Утиная охота в Дании

Охота в Европе
Дата публикации:
просмотров: 1149
Комментарии: 0

Приближается Рождество. Города и села Дании, как и всей Европы, ярко украшены елочками и огнями, на площадях кипят народом рождественские базары, парковки торговых центров переполнены. Но у Мики и Тора есть определенный иммунитет против шопоголизма. Они – охотники, и сейчас они едут на охоту – охоту, о которой русские охотники могут только читать. Ведь по законам Датского Королевства охотиться в территориальных водах Дании имеет право (совершенно бесплатно) любой гражданин или резидент Дании – но только гражданин или резидент Дании.

Охотничий туризм в Дании развит на удивление хорошо. Сотни охотников из Европы и даже Северной Америки приезжают поохотиться на благородного оленя, косулю, кабана, а также пострелять в английском стиле – загонами, на которых выставляется по несколько сот птиц на стрелка – фазана и кряковую утку; естественно, такая охота идет по специально выращенной и выпущенной под ружье дичи (выпуск производится за пару месяцев до начала сезона, чтобы птица успела хорошенько одичать). Но самая популярная среди датских охотников морская охота на водоплавающую дичь для иностранцев недоступна.

Дания – едва ли не идеальное место для утиной охоты. Все побережье ее покрыто бесчисленными мелководными заливами и озерами. Благородные утки найдут там камышовые заросли для укрытия и поля зерновых для кормежки, нырки – широкую открытую воду и рыбные места. К тому же Дания – «бутылочное горлышко», где сходятся пути пролета водоплавающей дичи со всей Скандинавии, с побережья Белого моря и даже с восточной части североамериканского континента. И птица не просто пролетает над этой территорией где-то высоко в облаках, а останавливается, чтобы отдохнуть и подкормиться.

Сезон охоты на речных уток – с 1 сентября по 31 декабря, на нырковых – с 1 октября по 31 января. Охота в Дании, в принципе, занятие вполне доступное – охотничий билет, он же разрешение на приобретение оружия, обходится в 70 евро в год, что при местном уровне жизни немного. Неудивительно, что и охотников в Дании немало – 170 тысяч, что, если считать в процентах от общего населения страны, в полтора раза больше, чем в России. Камень преткновения здесь – доступ к земле. Стоимость аренды хороших охотничьих угодий достигает 120 евро за гектар и даже больше, поэтому, если нет своей земли или знакомых землевладельцев, приходится раскошеливаться. А небогатому датчанину, как и в средневековье, одна дорога – в море.

Поэтому основой датской охоты является лодка. На трейлере у Мики и Тора – моторка модели «МОПА-2», специально сконструированная для той популярной, несмотря на незаконность, разновидности охоты, которая в России известна как «бить из-под мотора». Дания – едва ли не единственная страна в Европе, где это разрешено, хотя и в очень ограниченном виде. Охота с моторки запрещена в некоторых областях акватории (в частности на всех фьордах), а также в тот отрезок сезона, когда разрешена охота только на благородную утку. Причем запрещено даже перемещаться к месту охоты, используя мотор – его не должно быть на лодке, с которой производится охота, в принципе. Поэтому в Дании применяют и особые безмоторные лодки, которые на местном жаргоне называются «pram». Дословно оно с датского переводится как «баржа», но, по сути, с баржей такие лодки не имеют ничего общего. Это плавучие скрадки («layout boats»), сделанные так, чтобы как можно меньше подниматься над водой. Они бывают разных типов – от самых маленьких, похожих на плавучее корыто, до серьезных тяжелых «sink box» со специальными отсеками, которые во время охоты заполняются водой так, что борта лодки становятся почти вровень с морем. Это же прибавляет ей остойчивости, необходимой для успешной стрельбы – теперь можно спокойно стрелять поперек лодки, не боясь перевернуться.

Большая часть pram’ов предназначена для охоты с чучелами, но есть и такие, которые применяются для скрадывания. Лодка для скрада отличается экраном, скрывающим охотника от птицы, и специальным креплением для ружья, которое лежит, как на турели, со стволом, просунутым в специальное отверстие в экране. Такой скрад – единственная ситуация, в которой охотники могут выстрелить по сидячей, во всех остальных случаях одобряется только стрельба влет. Чтобы обеспечить маскировку, лодку красят в белый (чтобы походила на льдину) или серый (чтобы сливалась с водой) цвет; какой предпочесть – об этом датские охотники могут спорить до посинения. Имеется, впрочем, и компромиссный вариант, когда поверх белых бортов натягивают серую маскировочную сеть, чтобы солнце играло на краске, как на гребнях волн.

Мики и Тор едут за гагой. Большая гага – самая популярная среди датских охотников нырковая утка, в удачные сезоны ее добывают без малого почти сто тысяч голов. Время для этой охоты сейчас самое удачное – с третьей недели ноября в Данию прибывают пролетные птицы, и море кишит стаями гаги, гоголя и турпанов. Денек тоже радует – ночью температура упала ниже нуля. В морской охоте на водоплавающих действует ленинский принцип «чем хуже, тем лучше» (если, конечно, не считать опасности, которую представляют для лодок туман и сильный ветер); ледок, покрывший мелкие пресные водоемы, выдавливает крякву и прочих обитателей на взморье и увеличивает шансы охотников.

Мики и Тор спускают лодку на воду на хорошо знакомом им пляже, известном плотным грунтом. Но, прежде чем заняться спуском, надо переодеться. Основная одежда датского утятника на взморье – не столько камуфляж, сколько «мокрый» гидрокостюм. Он не только сохраняет тепло тела, если попадешь в воду, но и придает дополнительной плавучести, в помощь спасательным жилетам. Где море – там риск; пару раз в год кого-нибудь из охотников приходится спасать береговой охране. До летальных исходов, правда, доходит редко, так как датские охотники относятся к морю уважительно и правилами техники безопасности не пренебрегают.

Немного поработали – и лодка уже на воде. Небольшая, низко сидящая, с двигателем всего 9,9 лошадиных сил, «МОПА-2» вряд ли произведет сильное впечатление на русского охотника. Но в Дании не получится подкатить к стае уток на 250-сильном катере и расстрелять ее из полуавтомата с магазином на 9 патронов. Во-первых, в гладкоствольном ружье датского охотника может быть не более двух патронов не крупнее 12-го калибра (и, разумеется, с нетоксичной дробью). А во-вторых, максимальная скорость моторной лодки, с которой допускается охота, конструктивно должна быть менее 9,7 узлов (18 километров в час). При этом на полном ходу можно только перемещаться до места охоты, а непосредственно в процессе подъезда к птицам нельзя двигаться быстрее 2,7 узлов (5 километров в час).

Мики за штурвалом, Тор сканирует окрестности в бинокль. Курс – на фамильное место, банку-отмель, богатую голубой мидией, за которую гаги готовы продать душу. Это место обнаружил кто-то из их предков много лет назад, и приметы, по которым ее можно найти, передаются из поколения в поколение. Но чтобы не спугнуть потенциальную добычу, Мики держит курс не прямо на банку, а метрах в трехстах в сторону. И не зря – там как раз кормится стая гаги.

Теперь начинается самое сложное. Охотники идут к кормящейся стае не сразу, а долго ходят вокруг нее, постепенно сужая круги, пока не оказываются достаточно близко, чтобы по ветру, броском приблизиться к птице на расстояние выстрела. Утка пугается не столько вида моторки, сколько шума двигателя и плеска воды о борт; «МОПА-2» известна тем, что, пересекая волну под определенным углом, громко плещет, что предъявляет повышенные требования к штурманскому мастерству Мики.

Напряжение нарастает. Мики немного колеблется – не сделать ли еще один кружок, но все же в тот момент, когда гаги оказываются строго с подветренной стороны, резко берет влево и направляет лодку прямо на них. Птицы уже чувствуют что-то неладное и пытаются взлететь. Но для этого им надо немного пробежать по воде, а они предпочитают двигаться против ветра, так что, поднявшись на крыло, оказываются уже в полусотне метров от лодки. Еще удачно, что в попытке уйти от опасности часть птиц облетает лодку справа, а часть слева, давая обоим охотникам возможность спокойного выстрела.

Мики переводит лодку в нейтраль и выхватывает ружье из специального крепления. Несмотря на ограничение количества патронов, большинство датских утятников предпочитают самозарядное оружие. Найти двустволку, полностью пригодную для морской охоты, непросто, тогда как среди новых сравнительно недорогих ружей – а дорогие ружья на этой охоте использовать боязно, так как всегда есть риск утопить их – полуавтоматы явно лидируют по соотношению «цена-качество». К тому же способность самозарядок сглаживать отдачу не кажется лишней при использовании патронов «магнум», а пластиковая ложа лучше переносит тяжелый для ружья морской воздух. Главный недостаток полуавтоматов, с точки зрения датских охотников, – необходимость вылавливать из воды стреляные гильзы: оставлять за собой пластиковый мусор здесь не принято.

Четыре выстрела гремят один за другим. Датские охотники, чтобы получить охотничий билет, сдают экзамен, в том числе практический, со стрельбой, так что плохие стрелки среди них редки. На отсутствие свинцовой дроби датчане давно уже не жалуются – при правильном выборе боеприпаса стальная дробь «роняет» утку достаточно неплохо. Секрет в том, чтобы не увлекаться массой заряда, а брать патроны с высокой начальной скоростью. МП-153 Мики (да, недорогой и неубиваемый российский полуавтомат пользуется у датских охотников большой популярностью) и «Беретта» Тора работают, как молот тезки последнего – четыре гаги одна за одной падают в воду. Одна из них трепещет в воде, и Тор, быстро дослав еще один патрон, добивает ее. Мики уже снова включил передачу и торопится подобрать битых птиц. Ретриверов охотники не используют – в лодках для собак просто нет места, да и при охоте на открытой воде в них нет особой нужды.

От банки к банке, от залива к заливу идет моторка, придерживаясь края фарватера – он хорошо виден с высоты, водоплавающая дичь часто идет над ним, используя его как ориентир, и может налететь на лодку. Чтобы повысить вероятность этого, Тор берет связку чучел гаги и тащит их в 25 метрах на буксире за лодкой. Морские птицы нередко сворачивают к таким чучелам; буквально через пару минут в пределах выстрела оказывается небольшая стайка чаек. До недавнего времени чайка была в Дании законным объектом охоты – местные жители считают эту птицу вполне съедобной. Но с 2014 года отстрел ее запрещен, даже несмотря на то, что общая численность растет. Однако балтийская популяция продолжает сокращаться, а поскольку на чайке не написано, с какого моря она прилетела в Данию, то и охоту закрыли полностью.

К концу дня Мики и Тор добывают на двоих чуть меньше полусотни различных уток. Датские охотники имеют право продавать дичь через специальные магазины, но это относится больше к высокоорганизованным хозяйствам с большими объемами добычи. То, что добудут Мики и Тор, пойдет на стол их семей. Из филе грудки (без кожи) гаг, чаек и даже бакланов датчане готовят рагу и прочие блюда, которые с удовольствием едят, очень удивляясь тому, что кто-то где-то считает этих птиц несъедобными. Главный секрет – выбрать для готовки молодых птиц, удалить кожу и желтый воняющий рыбой жир. Фирменный датский способ сделать это – окунуть птицу секунд на тридцать в кипяток, чтобы жир растворился.

Это хороший день, хотя и не рекордный. Норм отстрела в Дании нет, и цифры ежегодной добычи водоплавающей дичи поражают воображение – до миллиона голов, что иногда вызывает не только зависть, но и беспокойство среди охотников других стран. Впрочем, при ближайшем рассмотрении выясняется, что половина этих голов – выпущенная под ружье кряква, половина оставшихся – местная, рожденная в Дании утка, а значительная часть добываемой пролетной птицы принадлежит к таким видам, на которые больше нигде не охотятся.

И вообще охота на водоплавающую дичь в Дании не наносит вреда природе – это вывод не охотников, а ученых «зеленой» ориентации, которые тщательно мониторят ситуацию в надежде доказать обратное. Но результаты исследований год за годом показывают, что подавляющее большинство видов охотничьих птиц не только не падает в численности, но и растет, несмотря на весь охотничий пресс. Ну, а если вдруг оказывается, что численность какого-то вида идет на спад, охоту на него моментально закрывают. Так что датские охотники еще долго будут выходить в море на своих утлых скорлупках и приносить домой связки морской утки.

Русский охотничий журнал, сентябрь 2014 г.

1153