Об одной праздничной охоте

Охота в Европе
Дата публикации:
Комментарии: 0

Когда под крепкими заморозками падёт листва с деревьев, когда по утрам пожухлые малинники и бурьяны укроются густым инеем, на котором так хорошо читаются свежие звериные переходы, когда в холодном воздухе задолго до появления слышно летящую сонную ворону, а, подняв голову, где-то в вышине можно различить гусиную станицу, в эту пору удивительно ясно и тихо в лесу.

Шорох ещё жёстких, не размокших под дождями листьев разносится далеко, и ни зверь, ни человек не может скрытно пройти по своим делам. Взгляд охотника пробирается через редкий плетень ветвей и сдерживается только занавесом зелёной хвои. Тёмная бахрома елей свисает до земли, укрывает от чужих глаз звериную жизнь. Хорошо в такой день стоять на номере, вслушиваясь в хрупкую тишину, касаясь рукой настывших стволов, страстно желая появления зверя. Или же, пустив собак, набрать полную грудь свежего воздуха и, крикнув «О-о-о-оп! Ого-го-о-о-о!», не таясь зашагать в загон, не пропуская крепких мест, останавливаясь, определяя, откуда доносится гон, и, радуясь выстрелам, вывалиться вслед за собаками на линию, а увидев взятого секача, закричать: «Дошё-о-ол!»

Именно в эти дни на стыке октября и ноября охотники из разных мест съехались, чтобы продолжить старинную европейскую традицию – отметить День cвятого Хуберта. Сам Хуберт, пожалуй, очень бы удивился, узнав, что в его честь проводят шумные охоты, а потом за столом поднимают тосты. Он жил ещё в первом тысячелетии, любил пировать и охотиться, но после печальных семейных событий, увидев знамение – оленя с распятием в рогах, – отказался от светской жизни и стал священником. Однако такова традиция, и уже несколько лет подряд собираются охотники в красивейших охотничьих угодьях Беларуси.

В этом году праздничная охота собрала всех в Нарочанском крае. Двор усадьбы «Панский маентак» с трудом вместил большие охотничьи машины, а шумные компании охотников расположились в номерочках, напоминавших жильё курортных городков. Лай и грызня привезённых с собою собак живо добавили суматохи в общую круговерть и тотчас создали атмосферу настоящего охотничьего съезда. Фокстерьеры, лайки, гончие, баварская кровяная, дратхаар и другие забегали по дому, знакомясь друг с другом, чем привели в трепет хозяев усадьбы.

Но вот – расположились, с шумом и гоготом поскатывались по лестнице на первый этаж и, очарованные девушкой Алёной, которая накрывала ужин, расселись за столом. Многие тут знали друг о друге давно, но увиделись впервые, были и старые закадычные друзья. Общая страсть собрала всех, чтобы два дня провести вместе, предаваясь охоте и товарищескому общению. На лицах блуждали улыбки в предвкушении горячих закусок, водок, дружеских споров, интересных историй. За одним столом собрались охотники из Гомеля, Минска, Зельвы, Петербурга, Тарасово, а в обеденной зале были вывешены два флага: «Трапны стрэл» и «Ганзы», двух наиболее популярных охотничьих форумов Беларуси и России. После приветственных и заздравных тостов Юрий, старший участник, рассказал об охотничьих планах. В первый день охоты нас ждали на границе Нарочанского национального парка. Для отстрела были выделены лицензии на косуль, кабанов, лосей…

Сон был недолгим, и в 5:30 утра собачий гвалт и хриплые голоса уже успевших покрыться щетиной людей наполнили большой дом усадьбы. Красавица Алёна подавала завтрак, скромно улыбаясь знакомым и уже не таким страшным, как вчера, мужчинам. На дворе был морозец (–5 C), и хотелось, кроме крепкого чаю и кофе, рому и коньяку, но охота – прежде всего, и вот колонна машин отправилась в угодья. На краю первого загона нас встретил нарочанский старожил Васильевич. Он уже на пенсии, однако любезно согласился провести для нас сегодняшнюю охоту. Вот и номер на гравийной дороге, с обеих сторон лес. Вглядываясь под деревья, подмечаю прогалы и проверяю, удобно ли стрелять. Убедившись, расчищаю под ногами площадочку от листьев, чтобы не хрустеть. Сойка перескакивает по веткам в нескольких метрах от меня и, не подняв гвалта, удаляется в лес – значит, не заметила, надеюсь, и зверь выйдет так же спокойно. Но через некоторое время в лесу послышались голоса загонщиков: первая облава заканчивается без единого выстрела, лишь пара косуль пронеслась мимо номеров на запредельной дистанции.

Следующий загон – смежный с первым, загонщики остаются на месте, а номерные на машинах объезжают вокруг массива, расставляются с машин по дороге. Наконец, машины оставлены у края леса, и остальные номера идут пешком. Загон со сложным рельефом: горки и холмы перемежаются с заросшими ольхой болотинами и небольшими полями – это пойма реки Страча. Мне и троим форумчанам – Барону Зазелю, Полу и Кеше Хакину – выпадает стоять на дорожке через чёрноольшанник. Несколько проторенных звериных троп рядом с номером вселяют надежду.

Проходит несколько минут, и вдалеке заработали собаки. Лай то приближался, то удалялся, а временами и полностью стихал, держа в напряжении стрелков. Наконец, послышался шум идущего зверя. Какие-то мгновения он нарастал, нарастал, переходя в отчётливый топот и всхрапы, и вот по стрелковой линии послышались выстрелы. Выстрел Пола, потом Кешин дуплет, и где-то впереди меня несётся кабан, появляется за кустом и… останавливается. Прогал между стволами настолько мал, что я сомневаюсь, что смогу всунуть туда пулю. Держу на мушке и жду, когда тронется. Как тронулся, вижу, что вдалеке в траве за взрослым зверем мелькнул сеголеток. Клыков не видно, значит, свинья. Опускаю стволы и смотрю, как свинья перескакивает дорогу между мной и Бароном, повернула к нему, выстрел… зверь бежит дальше, и только через пару минут проскакивает поросёнок. Для стрельбы место опасное, можно ранить товарища, и мы с Бароном только смотрим друг на друга. Слышны голоса подошедших загонщиков: взяли в загоне сеголетка. Ну, с полем! Наш край обсуждает выстрелы: после беглого осмотра местности приходим к выводу, что все в молоко. Барон делится со мной радостью, что промахнулся по свинье. Я тоже радуюсь за него. Ну что же, собираемся на обед и опять идём по дорожке, где стояли номера. Внезапно собаки бегут в лес, и раздаётся грызня. Есть! Маруся и Анфиса сражаются с Шерханом за сеголетка. Ещё один поросенок! Значит, номера стреляли не зря. Собираемся на обед, разделываем поросят и определяем, что точным был выстрел Пола.

Следующим был загон «Халявщина», знаменитый тем, что в нём всегда бывает зверь. Номера тут – полувышки в густом ельнике через каждые метров 20, и стрелять можно или перед собой сверху вниз, или за линией. В этот раз из «Халявщины» вышла крупная, ещё ни разу не поросная свинья, и Юра 13-й уверенным выстрелом из «Тигра» попал «прямо в центр». Собаки заголосили и устремились за ней, вскоре догнали, и Юра, с разрешения руководителя, добрал зверя.

В последнем загоне на меня вышел рябчик и долго сидел, рассматривая меня с нескольких шагов, иногда начиная кипятиться и булькать. Подумав, что так и зверь не выйдет на меня, если рябчик занял лаз, я его шуганул, и тут раздался выстрел. Это точным выстрелом взял хорошего кабана Лёша Балашевич! Весь день он был в загонах, а тут решил постоять на номере – и вот! «Один выстрел – один дичь!»

Вечером к нам в гости приехал Андрей Неманский. Многие слышали об этом знатоке и тонком ценителе охоты. Его охотничья страсть, опыт и знания пригодились многим, а уж знаменитое пальто Неманского скоро станет известнее гоголевской шинели. В обеденной зале усадьбы его вид сильно контрастировал с полевой одеждой небритых добытчиков. Шикарная пара из серого сукна с чёрными лацканами, подколотыми булавками из резцов кабана, клубный значок, белая рубашка, туфли – он приехал на Праздник охоты! И своим бравым видом поднял весёлую атмосферу собрания до торжественной, тем более что от имени клуба «Трапны стрэл» вручил подарок ответственному организатору мероприятия Кадету и всему уважаемому собранию – внушительную ёмкость с местным напитком и образец местной закуски.

Следующий день мы проведём в угодьях Поставского района. Два старых палявничих Стась и Иван Иванович будут устраивать нам охоту. Лицензии есть на косулю, кабана и лося трофейного. Именно по поводу лося трофейного и разгорелись нешуточные споры. Трофейный лось стоил достаточно много из-за стоимости самого трофея, т. е. рогов. И лицензия была одна, только на трофейного. Тут мнения участников разделились. Одни предложили, что стоимость трофея, а именно половину от суммы, платит стрелок, первым ранивший или убивший наповал лося, а вторую половину оплачивает весь коллектив и делит мясо на всех. Вторая точка зрения была такова: вся стоимость лося оплачивается коллективно, а трофей достаётся стрелку.

Обе точки зрения имели сторонников и противников, оба варианта были по-своему правильны, но среди всех участников этой ситуации был один, кто оказался категорически против и первого и второго. Это был лось. Он стоял среди молодой поросли берёз и задумчиво скусывал тонкие веточки со сломанного деревца. В полночь (когда споры о нём достигли апогея), в кромешной тьме, он перестал жевать, попрядал ушами, подняв голову, уставился своим коровьим глазом на мигающий оранжевым светом Альдебаран и быстрым шагом направился на юго-восток. (Забегая вперёд, надо сказать, что на следующий день Диманыч увидел в загоне свежий след, уходящий ровно на юго-восток (он сверил его по компасу), на котором была огромная куча свежих лосиных «орехов». Часть этой кучи Диманыч и вынес стрелкам, чтобы не говорили, что здесь лося не было.)

Ночью потеплело, с утра ожидалась перемена погоды. Собаки носились по дому и двору мохнатыми молниями, люди завтракали и привычно собирались. Выехали ещё раньше, чтобы к 7 утра уже оказаться в назначенном месте. Уже светло, небо затянуто, в воздухе – лёгкая дымка. Местность холмистая, с перелесками и логами, заросшими кустарником и бурьяном. Иван Иванович говорит о сигналах рога, которые он будет подавать: «Один сигнал – „Загон начался“, два сигнала – „Зверь взят“, три сигнала – „Сбор. Все ко мне“. Всё просто и хорошо запоминается». Егерь Стась рассказывает о загоне, о том, как пойдут загонщики и где встанут номера. «…Как волки», – успеваю услышать я. При этом глаза Стася вспыхивают колючими искорками. «А у егеря-то, несмотря на годы, кураж не пропал!» И, воодушевившись, я собираю ружьё.

Стась отправляет карабинщиков к косогорам с высокой травой, вторую часть направляет к неглубокой, заросшей балке, третью уводит расставлять сам.

Вхожу в лес, выбираю место и устраиваю номер. Передо мной выворотень, скрывающий меня спереди до пояса, на тридцать-сорок шагов хороший обзор. Тишину нарушают белки. Друг за другом пронеслись по высоким елям. Опять тишина, и чуть слышно заработали собаки. «Аф-аф! Аф-аф-аф! А-я-яй! Ай-ай!» Кто-то ломится по дну балки. Приподнимаю ружьё… Вот-вот… Ещё не выскочил на меня, а уже выстрел! Второй, третий! Стреляют Барон и Кеша. Продолжает ломиться, но уже чуть в сторону. Чёрный, крупный кабан пробегает по склону балки вне выстрела и скрывается под ёлками. Опять заработали собаки, стихли… Небольшая пауза – и вдалеке начинается канонада. В течение двадцати минут слышно больше тридцати выстрелов. В нашу сторону зверь больше не идёт.

Звучит сбор, и мы по телефону узнаём, что взято несколько кабанов. На месте сбора пять кабанов, шестого джипом вытаскивают из низины. Здоровенный кабан! Неманский с интересом смотрит в пасть и оценивает клыки минимум на серебро. Наконец, все собрались и делятся впечатлениями. Отличились Киллер, Митёк, Петрович, Вальдемар, Кадет и Пол: он с пяти выстрелов положил огромного секача! Фотографии с трофеями, часть охотников остаётся разделывать добычу, а часть едет делать ещё один загон, ведь лось ещё не добыт!

На опушке мы оставляем машины и, разговаривая вполголоса, уславливаемся, как будут расставлены стрелки и откуда пойдет загон. Стась говорит, что с большой вероятностью может выгнать лося на указанного охотника. Мы знаем, что о нашей охоте было известно заранее и лося «пасли» уже неделю. Наши стрелки готовы, и мы уверены: они не промахнутся. «Может быть, перекусим?» – переговариваются егеря. – «Возьмём лося, тогда и перекусим». Воистину, эти люди обладают тайными знаниями. Прикоснувшись к неизведанному, я иду в загон. Слева идёт Киллер с Ялтой, поджимающей зашитую лапу. Киллер для острастки стреляет в воздух, взбадривает собак и стрелков.

За эту ночь лось перешёл несколько автодорог, переплыл небольшое озеро, пробежал по деревенской улице под лай собак и остановился в болоте только тогда, когда облака скрыли всё Созвездие Тельца. Орион ещё некоторое время был виден, но это уже не имело никакого значения.

Проходим моховое болото, проходим густое мелколесье: Ялта заработала! Киллер стреляет два раза по козлу, и слышно удаляющийся гон. Ждём несколько минут. Всё тихо. Выходя на линию, поднимаю двух вальдшнепов. Останавливаюсь рядом с Борисовичем: он видел только козлика. Лося нет,и это конец охоте.

Зато вечером в усадьбе состоялось награждение удачливых стрелков, с избранием по старинной традиции Короля Охоты: им стал Пол! Все желающие взяли свою долю добычи, а если кто и отказался, то его доля тоже не пропала. А дальше участники в самом благостном настроении разъехались по домам, хотя самые неуёмные поехали с охоты прямо на охоту. Вот так, благодаря интернету, форуму, желанию участников и таланту организаторов возрождаются традиции. И, как в старые добрые времена, собираются охотники из разных мест, чтобы пообщаться, поделиться опытом, померяться удачей, попраздновать и поохотиться!

Русский охотничий журнал, ноябрь 2016 г.

843

Похожие статьи