Рождественская сказка про шпилечный «Beringer»

Охота в Северной Америке
Дата публикации:
просмотров: 453
Комментарии: 0

Канун Нового года и Рождества пропитан атмосферой ожидания чуда. Ожидания чуда и веры в то, что что-то в жизни обязательно изменится и уже никогда не будет таким, как прежде. Люди издревле верили в чудеса, верили, что новый год обязательно принесет доброе и светлое. Но чудеса случаются не только в сказках и не только в канун Рождества. Одну такую почти рождественскую сказочную историю, непосредственным участником которой ему довелось стать, мне рассказал Стив Хелсли, страстный коллекционер и, пожалуй, лучший в США знаток антикварного и старинного охотничьего оружия.

В августе 2003 года я приехал на оружейную выставку в Рино (штат Невада), чтобы посмотреть и, возможно, подкупить что-то из аксессуаров и мелочевки. Планов делать серьезные покупки у меня не было. Во время осмотра экспозиции мое внимание привлекло старинное французское двуствольное шпилечное ружье 12-го калибра. Прицельную планку украшала сделанная золотом надпись «F.P. Beringer Bte a Paris», а под стволами было закреплено нечто похожее на шомпол, явно предназначенное для выбивания застрявших в патронниках гильз. Рычаг запирания был совмещен с предохранительной скобой. Отпирание производилось отведением предохранительной скобы в сторону, как на ружьях Перде, изготовленных в 1860-х годах. Подпружиненный лючок в затыльнике запирал гнездо, куда могли поместиться два патрона. Безусловно, очень интересное с точки зрения коллекционера ружье. Но той самой соломинкой, что сломала верблюду спину, а меня заставило пересмотреть планы и купить ружье, была небольшая табличка с гравировкой «Подарено Джеймсу Б. Либби, Портленд, штат Мэн».

Сейчас поясню, почему это меня так взволновало. Как известно, парижский оружейник Казимир Лефоше получил патент на шпилечный патрон в 1835 году. В конце 1850-х годов оружие под шпилечный патрон имело большое распространение в Европе и Великобритании. Пожалуй, не было такого вида оружия, которое в то время не выпускалось под патроны этого типа, начиная от охотничьих ружей и заканчивая экзотическими образцами военного оружия, например как сабля-револьвер. Удивительно, но в США оружие под шпилечный патрон почему-то никогда не пользовалось большой популярностью. Нет, конечно, такое оружие выпускалось, но говорить о его массовости и популярности значило бы погрешить против истины. Уже к концу гражданской войны в США американские производители оружия и патронов четко определились с выбором в пользу оружия под патрон центрального боя.

Учитывая крайне низкую распространенность в США оружия под шпилечный патрон, подобная находка не могла не вызвать у меня интереса. У меня уже был, нужно признать, результативный опыт проведения исторических поисков и восстановления «родословной» винтовки Sharps для охоты на буйвола и винтовки викторианской эпохи для охоты на тигра. Исходная точка нового поиска была предопределена – это оружейник Ф.П. Берингер (пусть вас не удивляет подобное написание фамилии ФРАНЦУЗСКОГО оружейника: Берингер – уроженец Эльзаса, граничащего с Германией и Швейцарией) и американец Джеймс Либби из штата Мэн.

Когда речь заходит об английских ружьях, то в подавляющем большинстве случаев проблем с установлением, кто был первым владельцем ружья, нет, так как сохранились книги заказов. Получить такую информацию о владельцах ружей американского производства труднее из-за того, что довольно часто архивы являются неполными. Что же касается ружей немецких и французских мастеров, то выяснить интересующую нас информацию чаще всего невозможно. И тому есть несколько причин. Во-первых, две мировые войны прокатились по этим странам, и архивы были либо преднамеренно уничтожены по той или иной причине, либо не сохранились, а во-вторых, возможно, что книги заказов просто не велись. И все же мне казалось, что с поиском Ф.П. Берингера проблем не будет, так как эта фамилия в оружейных кругах достаточно известна.

Правда, известен не Ф.П. Берингер, а Беатус Берингер, родившийся в 1801 году в Анжабьетане. В 1847 году вышла книга, рассказывающая о выдающихся изобретателях Европы и Америки того времени. В главе «Огнестрельное оружие» Беатусу Берингеру посвящены такие слова: «Этот человек внес столько инноваций и усовершенствований в огнестрельное оружие и патроны, что по праву заслуживает отдельного выражения признательности современников». В 1851 году на Всемирной промышленной выставке в Лондоне Беатус Берингер представил пять моделей ружей для охоты по перу. Дошедшие до нашего времени ружья Берингера представляют собой прекрасные образцы охотничьего оружия высокого разбора. К сожалению, никакой информации об оружейнике Ф.П. Берингере найти так и не удалось. Возможно, это был брат или племянник Беатуса, но это лишь предположение.

По имевшейся у меня информации, дата изготовления ружья Либби, по всей вероятности, приходилась на конец 1850-х – начало 1860-х. Оружейники очень быстро отказались от одинарного запирания, использованного в конструкции рассматриваемого ружья по причине недостаточной надежности и прочности. Стволы длиной 76 сантиметров с цилиндрической сверловкой были изготовлены из дамасской стали. На стволах были только клейма предварительных испытаний, проведенных в Бельгии. Качество отделки, подгонки и сборки ружья в целом выше всяческих похвал. Если ружье было изготовлено на заказ, а это вероятнее всего так, то, судя по длине приклада (38 сантиметров) и отводу влево (1,25 сантиметра), можно сделать вывод (и для этого не нужно быть Ниро Вульфом), что Джеймс Либби был высокого роста и стрелял с левого плеча.

Разгадка второй части загадки оказалась на удивление простой. В штате Мэн семья Либби столь же известна, как Кеннеди в Массачусетсе или Рокфеллеры в Нью-Йорке. Мне удалось выяснить, что предки Джеймса Либби прибыли в Америку на борту корабля «Геркулес» в 1637 году. Представители семьи были активными участниками Войны за независимость, Фредерик Либби вошел в историю ВВС США как один из лучших летчиков Первой мировой войны, Уиллард Либби стал лауреатом Нобелевской премии по химии за разработанный им метод радиоуглеродного датирования, позволивший определять возраст археологических находок.

Архивы семьи Либби позволили в подробностях восстановить жизнь Джеймса Либби. Я получил полную информацию о его родителях, братьях и сестрах, о жене, его собственных детях и так далее. Увы, но без ответа остались главные, по крайней мере для меня, вопросы. Кто подарил ему это ружье и почему? Это был подарок на день рождения или знак благодарности за удачно проведенную деловую операцию? Был ли Джеймс Либби охотником? Если да, то чем обусловлен сделанный дарителем выбор в пользу оружия под шпилечный патрон? Все эти вопросы так и остались без ответа. Попытки проследить дальнейшую историю ружья также оказались безрезультатными.

Мне бы очень не хотелось, чтобы это ружье, принимая во внимание его историю и сохранность, стало навеки похороненным в чреве моего оружейного сейфа. А какая иная судьба могла быть уготована ружью? Кто-то посоветовал обратиться за помощью в ассоциацию коллекционеров шпилечных ружей. Да, конечно, такая ассоциация существует и, более того, именуется международной. Вполне очевидно, что советчик просто повелся на громкое название. Членов ассоциации, принимающих участие в ежегодных съездах, можно без проблем разместить на заднем сиденьи малолитражки.

В рождественских и новогодних сказках на помощь главному герою приходит фея или добрый волшебник. В нашем случае таким волшебником стал сезонный каталог компании Orvis, в котором я увидел рекламу охотничьего хозяйства Libby Camps, принадлежащего Мэтту Либби. Более того, как выяснилось, Мэтт Либби был прямым потомком Джеймса. А почему бы не съездить туда на «превосходную», как обещает реклама, охоту на вальдшнепа и куропатку со шпилечным ружьем? Идея показалась мне очень заманчивой. Забронировать охоту было предельно просто, а вот как быть с патронами? В продаже патронов для шпилечных ружей нет. Значит, выход только один – снарядить их самостоятельно. Вопрос только в том, насколько прочными являются стволы полуторавековой давности? Какой марке дымного пороха отдать предпочтение? Какой должна быть навеска пороха? Какой должна быть навеска дроби?

Контрольный отстрел показал, что начальная скорость полета дроби снаряженных мною патронов равняется 330 метрам в секунду. Осыпь была равномерная, резкость – вполне удовлетворительная, что же касается кучности, то дистанция 20 метров оказалась, на мой взгляд, предельной для надежного поражения цели. Последняя перед поездкой проверка боя ружья на круглом стенде обнадежила. Только вот само ружье вряд ли можно было назвать воплощением мечты современного охотника по перу. И эргономика, и развесовка, и баланс, и посадистость – все характеристики не отвечали требованиям сегодняшнего дня. Один из стрелков, сделав несколько выстрелов из «берингера» на стенде, назвал его «коромыслом с ведром на конце».

«Берингер» оказался в хорошей компании. Вместе с ним на охоту отправились Winchester Mod. 23 20-го калибра, Ruger Red Label 28-го калибра, Browning Citori 20-го калибра и горизонталка Ferlib 24-го калибра со вставками в патронники GaugeMate .410 калибра из моего арсенала. Забегая вперед, скажу, что из ружья Ferlib мы взяли двух куропаток.

Несколько слов об охотхозяйстве и базе, на которой мы жили. Добраться сюда можно только на гидроплане или катере. Электропитание – от генератора. Есть Wi-Fi, но нет телевизора. Территория находится вне зоны покрытия мобильной связью. Отопление бревенчатых домов печное, для освещения используются газовые лампы. Фактически, если исключить Интернет, ты, словно на машине времени, переносишься в последнюю четверть XIX века.

Ночью накануне первого дня охоты мне не спалось – одолевали мрачные мысли. Что если завтра не будет птиц? Миграция еще не началась, значит, можно рассчитывать только на присутствие местового вальдшнепа. Или того хуже, птица будет, но я так и не смогу добыть ни одной из «берингера»? Проехать всю страну, чтобы так опозориться! Но утром все ночные опасения и страхи исчезли, уступив место уверенности в удачном исходе охоты. И три дня охоты, действительно, оказались удачными, несмотря на то, что погода была не очень благоприятной – то и дело принимавшийся идти дождь и практически полное безветрие значительно осложняли работу собак.

Современное охотничье оружие (в том числе коллекционные экземпляры и оружие в подарочном исполнении) может быть совершенным с эстетической и технической точек зрения. Но независимо от цены, уделом многих ружей так и остается безвестность. Мало кто ведет охотничьи дневники, в которых бы находили отражение и поездки на охоту, и добытые из того или иного ружья трофеи. Ружью Джеймса Либби в этом отношении повезло: оно словно связало между собой разные поколения одной семьи. Может быть, когда-нибудь члены семьи Либби захотят вернуть семейную реликвию, и тогда в историю ружья будет вписана новая страница. А пока... Пока мне предстоит узнать, кто и зачем подарил Джеймсу Либби шпилечный «берингер».

Русский охотничий журнал, декабрь 2014 года

453

Похожие статьи