Латвия: возможна ли весенняя охота?

Охота в Европе
Дата публикации:
просмотров: 162
Комментарии: 0

Уже много лет, следуя постулатам Директивы Европейского союза об охране диких птиц, в Латвии запрещена весенняя охота на любой вид пернатой дичи, в том числе и на водоплавающих. Однако гуси во время весенней миграции создают массу проблем – в большом количестве поедают всходы озимых и обчищают поля, засеянные летними сортами зерновых и бобовых.

Урон, наносимый дикими гусями посевам в Латвии, варьируется по регионам, однако за последние три года он возрастает повсеместно. Ввиду долгой и холодной весны в Латвии и холодов в северной части Европейского материка в прошлом году гуси оставались в нашей стране почти до конца мая. Многие птицы осели и вывели птенцов, тем самым пополнив местную популяцию. В Лиепайском районе, в окрестностях одноимённого озера, прошлой весной активность серого гуся и других пород была очень высока. По наблюдениям орнитологов и охотников, были многочисленные выводки птенцов серого гуся.

После холодного лета 2017 года и не слишком холодной зимы – в декабре 2017-го в Латвии температура всё ещё была выше нуля, иными днями даже +8 градусов – в большом лагунного типа Лиепайском озере на зимовку остались около 2000 гусей разных пород. Данные подкрепляются фотографиями и наблюдениями орнитологов. Это подтвердил также один из ведущих специалистов, полевой наблюдатель и орнитолог Карлис Миллерс. Тем самым западная жемчужина Латвии – Лиепая – стала самым северным местом в Восточной Европе, где зимуют гуси. K. Миллерс рассказал, что гуменники, белолобые и другие породы гуся в Латвии не гнездятся. Перезимовав, они отправляются на гнездовья в северных регионах. Серий гусь, напротив, всё чаще выводит птенцов в нашей стране.

Почему важен весенний запрет?

Главное, что должны понимать все охотники, – запрет на весеннюю охоту идёт на пользу всем, акцентирует представитель балтийских стран в Международной ассоциации организаций охотников и защитников природы (FACE), главный редактор журнала «Охота» в Латвии и Литве, охотница со стажем Линда Домбровска. Если мы хотим охотиться не только сегодня, но и в будущем, если мы хотим обеспечить возможность охотиться на водоплавающую дичь нашим детям и внукам, то мы должны позаботиться о сохранении численности и разнообразия пород птицы. Запрет на охоту весной, в период создания пар и начала гнездования, – это один из инструментов долгосрочного и бережного хозяйствования.

Во времена, когда создавалась Директива Европейского союза по охране диких птиц, в Европе вообще не существовало самой идеи об охране каких-то пород птиц или животных на европейском уровне. Некоторые страны что-то регулировали, но общая мысль допускала весьма свободное отношение к использованию охотничьих ресурсов, ведь они неисчерпаемы, рассказывает Л. Домбровска. Однако оказывается, что такое потребительское отношение может сказаться на количестве птицы весьма скоро. Поэтому в 1979 году была создана «птичья директива». С тех пор многие породы птиц, в том числе и гуси, восстановили численность и даже перешли в разряд вредителей. Особенно большие проблемы возникают в местах гнездования европейской популяции. Например, в Нидерландах гусей чрезвычайно много, они наносят колоссальный вред посевам, и до середины апреля в этой стране ведётся интенсивная охота на гусей, причём используется не только стрелковое оружие, но и химикаты.

Директива по охране птиц была создана как долгосрочный инструмент, однако на данный момент она несколько устарела, считает Л. Домбровска, к тому же документ писался для девяти стран-участниц, а не для двадцати восьми. Ситуация в каждой стране отличается, а Директива в её первоначальном виде недостаточно эластична.

Может показаться странным, но эта негибкость и несоответствие современной ситуации не совсем негативный нюанс: популяция различных пород птиц оценивалась на момент создания Директивы, и теперь охраняемые породы исключить из списков не так уж просто. Интересный факт. В 2004 году FACE и Bird Life International заключили договор, что ни одна, ни другая сторона не будут открывать Директиву и вносить поправки. С одной-единственной целью – защитить охоту и её будущее. Л. Домбровска поясняет, что, если Директива будет открыта, последуют самые разнообразные изменения. Например, немцы, которые хотят развивать ветряные электростанции, пожелают внести поправки, позволяющие ставить ветряки на природоохранных территориях. А чтобы общество не очень возмущалось, придётся чем-то пожертвовать, и, вполне вероятно, пожертвуют именно охотой.

Совсем недавно был поднят вопрос о пересмотре Директивы по охране птиц и аналогичного документа по охране биотопов. FACE и Bird Life International снова выступили против и призвали сохранить эти документы в их первоначальном виде. Важно знать, что страны имеют возможность переносить одну или другую породу животных или птиц из одного приложения Директивы в другое и тем самым менять способ менеджмента: охрану, частичное или полное использование как охотничьего ресурса.

С точки зрения охотников всё не так плохо. В Директиве есть статья номер девять, которая вполне служит интересам охотничьего хозяйства и нуждам каждого из охотников. Статья предусматривает исключения для каких-то конкретных пород. Основанием могут служить интересы безопасности общества, научные исследования, сохранение популяции, однако страна должна предоставить научно обоснованное пояснение. Также Директива предусматривает обстоятельства, при которых могут выдаваться отдельные разрешения, как это делается в случае нанесения ущерба поголовью скота, рыбы и раков, посевам и посадкам.

Есть две страны, где охота весной, не считая ситуаций с ущербом посевам, когда по специальным разрешениям можно отстреливать птиц, разрешена. В горных регионах Австрии разрешено охотиться на глухаря. Австрийцы предоставили материалы объёмного исследования, которое доказывало целесообразность охоты. Более того, на основании полученных данных был сделан вывод, что запрет на охоту негативно скажется на популяции глухаря. Вторая страна – это Мальта, где просто нет другой возможности охотиться, как только весной, во время весенней и осенней миграции, рассказала Л. Домбровска.

Потравы

При бережном отношении к промысловым породам птиц и животных и разумной добыче популяции процветают. В Латвии хорошими примерами могут служить как благородный олень и лось, так и косуля и даже волк. Многие охотничьи кружки стараются способствовать увеличению количества уток – строят искусственные гнёзда и подкармливают птиц. Пока что простые наблюдения подсказывают, что птиц не становится меньше. Но у каждой монеты есть оборотная сторона. Всем нужно питаться, а в стране с развитым аграрным хозяйством конфликт сельскохозяйственников и дикой природы неизбежен.

В прошлом году больше всего пострадали посевы ржи. Из заявок на компенсацию почти половина – 47% – поступила от владельцев угодий, возделанных под этот злак. 27% сельскохозяйственников подали заявку на возмещение ущерба, нанесённого посевам фасоли и бобов. Также гуси, лебеди и другие птицы нанесли урон полям овса, летнего ячменя и рапса. По наблюдениям, в 82% случаев виноваты были именно гуси различных пород.

Многие охотники, а также землевладельцы и пользователи, не раз поднимали вопрос об отмене весеннего запрета на охоту, но против европейского закона страны-участницы бессильны. И не так уж он нелогичен и неполезен.

К тому же не для всех гуси, а также птицы других видов, да и вообще всякая живность на полях, являются проблемой. Всё чаще наблюдается удивительная картина: отлично возделанные поля, ровные ряды, оставленные трактором, зелёные ростки – а на поле ни души. Рядом другое поле, та же картина, однако на нём жизнь кипит вовсю. Орнитолог рассказывает, что наблюдал за полями в конкретном месте, в центральных регионах Латвии, несколько недель. В одном селении на территории нескольких сот гектаров несколько дней жизнь била ключом. Потом приехал трактор и начал опыление... После на этом поле не было ни одной птицы. К. Миллерс с сожалением признал, что в Латвии всё чаще применяются химикаты, и они гораздо сложней и серьёзней, чем то, что использовалось в советские времена. Так что современные методы ведения сельского хозяйства вредят дикой природе и популяциям птиц не меньше весенней охоты, а может, и больше, считает он.

Охота на потравах даст результат?

Задавая такой вопрос орнитологу, конечно же, не ожидаешь особо положительного ответа. К. Миллерс считает, что в отдельных местах или районах такой подход даст результат. Гуси – исключительно умные птицы и быстро учатся. Если владелец полей, если он сам охотник или кто-то, кто согласился помочь (но от охотников не было бы отбоя, надо полагать), получит разрешение весной изъять из стаи несколько экземпляров, то гуси очень скоро поймут, что на этом конкретном поле небезопасно. Их станет гораздо легче спугнуть. Они станут больше бояться пугал и движения вблизи поля. Кстати, пугала, а также газовые пушки, создающие шум, похожий на звук выстрела, или какие-то другие отпугивающие мероприятия – обязательное условие получения компенсаций за урон, нанесённый мигрирующими птицами. Если хозяин сельскохозяйственных угодий сам не озаботился защитой посевов, то и компенсации ему от государства не полагаются.

Oднако в местах, где гнездится серый гусь, отстрел мигирующих птиц на потравах – не решение. Серий гусь начинает выводить птенцов уже в начале апреля. Значит, существует возможность, что на озимых посевах эти гуси – родители будущих серых – могут погибнуть, и птенцы в результате тоже не переживут свою первую весну. В масштабах одной стаи урон может быть и не очень существенный, но для популяции активная охота в этот период может означать гибель части целого поколения, считает К. Миллерс.

Компенсации

Землевладельцы и пользователи считают, что процедура получения разрешения на отстрел гусей на потравах весной слишком сложная. Нужно обращаться в Управление по охране природы и заполнять запрос. В документе нужно указать цель и доказать необходимость проведения охоты. Именно эти нюансы кажутся рядовому охотнику или землевладельцу, который готов его нанять, самой большой преградой. Но что самое скверное, даже в такой маленькой стране, как Латвия, оценка ситуации и составление ответа занимает слишком много времени. Зачастую владелец земли или хозяйства даже не успевает отправить запрос, как его поля уже вытоптаны и объедены подчистую. Сами чиновники считают, что подать заявку не так уж сложно.

В управлении объясняют, что согласно латвийскому закону об охоте гуси и утки вне установленного сезона, в отличие от млекопитающих, приравниваются к непромысловым породам: разрешение на их добычу выдаётся Управлением по охране природы в конкретных случаях, в том числе чтобы не допустить урона сельскохозяйственным культурам. Кстати, это относится не только к водоплавающим, но и к сухопутным птицам и животным: зубрам, выдрам, аистам, цаплям, бакланам и другим. Tакой порядок предусматривается Директивой Европарламента и совета от 30 ноября 2009 года, номер 2009/147/ЕК «Об охране диких птиц».

Представитель отдела администрирования компенсаций Управления по охране природы Гиртс Барановскис рассказал, что учреждение администрирует компенсации за ущерб сельскому хозяйству, нанесённый дикими животными и птицами, с 2016 года. За это время, то есть за два сезона, выплачено компенсаций на сумму почти 350 000 евро.

Ущерб, нанесённый посевам злаковых, подсчитывается согласно объёму расходов. Для каждого вида посевных культур он разный. Например, размер компенсации за самый популярный вид злаковых среди гусей – за летнюю пшеницу – в прошлом году был 225 евро за гектар.

В условиях сегодняшнего дня, с запретами, установленными Европой и законодательством Латвии, деятельность охотников, крестьянских хозяйств и больших сельскохозяйственных компаний находится под контролем. По личному мнению Г. Барановскиса, не всё, что нам мешает, нужно обязательно истребить. Многие из тех неисчислимых стай птиц, что повинны в ущербе, нанесённом посевам, относятся к охраняемым породам. Управление считает, что лучше всё-таки владельцам земель постараться защитить посевы, нежели прибегнуть к помощи охотников. Ведь всегда есть возможность перепутать породу гусей, например, белощёкую с канадской казаркой. Oхота на белощёкую в Латвии под строгим запретом. И тогда вместо охраны полей от ущерба, нанесённого гусями, охотники могут сами навредить популяции редких птиц. И всё-таки теми же самыми законами каждому даётся возможность решать проблемы в необходимом ключе. Такой подход диктуется целенаправленным переходом к устойчивому охотничьему хозяйству с долгосрочными целями.

Существует много несложных способов отпугивания птиц и животных из своих угодий и полей, а если это не работает, государством разработана система компенсаций, указывает Барановскис. Если же ни один из способов отпугивания не работает, если поля пострадали от массовых налётов гусей и единственным решением проблемы кажется отстрел, есть возможность получить в Управлении по охране природы одноразовое разрешение на отстрел гусей на потравах и заняться активной защитой полей. При такой системе в выигрыше остаются и охотники, и все другие жители страны, ведь, ограничивая охоту на птиц в период создания пар и гнездования, мы сохраняем всё разнообразие живой природы для наших потомков и будущих охотников.

Русский охотничий журнал, август 2018 г.

165