Охота на змей

Охота за рубежом
Охота на змей

Змеи – один из древнейших объектов охоты. Испокон века их добывали ради вкусного мяса, реже – ради шкур.

Кости змей не раз попадались археологам среди кухонных остатков на стоянках первобытных людей в южной и восточной Африке, Юго-Восточной Азии и северной Австралии. Традиционную охоту на змей и сейчас часто приходится наблюдать, живя в тропических деревнях. Среди аборигенов северо-западной Австралии она считается женским занятием, наряду с охотой на бродячих кошек и другую мелкую дичь. На змей охотились не только в тропиках: коренные жители Приморья, например, использовали в пищу самую крупную местную змею – амурского полоза.

Особого развития искусство охоты на змей достигло в Индии. На этом промысле специализировалось несколько деревень: часть жителей прочесывала леса в поисках змей, другие кочевали по всему Индостану, выступая в качестве заклинателей кобр. Змеям, использовавшимся для представлений, зашивали рот или выдирали ядовитые зубы. Несколько лет назад индийское правительство объявило ремесло заклинателя жульничеством и запретило практиковать его без лицензии, после чего большинство факиров стали ездить на гастроли в соседние страны, и лишь полусотне удалось получить лицензии. Эти пятьдесят заклинателей теперь выступают перед иностранными туристами возле самых популярных достопримечательностей, вроде Тадж-Махала.

Жители индийских «змеиных деревень», однако, без работы не остались. За последние двести лет промысловая охота на змей превратилась в важную отрасль экономики многих тропических стран. Кожи крупных змей, особенно питонов, сотнями тысяч заготавливают для изготовления дамских сумочек, сапог, кошельков и прочих модных изделий. Даже в хорошо охраняемых национальных парках Азии и Африки сейчас практически невозможно увидеть по-настоящему крупного питона: змеям не дают дожить до солидного возраста. Истощение запасов привело к тому, что рынок переключается на мелких змей: в одной только Индонезии, например, еще недавно вылавливали до миллиона морских змей в год (сейчас их тоже почти не осталось, и объем промысла сократился).

Охота на змейЗаклинание змей – одна из древнейших жульнических профессий

Начиная примерно с 1970-х годов рост благосостояния жителей многих азиатских стран привел к росту спроса на змеиное мясо. Блюда из змей традиционно популярны в ресторанах восточной Азии. Поначалу этот рынок существовал только в Южной Корее, Гонконге, Сингапуре и на Тайване; позже ряды богатых гурманов пополнились десятками миллионов нуворишей Китая, Вьетнама, Филиппин и Таиланда. Результат не заставил себя ждать: в лесах тропической Азии теперь можно провести несколько месяцев, так и не увидев ни одной крупной змеи. Коммерческая охота на змей для ресторанов набирает популярность и в Африке: ведь змеи – одни из немногих животных, которых легко доставить живыми из леса на городской рынок в условиях африканского бездорожья. В России охотой на змей ради мяса занимаются в основном на юге Дальнего Востока, но сколько змей там вылавливают, никто не знает – известно только, что пассажиров идущих в Китай автобусов не раз задерживали при попытке вывоза партий щитомордников и полозов.

Несколько миллионов жителей Европы и Северной Америки держат змей дома. Особой популярностью пользуются удавы, питоны и королевские змеи. Хотя многих из них теперь разводят, большинство змей для любительских террариумов отлавливается в природе, так что многие красивые виды исчезают на глазах. Деревни, жители которых живут отловом змей для террариумов, существуют в Мексике, Эквадоре, Сенегале и Новой Гвинее. Нелегальным отловом редких змей занимаются не только аборигены, но и приезжие – в том числе многие бывшие зоологи из стран Восточной Европы и бывшего Союза. После нескольких арестов, в заповедниках, например Мадагаскара и Филиппин, к приезжим из России теперь относятся очень настороженно.

Правительства тропических стран пытаются ограничить вывоз змей, но это очень непростая задача: ведь спрятать змей в багаже намного проще, чем шумных птиц и легко гибнущих зверей. Редкая неделя проходит на таможнях Индокитая, Индии, Индонезии без ареста очередного «любителя природы» с питоном за пазухой, десятком кобр в чемодане или тысячей-другой полозов в контейнере.

Особая категория охотников на змей – ловцы, поставляющие змей в серпентарии для добычи яда, который используется для создания противозмеиных сывороток и других лекарств. Самые крупные серпентарии существуют в Бразилии, Индии, Южной Африке, Австралии и США. Работа ловца нелегка: приходится проходить десятки километров в день, нередко с тяжелым «уловом» за спиной. Когда-то я подрабатывал таким образом в одном из серпентариев Средней Азии. Не имея права работать официально из-за возраста, я вынужден был продавать змей за полцены взрослым сотрудникам, но все же при некотором везении удавалось за весенние и осенние каникулы заработать довольно приличные деньги. Сейчас так легко в тех краях это уже, конечно, не удастся. Вообще, мест, где ядовитых змей можно постоянно находить в достаточных для хорошего заработка количествах, осталось очень немного, и серпентарии один за другим вынуждены переходить на дорогостоящее разведение змей – как, например, в Дагестане.

Охота на змейБирманский питон в болотах Эверглейдса

Существует и спортивная охота на змей. В тех странах Африки, где более привычной дичи уже мало – например, в Буркина-Фасо, – приезжим охотникам предлагают трофейную охоту на скального питона. Скальные питоны – в основном ночные хищники, проводящие день в постоянных убежищах, где их легко найти заранее с помощью специально натасканных собак. Подобно многим африканским охотам, экспедиция за питоном – немножко спектакль: проводнику приходится изображать трудности поиска и сложности отстрела медлительной змеи.

Совсем другую охоту на питона, с настоящими трудностями, открыли недавно на юге Флориды. Сбежавшие из любительских аквариумов бирманские питоны прижились в болотах национального парка Эверглейдс, размножились и теперь активно истребляют птиц и прочую живность. Мелкие млекопитающие в парке уже практически исчезли. Нападений на людей пока не было, но это вопрос времени. Сотрудников парка для отлова питонов (которых уже свыше двухсот тысяч) совершенно недостаточно. Лицензия стоит всего 26 долларов. Сезон – с начала марта по конец апреля и с конца августа до конца ноября. Мясо и шкуры можно потом продать.

Бирманские питоны вырастают до 8 м в длину. Они намного подвижнее и агрессивнее африканских и не имеют постоянных убежищ. Искать их приходится в непростых условиях. Болота там труднопроходимые, жара и влажность летом намного выше, чем почти везде в Африке, а обилие гнуса совершенно фантастическое: именно в Эверглейдсе при учете гнуса отмечено самое большое в мире количество укусов – пять в минуту на квадратный сантиметр кожи. Тем не менее интерес к новой охоте большой: например, в юго-западной Луизиане, где я работаю, многие охотники (а охотится тут большинство населения) внимательно следят за новостями из Флориды. Пока, однако, лицензии выдаются только жителям Флориды, и их выдача сопровождается идиотскими бюрократическими процедурами. Потому и результаты скромные: в 2012 году было добыто всего несколько сотен питонов.

Более традиционная спортивная охота – так называемые «змеиные родео» (rattlesnake roundups), практикуемые на юго-западе США. Когда-то эти родео организовывались местными фермерами, пытавшимися снизить потери скота от змеиных укусов, но сейчас их основная задача – привлечение туристов. Основное мероприятие этих фестивалей – соревнование ловцов змей. Празднество сопровождается ярмаркой, на которой продают змеиное мясо, изделия из кожи, змей для террариумов и всевозможные сувениры. Самое большое змеиное родео, проходящее в техасском городке Sweetwater во второй выходной марта, собирает около тридцати тысяч туристов и приносит местной экономике свыше пяти миллионов долларов в год. Подсчитано, что во время этого родео отлавливается примерно один процент от всей популяции гремучих змей Техаса. Численность гремучих змей сейчас повсюду сокращается из-за перелова, отравления ядохимикатами, потери мест обитания, а прежде всего из-за смертности на дорогах. Поэтому на некоторых родео участникам теперь приходится выпускать часть улова обратно в прерии.

Русский охотничий журнал, январь-февраль 2013 г.

601

Похожие статьи