Европа
Дата публикации:
просмотров: 517

Чисто английская охота

Комментарии: 0
Охота на фазана в Англии

В Англии очень часто охота – много больше, чем просто охота. Особенно когда речь заходит о загонной охоте на фазанов. Это скорее светский раут, если хотите.

Как-то вечером моя жена поинтересовалась, не желаю ли я «съездить на фазанов». Будучи однажды в кругу своих подруг, она обмолвилась, что муж ее подсел на охоту, и одна из ее англо-шотландских знакомых в ответ сказала, что ее муж – охотник с большим стажем. Слово за слово – так и сговорились они своих мужей познакомить на этой ниве.

Из ружья я стрелял до этого только по тарелкам – благо в получасе езды очень хороший стрелковый клуб. На птицу я никогда до этого не ездил, однако всегда хотел попробовать.

В Великобритании это очень популярный вид охоты, хотя и недешевый. Разведением фазанов для охоты занимаются многие поместья и охотугодья, и бизнес весьма прибыльный – в зависимости от расположения, гламурности места и количества птиц стоимость охоты может доходить до 10 000 фунтов в день. За эти деньги компания из 10 стрелков может добыть 250-300, а то и более птиц за день. Самое смешное, что и здесь по местной традиции охотники после охоты могут оставить себе лишь пару фазанов. Все остальная дичь достается поместью и, в конце концов, попадает на прилавки супермаркетов.

Мне повезло – стрелять меня приглашали в синдикат. Это тоже распространенная форма организации охоты. Группа из, как правило, десяти стрелков выкупает блок из нескольких дней охоты сразу на год вперед. Обходится это им не в пример дешевле. Однако если один из охотников в оговоренный день прибыть не может, то приходится искать ему замену – или пропали денежки. Меня как раз и пригласили на такую подмену. Причем пригласили за два месяца до самой охоты (!). Здесь вообще народ отличается долговременным планированием. Скажем, совершенно нормально двум знакомым в августе договорится о ланче, скажем, 1 ноября в 12 часов в оговоренном месте. И без лишних напоминаний они там и встретятся. Нам, привыкшим, что 12 месяцев – очень долгосрочная перспектива, это кажется сначала противоестественным, но потом привыкаешь.

На досуге я прочитал пару книжек на тему, чтобы не выглядеть откровенным новичком. Итак: обязательная рубашка и галстук, причем галстук желателен охотничьей тематики. Твидовая куртка и короткие брюки – бриксы. На ногах – гетры с забавными помпончиками и туфли, а в плохую погоду зеленые резиновые сапоги – веллингтоны. Помпончикам следует выглядывать из-под брюк, над голенищами сапог. Шляпа, а еще лучше кепи, должна венчать этот традиционный английский охотничий костюм. Гетры и бриксы я, признаюсь, оставил на следующий раз, ограничившись брюками цвета хаки, заправленными в резиновые сапоги. Все остальное – согласно этикету.

В день «Х» с самого утра за окном шел какой-то жуткий тропический ливень. «Смоет нас так», – пришло мне в голову. Еще я подумал, что в такую погоду ни один фазан не взлетит даже под дулом пистолета, и полез в смартфон, где метеопрогноз Би-Би-Си обещал дождь с 4 до 6 утра, а затем облачную погоду, но без осадков. И почти ровно в шесть дождь прекратился. Я в очередной раз поразился, насколько точно местные метеорологи умеют предсказать погоду на ближайшие 24 часа. Прогнозы за пределами этих временных рамок часто не сбываются, но в краткосрочном прогнозировании равных англичанам просто нет.

После часа езды по проселочным дорогам графства Кент точно в назначенное время я прибыл в указанное место. Охота проводилась на землях, принадлежащих большой ферме. Дорожка упиралась в гараж с сельхозтехникой. Чуть в стороне я увидел импровизированную стоянку, на которой уже было несколько машин, в основном внедорожников местного разлива. Сразу за парковкой стоял вагончик с большими окнами, занавешенными тюлем. Сквозь них виднелись люди, сидящие за столом. Я вошел внутрь. Меня встретил мой новый знакомый Стивен, который представил меня своим друзьям.

Началась охота с традиционного английского завтрака – яичница с беконом и фасолью, сосиска, тосты с маслом и джемом, кофе. Далее – все согласно заведенному ритуалу. Сначала собираются чаевые для загонщиков. Потом среди стрелков по кругу пускается записная книжка – маленький тотализатор. Каждый пишет свое имя, количество птиц, которое, по его мнению, вся компания в этот день подстрелит, и кладет 10 фунтов. Тот, чей прогноз окажется наиболее точным, получает этот джек-пот. Правда, выигрыш этот только тешит самолюбие, ибо по традиции после охоты и охотники, и загонщики едут в местный паб, и счастливчик, получивший эти 100 фунтов, тратит все деньги на выпивку.

Тем временем организатор проводит короткий инструктаж по безопасности, напоминает не стрелять птиц-альбиносов – за это полагается штраф в 25 фунтов. Затем тянется жребий на номера. В кожаном несессере десять пластмассовых полосок, на каждой из которой выбит номер. Я вытягиваю полоску с цифрой «пять» – это мой номер на первый загон. В следующий раз я прибавлю к этой цифре три и окажусь на восьмом номере, и так далее. Делается это ради справедливости, поскольку птицы, естественно, летят не равномерно. Количество загонов при этом определяет организатор охоты – исходя из того, как набирается общая сумка. Нам определили максимальное количество в 150 птиц.

Выходим на улицу – загонщики и подборщики с собаками толпятся неподалеку. Наконец они грузятся в несколько машин и отбывают, а мы неторопливо идем следом и выходим на большое поле, примыкающее к леску. Подхожу к своему номеру – торчащей из земли палке с цифрой «пять». Справа и слева от меня на расстоянии примерно 30 метров друг от друга в линию расположились другие охотники.

Стрелять полагается только птиц, летящих выше деревьев. Все что ниже – табу. Во-первых, моветон, во-вторых, небезопасно, так как можно попасть в загонщика. Рядом стоит Стивен и говорит, что птица, скорее всего, во время первых загонов будет лететь плохо. Я расчехляю ружье, высыпаю пачку патронов в карман, надеваю наушники. Некоторые охотники носят на поясе патронташи, но мне удобней доставать из кармана. Далее на глаз определяю сектор в 30 градусов. Все, что за пределами сектора, уже не мои птицы. В принципе, поскольку все друзья, подстрелить чужую птицу тут считается доброй шуткой, если, конечно, не усердствовать. В коммерческих же охотах, когда вокруг чужие люди, сначала предупредят, а потом просто попросят на выход.

Наступает ожидание. Позади нас расположились подборщики птиц с собаками. Земля серьезно раскисла, и с сапог отваливаются налипшие комки грязи. Через десять минут тишины вдалеке начинают слышаться резкие крики загонщиков – УАРРРГ! УАРРГ! В руках у них громадные пластиковые мешки, в которых у нас перевозят сахар. Они закреплены на деревянных ручках. Загонщики машут ими – раздаются громкие щелкающие звуки.

И вот из-за леса начинают вылетать одиночные фазаны. Как и ожидалось, многие сразу пикируют и садятся на землю недалеко от охотников. Летят еще и еще. Вот один направляется ко мне. Я жду, пока он подлетит поближе, провожу стволом и стреляю. Фазан в полете картинно закрывает глаза, складывает крылья и камнем падает на землю. К нему тут же срывается собака. На меня вылетает второй, третий фазан. Один летит ровно между мной и соседним стрелком. Мы дружно задерживаем выстрел из уважения друг другу, а потом одновременно стреляем. Птица, в которую попадает двойной заряд дроби, просто взрывается в воздухе. Нас обдает дождем из пуха и перьев. Тем временем на опушке леса появляются загонщики. Звучит свисток – загон окончен. Я записываю себе в актив четыре с половиной птицы, с учетом того последнего, которого мы подбили вдвоем. Подборщики приносят птиц к прицепу, на котором стоит деревянная рама. Они связывают фазанов разного пола попарно. Такая связка называетcя brace.

Охотники собираются в группу и начинают громко делиться подробностями прошедшего загона и количеством подстреленных каждым птиц. Нас ведут на следующее поле. Мы проходим мимо окруженной сеткой лесной поляны с кормушками и поилками – разведение фазанов тут поставлено на широкую коммерческую основу. За поляной виднеется небольшой прудик, на котором плавают утки.

Нас опять расставляют по номерам, и все начинается сначала. После второго загона – традиционный аперитив. Прямо на капоте внедорожника, который тянет прицеп с отстрелянными птицами, расставляются маленькие рюмки, в которые организатор наливает ликеры и наливки домашнего производства. Мне особенно пришлась по вкусу sloe gin – настойка джина на ягодах терновника.

После третьего загона приходит время обеда. Его устраивают прямо на открытом воздухе. Горячий гороховый суп, различные местные деликатесы, вино. Во время перерыва организатор подсчитывает отстрелянных птиц и решает: для того чтобы достичь требуемой цифры в 150 птиц, надо провести еще два загона.

Следующий загон проходит у молодого лесочка, который шутки ради засадили по типу лабиринта. Неожиданно после нескольких одиноких птиц на нас вылетает плотный поток фазанов. Ощущение налета эскадрильи бомбардировщиков. Начинается лихорадочная стрельба. Все охотники жадно торопятся стрелять, и качество стрельбы неминуемо падает. Многие птицы легко пролетают эту стену огня. Я тоже невольно включаюсь в этот ажиотаж. От возбуждения патроны сыплются на землю – я промахиваюсь мимо стволов. Выстрелы становятся все более лихорадочными и все менее точными. Наконец поток птиц прекращается, стрельба стихает, и все охотники переводят дыхание. Да, не потерять голову в такой ситуации очень сложно!

Из-за леса вылетает пара уток. Идут они намного выше фазанов и практически вдоль линии стрелков. Один промах, второй, третий. Они как будто дразнят нас. Вдруг, когда утки уже почти пролетели мимо, какому-то стрелку все же удается зацепить одну из них. Та, не падая, машет крыльями в воздухе, как зависший вертолет. Вторым выстрелом ее сбивают. Утка срывается вниз и падает с ревом подбитого истребителя. К ней тут же устремляется собака.

Организатор тем временем дает сигнал окончания охоты, и мы все возвращаемся на парковку. Происходит финальный подсчет птиц – 139. Чуть не хватает до 150, но сегодня было много промахов. Каждый из нас получает свой трофей – связку из двух фазанов. Мы усаживаемся в машины и перемещаемся к ближайшему пабу, куда чуть позже подтягиваются и загонщики. Там за пинтами эля продолжается оживленная беседа, а я прощаюсь с новыми друзьями и убываю домой.

Русский охотничий журнал, июль 2017 г.

517