Испания: гредосский козерог и другие звери

Охота в Европе
Дата публикации:
просмотров: 505
Комментарии: 0

Поездка эта планировалась еще год назад. Я собирался ехать к уже хорошо знакомому организатору Анхелю, предлагающему отличные охоты в Испании по ценам, заметно отличающимся от цен московских контор и испанцев, приезжающих к нам на выставки.

Компаньоном в этой охоте был мой старинный товарищ Максим. Наша программа на этот выезд состояла из гредосского козерога и кантеберийской серны. Поскольку с серной там все непросто (на район, где мы должны были охотиться, всего 4 лицензии на сезон), то охоту и все остальное мы заказывали очень заранее. В последний момент заставила понервничать авиакомпания «Иберия» – из-за всеобщей забастовки практически до последнего дня было непонятно, летим мы или нет. Лучше в Испанию летать «Аэрофлотом»: надежнее, да и места в экономе намного просторнее, чем у испанцев, так что небольшая разница в цене – минус несущественный.

Пять часов – и мы в Мадриде, получаем багаж, в комнате полиции встречаемся с Анхелем, получаем оружие и через несколько минут уже грузимся в «тойоту» и выдвигаемся в район охоты. По дороге заехали в большой супермаркет и купили еды непосредственно для охоты: резаных хамонов, сыров, бананы, смеси сухофруктов и упаковку спортивных углеводных напитков.

Уже под вечер заселились в гостиницу. Одной из особенностей охоты в Испании является отсутствие такого понятия, как охотничий лагерь или база. В любой глуши есть отличный ресторан и отель со всеми удобствами за 50-60 евро в сутки. Утром после подъема где-то в полпятого и кофе с круасанами на улице нас встречал еще один гид. Точнее – гид-переводчик, высокий парень в очках, лет под 30, похожий на Паганеля из «Детей капитана Гранта». В Испании немногие говорят по-английски, а егеря на охоте вообще совсем никак не говорят, ни слова. «Паганель» немного говорил, правда, с тяжелым акцентом. План был таков: я охочусь с «Паганелем» здесь, Максим едет с Анхелем за 120 верст на другую сторону горного массива.

Гредосские горы находятся в самом центре Испании, а одноименный козерог является, пожалуй, визитной карточкой испанской горной охоты. Это крупный темный козел с рогами, красиво изогнутыми в форме лиры. Из четырех козерогов Испании гредосский – самый востребованный, и охота на него немного дороже, чем на другие виды. Известный американский писатель-охотник Крэйг Боддингтон в своей статье о горной охоте в Испании отметил, что если ехать в Испанию только за одним козлом, то это, без сомнения, должен быть гредос. Тем более что Анхель пробил нам охоту в известной частной территории, где шанс взять «большого» был велик.

Садимся в старенький джип-«ниссан» «Паганеля», в ближайшей деревне берем на борт двух гидов – местных парней моего возраста, приветливых, но по-английски, разумеется, ни слова – и выдвигаемся в горы. За бортом минус один, время семь утра, оставляем машину и идем по долине ручья где-то час, по дороге то и дело встречая самок с козлятами. Был октябрь месяц, гон еще не наступил, и рогачи держались заметно выше. В конце долины остановились, стали биноклевать по склонам, на противоположном, далеко и высоко, видим светло-коричневые точки – козлы. Говорят, ничего интересного. Спрашиваю, как это вы без трубы решили? Рогов отсюда в бинокль ну никак не увидать. Говорят, по цвету – так выглядит молодняк, козлы постарше – серее и с брюха на грудь у них идет черная шерсть, а по-настоящему большие козлы – черные.

Решили подниматься по своему склону, он шел вверх уступами и сильно порос стлаником – подойти к зверям там было проще. По дороге встретили первых козлов, и первый попавшийся – вполне себе стрелябельный, на «бронзу». Причем совсем беспечный, подпустил на 150 метров, долго нас разглядывал. Потом, кстати, козлов видели много, но такие дураки больше не попадались.

Часа за полтора поднялись на первый уступ и продвинулись вдоль него чуть вперед, не спешили, но и не останавливались. По дороге один гид (молчун) отделился и пошел левее и выше, оттуда по рации он должен был корректировать нас и смотреть по другому склону что-нибудь стоящее. На уступе мы залегли и стали биноклевать. Видели две группы – одну небольшую из молодых козлов и перед нами целый гурт с неплохим козлом во главе на поросшем стлаником склоне.

Побиноклевали где-то час, за это время поднялся «молчун» и доложил, что он видит этого козла, но наверху есть троица поинтереснее. Идем вверх – на этот путь у нас ушло полтора часа. Наверху было плато, сильно поросшее стлаником. Гид по рации сказал, что там есть три неплохих козла, но чтоб увидеть, надо обойти. Идем, как нормальные герои, в обход по стланику, и я в очередной раз поминаю себя «добрым словом», потому как забыл дома гетры.

Дошли до нужного места, из трех козлов видим одного, точнее рога одного, торчащие из-за камней, остальные ниже. До рогов 150 метров. Подойти ближе не получится, подшумим. Ждем где-то час – ничего не происходит. Парни посовещались и решили толкнуть козерогов снизу. План таков: «Паганель» спускается, появляется ниже козлов, и они вылезают к нам на плато. Правда, раз «Паганель» уходит, то появляется проблема коммуникации с моими неанглоязычными спутниками. Договорились, что мое общение со старшим на тему которого стрелять, будет выглядеть следующим образом. Слева направо, первый, второй, третий: уно, дос, трэ. Какого говорит, такого и стреляю. «Паганеля» не было с полчаса, и тут началось – передо мной выскочил на камень козел, рога которого мы все это время наблюдали, Хорхе очень многозначительно кивнул мне, я мимикой дал ему понять, что хотелось бы посмотреть остальных. Он уже более определенно ткнул пальцем в сторону козла со словами: «Бум! Бум!» До козла было 150 метров, и он был ничуть не лучше, чем те, что мы видели раньше. Другие ушли низом, а стрелять этого у меня и в мыслях не было. Козел, видимо, подумал: «Ну, как хотите», – и ушел вниз, за своими собратьями.

Мы подбежали к склону, увидели, что эти козлы соединились с другой большой группой, и все с шумом начали спускаться. Там были неплохие экземпляры, но уже на ходу и далеко, в плотном потоке других животных. Решили и мы спускаться. Достаточно крутой и долгий спуск без палки утомил больше, чем подъем. У ручья мы были к четырем часам пополудни. Накрыли поляну – хамоны, вкуснейший испанский хлеб, сыры, вино, сухофрукты. Перекусили, скинули ботинки и полчаса поспали. Спрашиваю о дальнейших планах на сегодня – говорят, идем домой, вернемся завтра и пойдем дальше по верхам.

Пошли к машине, буквально метров через 500 пути «молчун», шедший впереди, резко остановился и стал осматривать в бинокль противоположный склон – сегодня мы там не были. Показал коллегам, все оживленно начали повторять «негрос, негрос» (черный). Смотрю в бинокль и я – в километре от нас наверху группа козлов, среди которых один сильно выделяется темным цветом. Перед ними был достаточно пологий и открытый склон, по которому они подойти нам не дадут. Другой вариант – идти в лобешник метров 800 на достаточно крутую гору, и тут мы незамеченными выходили бы на них на выстрел. Скинули рюкзаки – и вперед, тут уже пришлось попотеть, но ожидание скорой встречи с настоящим трофеем гнало вверх, ноги сами двигались все быстрей и быстрей.

Вышли на исходную, высовываемся из-за камня, козлы кормятся чуть под нами, как на ладони, 250-270 метров. Кладу винтовку на рюкзак, кто из животных кто – уже видно без гидов, стреляю. Потерял отдачей картинку, козлы смешались, побежали, перезарядился, шарю оптикой по склону, ищу своего. Парни хлопают меня по спине. Лежит. Подходим – красивый черный козел. Меряем – по минимуму на «ЗОЛОТО». Вот это да!

Где-то к восьми вечера подошли к машине. Получили хорошие вести от наших товарищей – Максим только что, уже под темноту, взял золотомедального козла. На этом первую часть нашего марлезонского балета можно было считать благополучно оконченной. Дальше нам предстоял шестичасовой переезд на север Испании за канте7ерийской серной. Из всех серн это самая маленькая, весом 20-25 килограммов.

Остановились в гостиничке в небольшой деревушке. Место очень популярное среди туристов всех мастей: тут и альпинисты, и спелеологи (там были какие-то необычные пещеры), и рыбаки, ловившие нахлыстом форель в горных ручьях.

Полшестого утра – выезд в горы. Встречаем гидов и разъезжаемся. Горы тут совсем другие. Они небольшие, но много крутых участков, где, собственно, и держится серна, и в сравнении с относительно легкими для ходьбы гредосскими горами передвигаться по ним заметно сложнее.

Оставили машину у подножия длинного хребта и начали подъем. Планировали пройти вдоль по хребту, посматривая серн с обеих сторон. Подъем крутой, шли не спеша, где-то через час мне приходит эсэсмэска, не достаю телефон, чтобы не останавливаться и не сбиваться с темпа. Еще минут через 20 забрались, присели перевести дух. Читаю сообщение от Максима – взял отличную серну, спускаемся. Быстро он!

Мы же после нескольких часов ходьбы по хребту с остановками и тщательным биноклеванием ничего кроме старого помета на тропах не обнаружили. Пришлось возвращаться в гостиницу обедать и корректировать планы. Тут, понятно, ловить нечего, лучше охотиться где-то в другом месте. Да и гид, как мне показалось, оперативной обстановкой не совсем владеет. Его и охотничьим гидом-то можно назвать с большой натяжкой. Он водит туристов по горным маршрутам и с охотниками имеет дело не чаще раза в году. Так что дальше будем охотиться с Хорхе, молодым парнем, с которым утром отстрелялся Максим.

Участок, куда мы приехали, был весьма своеобразен: холмы с отдельными скалами, порой очень крутыми – в этих скалах и должны обитать серны. Ездили на машине и искали в бинокль животных, разок видели оленей и косуль. На одном из таких участков я заметил серну – хоть увидел, как она выглядит. Этот козлик кормился на склоне невысокой, но крутой скалы, ближе к вершине. Перед ним все открыто, поэтому решили скалу обойти, подняться, пройти поверху и оказаться над серной. Пошли, точнее, полезли – поднимались с помощью всех четырех конечностей (только Хорхе – на трех: он резво карабкался, весь путь набивая одной рукой эсэсмэски подругам). На исходную выходили очень медленно, стараясь не шуметь. Осторожно выглянули – серны нет. То ли все-таки подшумели, то ли козлик сменил место по другим причинам.

Рано утром вернулись в тот же район и отправились низом по долине между двух не очень высоких, но достаточно протяженных склонов. Примерно через час вдалеке засекаем большую группу серн, голов двадцать. Где на четвереньках, где и ползком примерно через полчаса выходим на выстрел. Серны стоят чуть выше нас на скалистом склоне. До них 320 метров, угол небольшой, стрелять очень удобно. Кладу винтовку на рюкзак, парни быстро объясняют мне, где лучший трофей, стреляю. Всех серн как ветром сдуло – без потерь личного состава. Как же так?! Ну не мог я промахнуться. Дальше пару часов преследовали, пробовали скрасть тех же серн, но на выстрел они нас так и не подпустили, ушли вплотную к какой-то деревне – как мне объяснили, в закрытую для охоты зону.

Пошли пытать счастья в другом направлении, но никого кроме косуль так и не увидели. Не давала покоя мысль: ну почему же я не попал – практически без ветра, в идеальных условиях.

Может, где-нибудь карабин приложил прицелом? Надо проверить винтовку. Поставил на открытом месте камень с небольшой арбуз, отошел на 320 метров, выстрелил и попал. Значит, дело было в стрелке, а не в прицеле.

Оставался последний вечер охоты – завтра надо было возвращаться в Москву. Решили пытать счастья там, где взял серну Максим. Место сильно отличалось от тех, где мы были раньше. Это были не очень высокие, но крутые скалы, внизу извивалась быстрая горная речка, параллельно которой шла дорога. Мы передвигались от одной точки с хорошим обзором к другой, высматривая серн. На довольно крутом склоне обнаружили одинокую кормящуюся серну. В лоб к ней никак не подняться – серна стояла выше открытого участка с сыпухой, где мы были бы как на ладони. Единственная возможность подняться в этом месте была по правой стороне горы. С виду крутовато, потогонно и непросто, но без экстрима.

Скинули с себя лишнюю одежду и начали карабкаться вверх. Подъем занял минут сорок. Последний участок шли очень осторожно, стараясь не шуметь, понимая, что другого шанса уже не будет. Мы должны были выйти чуть выше и совсем рядом с серной, поэтому я заранее поставил кратность прицела на минимум. У самого уступа, под которым паслась серна, зверь все-таки почуял нас и побежал по сыпухе вверх. Я был к этому готов – карабин с выключенным предохранителем в руках, до серны не более полусотни шагов. Касаюсь перекрестьем прицела плеча бегущего зверя и, не останавливая движения, нажимаю на спуск. Серна падает, катится вниз и тормозит на большом валуне. Старый козлик с небольшими, как у всех серн этого вида, рожками. Потом мы долго искали удобную площадку, чтобы сделать фотки, не загремев вниз, а спустились, когда уже совсем стемнело. И отметили великолепным ужином с вином счастливое окончание короткой, но интересной охоты.

Пора домой, но не хочется прощаться с этой страной древних охотничьих традиций и живописной природы. Мы говорим «до свидания», чтобы вернуться туда снова.

Русский охотничий журнал, февраль 2015 г.

505

Похожие статьи