Охотничий клуб Бобровой поляны

Охота в Северной Америке
Охотничий клуб Бобровой поляны

В конце Первой мировой войны, в 1918 году, группа бизнесменов из Торонто отправилась охотиться на оленей на север. Их охотничьей базой стала небольшая бревенчатая избушка, расположенная на берегу бобровой запруды.

Той избушки давно нет, но частный клуб, основанный более столетия назад, по-прежнему существует, а бобровая плотина дала клубу его название – Охотничий клуб Бобровой поляны (Beaver Meadow Hunt Club).

В канадской провинции Онтарио охота на оленей открыта всего две недели в первой половине ноября. Это время года совпадает с гоном оленей, во время которого самцы активно разыскивают самок для спаривания, становятся более активны в светлое время суток, теряют свою обычную осторожность. Соответственно, шансы охотников на добычу зверя возрастают. К этому времени урожай уже собран, начинается зима и традиционно фермерское население могло всем кагалом отправляться на охоту. Для большинства это означало просто выход в леса, примыкавшие к фермерским полям. Именно такой вид угодий идеально подходит для белохвостых оленей.

Охотничий клуб Бобровой поляны

Группа охотников, о которой идёт речь, состояла из городских жителей, и на охоту они отправлялись за 300 км, где местность и поныне покрыта бесконечными лесами (некоторые называют эти леса тайгой). Большая часть этих лесов в те времена являлась так называемой королевской землёй. По сути, это угодья, открытые для общественного пользования. В таких угодьях охотники организовывали базы, с которых они охотились на окружающих общественных землях, преимущественно именно на оленей. Базы или лагеря варьируются по благоустройству – от поляны, на которую приезжают каждый год и ставят большую брезентовую палатку, до фанерно-каркасных и бревенчатых домиков различного размера, качества и уровня комфорта. Строились последние обычно на клочке земли под выданное властями разрешение на многолетнее пользование или аренду. Многие из этих аренд были позже выкуплены в постоянное пользование, но суть не изменилась: владея клочком земли, на котором стоит база, охотники имеют доступ к значительным общественным угодьям.

Юридически любой охотник может охотиться в подобных угодьях, но традиционно клубы стараются не пересекаться и не лезть на условную территорию соседей. С увеличением плотности населения и количества охотников нередки конфликты на почве раздела подобных территорий. Некоторые охотники считают землю своей, несмотря на то, что она юридически общественная. Нетрудно представить возможные разборки. Поехать на такую базу поохотиться на зайцев или рябчиков (которых там обычно полно) никому и в голову не приходило: слишком далеко, мало мяса и нет компании. Именно в сезон охоты на оленей все брали отпуск, кто на неделю, кто на две, и собирались вместе на базе. Так что это не в последнюю очередь социальное мероприятие, где, естественно, и выпивали тоже.

Охотничий клуб Бобровой поляны

В 1928 году было принято решение построить новый (второй) дом, были заказаны и ошкурены брёвна, и в 1931 году охотники «переехали». В 2010 году был построен нынешний, третий, дом. Сегодня поездка из Торонто на базу занимает меньше 4 часов. В дни основания клуба добраться до него было значительно сложнее. Охотники ехали на поезде из Торонто в Норс Бей, затем на буксире через озеро Ниписинг (длина озера 65 км). На берегу охотников встречала телега, запряжённая лошадью, на которую складывалась вся экипировка. До лагеря от этой точки было 10 км пешком. В 80-е годы XX века просеки и лесные дороги, построенные для лесовозов, позволили охотникам доезжать до самой базы на машинах. За годы существования базы сменилось множество судов. Последним в эксплуатации был Stormy Weather («Штормовая погода»), а его капитаном – легендарный Клиф Швакхаммер (одно имя чего стоит!). Одноглазый капитан, курящий трубку, многоэтажно выражающийся, прожил всю свою жизнь в лесу вместе с семьёй. Он и умер в лесу. В 1974 году охотники нашли его замороженный труп во время охоты.

Небольшая группа охотников – основателей клуба собралась зимой 1920 года. Могли ли они представить, что закладывают основы организации, которая не только переживёт их самих, но, просуществовав более ста лет, будет функционировать в следующем веке и тысячелетии?.. 30 января 1920 года в доме Вильяма Джонстона в Торонто было проведено первое официальное собрание созданного клуба. Официальная регистрация клуба была произведена за 4 дня до этого – 26 января. История умалчивает, было ли это собрание серьёзным мероприятием или члены клуба просто собрались пропустить по маленькой, но тем не менее было выбрано правление в составе президента, зама, секретаря и казначея, а также задокументировано 15 членов клуба.

Охотничий клуб Бобровой поляны

Также был определён вступительный взнос в размере 35 долларов (422 доллара в 2019 году, здесь и далее – канадские доллары) и годовой взнос в размере 10 долларов (121 доллар в 2019 году). Были приняты два фундаментальных правила, которым члены клуба продолжают следовать и сегодня:

  1. Следовать всем охотничьим правилам и законам.

  2. Никогда не иметь заряженного оружия на территории базы.

Протокол собрания также отмечает, что члены клуба могут приобрести оленину по цене 5 центов за фунт (0,11 доллара за килограмм).

В округе клуб довольно быстро стал известен как Клуб миллионеров. До сих пор ходят сплетни, что далеко-далеко в глухом лесу расположен клуб, где охотятся врачи и адвокаты из Торонто, которые едят на ужин лобстеров. Как известно, охотники обожают охотничьи байки. Часто об их правдивости можно только гадать. Члены данного клуба сохранили много замечательных историй. Так, первая официально записанная в 1927 году гласит о том, как некий Бейкер одним выстрелом уложил трёх оленей: матку и двух телят.

Охотничий клуб Бобровой поляны

За годы существования клуба множество интересных личностей были его членами – от известных бизнесменов до профессиональных футболистов (речь об американском футболе). Один из этих крепких ребят был замечен на лесной тропинке с целым оленем на плечах (средняя белохвостая олениха весит килограммов 70). Повстречав другого охотника и остановившись с ним поболтать, футболист даже не бросил оленя, а так и продолжал держать его на плечах во время разговора, а потом просто пошёл дальше.

Члены клуба продолжают традиционно охотиться на оленей с собаками. Обычно используются гончие – бигли и некоторые североамериканские породы. Когда в 1920-е годы пошли разговоры о возможном запрете на охоту с собаками, члены клуба писали письма в Министерство природных ресурсов и членам парламента в поддержку этого классического метода охоты. Клуб продолжает поддерживать активную позицию по спорным вопросам, таким, например, как отмена весенней охоты на медведя (барибала) и запрет на охоту на волка в районе парка Алгонквин, о чём мы уже писали ранее.

Охотничий клуб Бобровой поляны

Члены клуба также участвовали во многих проектах по поддержанию животного мира: зимней подкормке оленей, восстановлении истреблённых маралов, подсчёте лосей и волков. Следует отметить, что географически клуб находится на северной границе ареала обитания белохвостого оленя. Зимой олени собираются большими группами на зимовку в хвойные леса. В особенно холодные или снежные зимы подкормка может спасти от голодной смерти многих животных. К сожалению, в последние годы государственные структуры прекратили поддерживать подкормку, правительственные бюджеты, направленные на многие отрасли, в том числе и охрану природы, были значительно сокращены, а количество оленей сильно уменьшилось. Трудно сказать, что именно привело к катастрофическому падению поголовья оленей в регионе, скорее всего, это комбинация факторов, но вышеупомянутый запрет на охоту на волков наверняка сыграл свою роль. Традиционно трапперы (охотники за пушным зверем) держали популяцию волка под контролем. Теперь в лесу из следов зверей чаще всего встречаются волчьи.

Как уже упоминалось, члены клуба строго соблюдают правила техники безопасности в обращении с оружием: оружие должно быть разряжено на базе, по пути на номера, на базе винтовки и ружья устанавливаются в «пирамиду», также назначается ответственный за соблюдение этих правил. Многие охотники, к сожалению, знают по личному опыту, как важно соблюдение этих правил и, одновременно, насколько безалаберно многие к ним относятся. Я лично помню несколько таких случаев (даже с моим ограниченным опытом групповых охот в России). Например, один охотник произвёл непроизвольный выстрел, садясь в машину в зимней одежде и с заряженным ружьём: видимо, зацепил спуск чем-то. К счастью, ствол был направлен вверх и никто не пострадал, но, как нам всем известно, несчастных случаев происходит немало.

Охотничий клуб Бобровой поляны

Ещё одна интересная традиция клуба, о которой стоит упомянуть, это оружейный салют на День поминовения (11 ноября, в честь окончания Первой мировой войны). Салют производится из антикварных винтовок Ли–Энфилд, состоявших на вооружении канадской армии во время как Первой, так и Второй мировых войн.

Распределение на номера во время охоты производится исключительно по лотерее. Стар и млад, ветераны клуба и первогодки – все получают одинаковый шанс. Все члены клуба традиционно помогают молодым охотникам. Возможно, именно эта традиция и позволила клубу просуществовать более ста лет.

Русский охотничий журнал, февраль 2020 г.

187