рогами и, возможно, на оленей, если позволит время. Конечно, как и многие другие охотники, не могу не отметить интересный факт, относящийся к правилам въезда в Новую Зеландию: ботинки и их подошвы должны быть идеально чистыми, без кусков земли на них. То же самое требование предъявляется и ко всей одежде. Если вы не указали этого в декларации и ваши вещи сочтены будут грязными, то придется заплатить штраф – 500 новозеландских долларов. Зная об этой особенности, мы, будучи в Мельбурне, очень старались отмыть наши ботинки, но новозеландская таможня все равно сказала, что они грязные. Мы хотели было сами их помыть, но тут настал момент, когда мы втроем просто испытали шок. Таможенник взял наши ботинки и пошел сам их мыть! А теперь давайте дружно представим любого таможенника бывшего СССР, который берет ваши ботинки и относит их мыть. Представили? Улыбаетесь? Вот и на наших лицах были недоуменные и смущенные улыбки. Ну как так: человек, который обычно чем-то напрягает при въезде в страну, которого нужно «уважать» – и вдруг моет ваши ботинки? Ответ таможенника был простой: «It is my job». Мы поблагодарили таможню за job и забрали наши чистые ботинки в красивых целлофановых пакетах. Вот только бантиков на них не хватало! А нас уже встречал местный организатор, и через 1,5 часа мы расположились в своих комнатах гостевого домика.

Ранним утром следующего дня, еще затемно, мы с двумя егерями выехали в зону охоты. Через минут 40, оставив машину, начали потихоньку подниматься по горной дороге. Температура воздуха была около +10, как и должно быть в июне в этой части планеты. Вскоре Алексей со своим егерем ушли налево, а мы с Али и нашим егерем – направо.

Чем больше был угол подъема, тем реже становился лес. Было очень тихо, и только горные ручейки сладко журчали то тут то там. Когда же мы поднялись еще выше, то увидели, что нас окружают очень красивые багровые горизонты.

Что касается нас с Али, то мы дышали насыщенным горным воздухом и ступали неторопливо, при каждом шаге вспоминая наш горный Азербайджан или российский Северный Кавказ. Напротив нас горы были одеты в снежные шапки, опоясанные золотыми поясами флоры. Но тар был где-то ниже снега, как это обычно и бывает. Наш егерь Дейв пока ничего не видел, хотя шел выше нас и все время высматривал что-то в бинокль. Наконец, через час он рассмотрел двух таров, тихо поднимавшихся на противоположном склоне горы. Было опасение, что они свернут налево и уйдут от нас. Поэтому Дейв быстро спустился, чтобы своим маневром повернуть животных направо и заставить их перейти на противоположный склон горы, куда было удобно стрелять. Тары так и сделали, но они почти не останавливались, а продолжали подниматься, не позволяя Али прицелиться. С этой позиции было очень сложно стрелять, и я сказал Али, что если он уверен, то пусть стреляет. Наконец тар, в которого целился охотник, встал, но в момент выстрела с 250 метров животное опять начало двигаться. Я сразу понял, что был промах, так как не было ни подпрыгивания, ни характерного звука попадания. Тары стали резко уходить выше и выше и совсем скрылись из вида. Ну что же, промах!

Мы продолжили наши поиски и, поднявшись выше по склону, обошли его с левой стороны. Примерно через час такого движения Дейв замер и стал подзывать нас. Ниже, примерно в 100 метрах, очень крупный тар жевал травку. Он был совсем близко, и даже при наличии угла было очень удобно стрелять. Али поставил рюкзак и стал выцеливать лохматого. Выстрел – и тар, встав на секунду, спустился вниз буквально на несколько метров. Я был уверен, что он добыт. Однако Дейв сказал, что надо стрелять еще раз. Тем не менее мы не видели тара и стали спускаться, пока не увидели впереди лохматую спину, которая вздымалась от сильного дыхания. Али выстрелил еще раз, и тар просто упал на траву. Охота состоялась! Хотя я так и не понял, почему тар не был добыт с первого отличного выстрела с близкого расстояния. Но это было не столь важно. Вскоре мы узнали, что и Алексей добыл своего рогача! Теперь предстояла дорога вниз. Мы порядком подустали за этот долгий день, а дело шло к закату. Уже в кромешной темноте мы спустились к машине. Пить особо не хотелось, но ноги просто гудели.

Вечером, сидя дома, мы рассматривали фото и видео сегодняшней охоты, обменивались мнениями, шутили и смеялись. Вот он, интересный момент охотничьего дня, когда трофей добыт в честной и трудовой охоте и ты пожинаешь плоды своей работы – работы в первую очередь над собой, над своим «устал» и прежде всего над своим «надо». Мы не сразу уснули в тот новозеландский вечер, но должны были уснуть обязательно, дабы встретить новозеландское утро, которое подарит нам очередной день охоты и день радости!

Русский охотничий журнал, октябрь 2015 г.

286