Весенняя охота – а будет ли ещё когда-то?

Охота в Европе
Дата публикации:
просмотров: 843
Комментарии:

Весенняя охота по перу, когда небо затмевают тысячные стаи гусей, утки прихорашиваются на зеркалах оттаявших озёр и кворкает вальдшнеп в сумеречном небе над пробуждающейся, влажной, пряно пахнущей землёй. И собака тихо сидит у ноги. И слушает, тыкает носом в небо ещё прежде, чем охотник услышит «кворр-кворр»... Теперь это всё в прошлом.

Балтийские страны, в том числе и Латвия, как известно, входят в состав Евросоюза и подчиняются законам сообщества стран. Охота на водоплавающих в Латвии запрещена ещё в восьмидесятых годах прошлого столетия. Остальные породы птиц исключались из списка промысловых постепенно, согласно Директиве 92/43/EEK о сохранении диких птиц, начиная со вступления страны в Евросоюз в 2004 году. Сейчас к ним присоединились и все животные, за исключением лисы, кабана и инвазивных видов животных: енотовидной собаки и американской норки.

Запрет лишил охотников прибалтийских стран удовольствия охоты на водяную дичь, а также положил конец вековым традициям добычи вальдшнепа, тетерева и глухаря. Охота на этих птиц перенесена на осень. Как бы возможность дана, но традиции утеряны или их не было. Многие охотники даже не знают, как охотиться на вальдшнепа осенью, не понимают методов использования легавых собак, а если понимают, то не имеют желания и знаний заниматься натаской. Вальдшнепиная охота осенью пока в зачаточном состоянии. Однако если не снизить темпа победоносного шествия африканской чумы свиней, то и у этого признанного и очень любимого в Европе вида охоты есть будущее в Латвии.

Охота на тетерева и глухаря на току тоже была одним из излюбленных методов охоты в Прибалтике. Птица в брачном наряде была желанным трофеем. Осенью же на них практически никто не охотится. Если только случайно.

Вопрос о возможностях отмены запрета или введения исключений обсуждался, и не раз. Отменить поправки в законе «Об охоте» в Латвии и Правилах охоты Латвии не представляется возможным. Директива обязательна для всех членов Евросоюза, однако она предусматривает исключения.

Например, случай Мальты. Защитники птиц – Birdlife International – яростно боролись за запрет весенней охоты на птиц на этом маленьком в острове Средиземном море. 340 тысяч жителей Мальты голосовали на референдуме, и голоса разделились на 50,44% за сохранение весенней охоты и 49,56% за запрет. Победили охотники. Вопрос о сохранении весенней охоты был поднят, опираясь на 9-ю статью Директивы о сохранении диких птиц. На Мальте просто нет другой возможности охотиться. На острове нет местных млекопитающих или птиц, и охота возможна только во время весенней и осенней миграции. Руководитель охотничьей организации Мальты Джо Перичи Кальционе остался доволен результатами референдума и решением Европарламента.

Интересно, что в Австрии, где в каждой федеральной земле свой закон об охоте, в большинстве из них в порядке исключения и на основании статьи 9 подпункта С Директивы разрешена охота на разные виды птиц, в том числе и на глухаря (Tetrao urogallus) и тетерева (Lyrurus tetrix). Также в этой центральноевропейской стране весной, с 1 марта и до 15 апреля, можно было охотиться на вальдшнепа (Scolopax rusticola). Однако в мае 2018 года Европейская комиссия приняла решение подать на Нижнюю Австрию (Niederösterreich) в Суд Европейского союза за безосновательное нарушение требований директивы.

Как уже говорилось, в Латвии велись разговоры о том, чтобы отменить или смягчить требования Директивы. Дальше этого дело не пошло. Общество орнитологов Латвии против и не предпримет попыток найти ситуацию, соответствующую девятой статье Директивы. Руководитель проектов по развитию предприятия «Латвийский государственный лес» Элмарс Петергофс вспоминает, что, несмотря на стоны со стороны охотников по поводу запрета на весеннюю охоту, в необходимый момент охотничье сообщество не объединилось и не внесло никаких предложений на рассмотрение в Европарламенте. А результат, по его словам, мог быть иным. Являясь многолетним сотрудником «Гослеса», Е. Петерхофс давно работает с разными проектами, посвящёнными сохранению видов и мест обитания. Основываясь на своём опыте, он рассказывает, что ни во времена Советского Союза, ни в годы перестройки, ни до вступления в Евросоюз интерес охотников в отношении глухаря и тетерева в стране не был очень уж велик. С вводом запрета на весеннюю охоту практически ничего не изменилось.

На вопрос, является ли охота важным фактором в сохранении этих видов или мест их токования и гнездовий, Е. Петерхофс ответил, что только косвенно. Наиболее важную роль в сохранении тетерева, глухаря, а также других видов птиц всё-таки играет сохранение среды обитания. «Гослес» взял шефство над глухарями и выбрал их зонтичным видом. Представитель предприятия объяснил, что это означает. Зонтичным может быть вид с особыми, повышенными требованиями к условиям обитания, кормления и воспроизводства. Рядом с этими видами, обычные животные и птицы будут процветать. «Гослес» ведёт подсчёт птиц, наблюдает за местами токования и успехом гнездования, а также заботится о сохранении и защите среды обитания. И это, по словам Е. Петерхофса, самый важный фактор.

Если закрытие весенней охоты на глухаря и тетерева повлияло только на строго ограниченное число охотников – любителей этих трофеев, то запрет охотиться на водоплавающих больно ударил по большинству охотников. И не только. На пути миграции гуси останавливаются в Латвии. Тысячные стаи этих крупных водоплавающих наносят урон посевам озимых. Как сказал один фермер, встреченный на поле в южной части Курземе, пока стоят лёгкие морозы, от гусей урона нет. «То, что они съедают на посевах озимой пшеницы, потом отрастёт из подземной части растения. Но когда наступают дождливые дни, хочется, чтобы можно было позвать охотников и отвадить гусей с поля», – объясняет фермер. Оказывается, гуси попросту вытаптывают поля, вырывая растения с корнем из мокрой земли.

Согласно статье 9, пункту 1, подпункту А весной можно охотиться на мигрирующих птиц в целях защиты посевов. Однако необходимо получить разрешение Управления по охране природы. Для этого владелец или съёмщик посевных площадей фиксирует ущерб, связывается с управлением, подаёт заявку и старается доказать, что именно мигрирующие гуси нанесли урон. Возможно, придётся пригласить специалистов управления, чтобы они на месте оценили урон. Просьба о разрешении на охоту может быть отклонена. Однако в то же управление можно подавать заявки на компенсацию ущерба. На тех же условиях владельцы прудовых хозяйств подают заявки на отстрел выдры, которая внесена в список особо охраняемых животных, а также баклана. Эта птица не входит в список охраняемых пород, но и не упоминается в Правилах охоты Латвии как промысловый вид.

Однако оформление разрешения или запроса на компенсацию занимает много времени, ибо бюрократия и в этой отрасли имеет место быть. В большинстве случаев фермеры, да и охотники, выбирают другой подход. На полях ставятся чучела, птиц распугивают сами владельцы или работники полей, используются шумовые эффекты, в том числе и газовые пушки. Применение таких защитных мер имеет большое значение при подаче заявки на компенсацию, ибо, с точки зрения закона, кто сам не позаботился о защите своих полей, не достоин помощи и финансовой поддержки.

Как неоднократно указывалось в документах Европарламента, касающихся запрета на весеннюю охоту, охотникам предоставляется возможность охотиться осенью. Это компромисс между сохранением видового разнообразия и популяций промысловых пород и интересами охотников и сельского хозяйства.

Конечно, осенняя охота зачастую требует больших усилий. Например, на вальдшнепа на осенней миграции удобней всего охотиться с собакой, но существуют так называемые ложные брачные сезоны. В августе вальдшнеп всё так же тянет над луговинами и перелесками. Охотники могут воплотить осеннюю ностальгию в начале сезона охоты на вальдшнепа (в Латвии с 1 августа до 15 ноября) и чуствовать удовлетворение от того, что не стреляли весной в местную брачующуюся птицу, лишая её возможности произвести потомство, тем самым сохраняя популяцию для себя и следующих поколений увлечённых охотников.

Русский охотничий журнал, апрель 2019 г.

843

Похожие статьи