Навыки следовой работы

Охота в Европе
Дата публикации:
просмотров: 952
Комментарии: 0

Эта тема очень интересна мне, так как своей рабочей собаки у меня нет и добычу приходится работать и искать (иногда) самому. У немногих местных охотников стало бытовать понятие о том, что если и есть человек в окрестностях, который может вытоптать раненого зверя, то этот человек я.

Это и хорошо, и плохо одновременно. С одной стороны, люди понимают, что необязательно вмешивать незнакомых людей в поиски потерянного подранка, а с другой стороны, я получаю несколько звонков в месяц с просьбами помочь найти зверя. Мне, в принципе, несложно, но одно дело, когда ты, зная угодья и каждую кочку в округе, по какой-то причине уводишь выстрел, причём зверь получает не стопроцентное попадание, и ты ищешь его по истечении 15 или 20 минут, и совершенно другое дело, когда кто-то где-то куда-то выстрелил и к твоему приезду уже перетоптал и перевернул всё, что можно перевернуть на том месте, где находился зверь в момент выстрела…

Как я всегда говорил и говорю, для качественных и результативных охот (речь об охотах с целью планового регулирования численности копытных в округе Кент, Британия, – прим. ред.) необходимо знать свои угодья от и до: размер, форму, рельеф, ручьи/реки, канавы, холмы, заболоченные местности и так далее. Охотник просто обязан знать входы и выходы зверя в угодьях, переходы и тропы, какие активные, какие нет, в какое время суток или время года тропа более активна, а в какое – менее. Сколько особей, состав стаи или стада, предполагаемые приоритеты рациона в данном случае и много другого. Уметь читать следы тоже очень полезный навык, но в реальности его трудно применить в местах с высокой плотностью зверя. В общем, чем больше охотник знает о звере, на которого он охотится, тем результативнее будет каждая его охота.

Моё мнение подкреплено собственной практикой и подходом к делу, которое я люблю, а также тем фактом, что я заочно получаю диплом в сфере менеджмента диких животных и среды обитания. Слишком много информации о угодьях просто не может быть! Например, на данный момент я начал сотрудничать с очень молодой, но многообещающей компанией, которая занимается восстановлением леса, посадкой лесных участков и их обслуживанием и уходом. Работают они очень оперативно и сажают порядка 25–30 тысяч саженцев в день. Получают контракты как от государственных организаций, так и от частных компаний и частных лиц. Моё участие начинается в момент подписания договора о начале работ. Задача заключается в том, чтобы определить уровень ущерба или потенциального ущерба, который может нанести (в моём случае) популяция оленя молодым саженцам. Также я предлагаю возможность контроля популяции с грамотно составленным планом регуляции и возможными видами предотвращения нанесения ущерба. Всё это основывается на вышеупомянутых факторах и тщательном и доскональном изучении контролируемого участка. Установка камер минимум на 10 дней в различных местах угодий, подсчёт лёжек, подсчёт троп и количества выходов и входов. Так что знать угодья – очень важно.

Кроме этого, для хорошей следовой работы необходимо знать реакцию зверя на выстрел и, более того, реакцию раненого зверя, ведь при разных ранениях животное ведёт себя по-разному. Охотник просто обязан разбираться в различных цветах крови, как зверь поведёт себя во время выстрела, если он в стаде/стае или в одиночку. Я писал в одной из прошлых статей о том, как можно вытаптывать подранка или как найти дошедшего зверя.

Опишу возможный сценарий (охота в лесу). Охота с подхода, утро, вы один, в угодьях второй или третий раз (мало знакомы), спустя 40 минут вы вышли на двух молодых самцов оленя в 80 метрах, они вас не видят. Карабин на сошки, вдох и выдох, выстрел под лопатку первому и он пошёл, второй срывается следом за первым, но первый падает через 10 метров. Адреналин, сердце качает так сильно, что тяжело дышать, вы принимаете решение стрелять по второму. (Обычно, если перед вами больше одного зверя, практически гарантировано, что стадо остановится после первого выстрела, пробежав 80–120 метров: для переоценки ситуации, определения, что сейчас произошло и стоит ли продолжать бег. На это решение у зверя уходит от 5 до 35 секунд, что, в принципе, и позволяет сделать ещё один выстрел. Также есть шанс ввести стадо в заблуждение, положив ведущего и замыкающего зверя, что может предоставить возможность взять более трёх особей. Конечно, это не всегда необходимо, так как не все угодья перенаселены и требуют радикального прореживания.) Перекрестье на лопатке второго самца, и в момент спуска вы понимаете, что вас увело в сторону печени… Олень уже был на адреналине, хлопок пули глухой, как по ненатянутому барабану, олень вжимает живот и уходит из поля зрения. Мы знаем что первый самец лёг в 10 метрах, а второй ушёл. Ваши действия?

Стандартная процедура для меня будет выглядеть так. Выжидаем 15–20 минут и подходим к месту, где стоял первый олень во время выстрела. Оттуда подходим к первой цели, проверяем на движение лежащего зверя прикосновением опорной части сошек к глазному яблоку, после досконально изучаем место, где стоял второй олень во время выстрела, и проверяем землю, траву и кустарники на наличие крови (хотя, учитывая, что выстрел пришёлся по брюшной полости, крови в 99% случаях не будет, а если и будет, то минимальное количество). Отсюда проходим очень тихо 80–100 метров в предполагаемом направлении, смотря под ноги, и если безрезультатно, то возвращаемся назад по той же траектории к месту второго попадания. Здесь уже есть несколько вариантов. Первый – оставить тушу в лесу на корм хищникам (не вариант для меня). Второй – звонить другу с собакой (минимум 40–60 минут). Третий – самостоятельный поиск.

Поскольку мы выждали до того, как начали поиск, зверь, скорее всего, остановился не очень далеко и в большинстве случаев уже залёг, а возможно, уже даже дошёл. В момент поиска нужно соблюдать спокойствие и придерживаться правил: не срезать проходы, не отвлекаться и не торопиться. Используем зигзагообразные проходы, круговые проходы и продольные. Последний способ, по моему опыту, самый практичный и наиболее простой для начинающих охотников. Пройдя 100–200 метров в одном направлении, поворачиваешься на 180 градусов и делаешь два больших шага в сторону, проходишь 100–200 метров в обратном направлении к начальному месту и 100–200 метров в противоположном направлении.

Передвигаясь, необходимо смотреть под все поваленные деревья, проверять канавы, проползать под кустами и так далее, так как раненое животное всегда будет искать заниженное и безветренное место для лёжки, если, конечно, не упадёт до того, как найдёт это место. Как я писал выше, всё это нужно делать очень медленно и тихо для избежания подъёма зверя (если в момент подхода зверь ещё живой).

Я всегда считал, что самообразование играет основную роль в следопытных навыках и совершенству нет придела. Практические навыки нельзя заменить никакой литературой. Также нельзя забывать, что один и тот же зверь может вести себя совершенно иначе, находясь в других погодных условиях или другом климате. Стоит заметить, что у нас зверь ведёт себя более спокойно по причине полного отсутствия каких-либо крупных хищников и загонных охот. А вообще, каждая ситуация индивидуальна и радикально отличается от предыдущей!

Русский охотничий журнал, февраль 2019 г.

952