В Северный Тянь-Шань через 25 лет

Охота в Азии
Дата публикации:
просмотров: 263
Комментарии: 0

Есть в Казахстане несколько мест, которые в силу географических, климатических и других обстоятельств, значительную часть года труднодоступны. Естественно, такие нехоженые уголки дикой природы особенно интересны охотнику. Место, куда мы направлялись с моим другом Охотоведом, было одним из таких удаленных уголков.

С ним мы впервые приобщились к охоте 25 лет назад, будучи студентами биофака КазГУ. В студенческие годы мы подрабатывали в таксидермической лаборатории университетского музея, поэтому круг знакомых среди старых опытных охотников был велик. От них мы и получили вирус охотничьей лихорадки. Прошло 25 лет, за это время мы сами кое-где побывали и кое-чему в охотничьем деле научились. И вот решили отметить четверть века нашей охотничьей карьеры выездом в какие-нибудь особые угодья, чтобы поездка запомнилась надолго.

Рабочий график не позволял нам надолго отлучаться из города, поэтому времени на экспедицию было в обрез. Только в один конец дорога занимала от 10 до 12 часов, плюс до места охоты верхом еще не менее четырех часов. Плюс сборы, остановки, ловля лошадей и чаепитие – это еще три часа. Выехав из города в четверг в 23.00 , мы надеялись на одну охоту вечером и еще одну утром. Охотовед планировал поохотиться на кабана, а я – на козерога. Друзья попросили добыть трофейного таутеке для оформления интерьера музея казахской культуры и быта.

Ночью забрали в ближайшей деревне егерей и до рассвета были на перевале. Обычно плато после осадков долго не просыхает, крутые глинистые подъемы преодолевать бывает нелегко, но ночью, на наше счастье, перевал подморозило, и дорога оказалась несложной. Уже на обратном пути, днем, спускаясь, мы остро прочувствовали разницу. Рассвет застал нас на перевале – красоты Тянь-Шаня заставляли пару раз остановиться для фото на память. Еще до завтрака оказались на кордоне. Нас не ждали – связи в горах нет, так что все силы были брошены на поимку лошадей, пасшихся на склонах неподалеку. Упаковали все снаряжение в коржуны и тронулись в путь уже после обеда. Моему другу, как настоящему индейцу, досталась пятнистая индейская лошадь. В этих местах он был впервые, но за свою долгую охотоведческую практику научился каким-то чутьем угадывать наличие зверя.

– Кабан здесь есть, сто пудов! – уверенно заявил мой друг Охотовед, но не смог объяснить, какие признаки привели его к этому выводу. 

Собаки местного егеря по экстерьеру только отдаленно напоминали лаек, но оказались вполне себе рабочими. Тщательно прочесывая заросли арчовника, они не отдалялись дальше пятисот метров. С утра светило яркое солнце, но после обеда небосвод заволокло тучами, и вскоре пошел довольно сильный дождь. От неприятных ощущений спас влагозащищенный костюм Kriptek. В наших широтах легко промахнуться с выбором одежды для горной охоты: облачишься в теплую одежду, а приходится штурмовать пешком километровую вершину, возвращаешься весь мокрый от пота, а к вечеру стремительно холодает. Или, наоборот, возьмешь легкую и удобную для ходьбы одежду, а зарядит дождь или, того хуже, повалит снег, а то и пурга начнется. У меня лично на выбор универсальной одежды для горной охоты ушел не один год. 

К вечеру дождь стих, а мы тем временем как раз подошли к охотничьей избушке. В паре километров до нее выбрали хорошее наблюдательное место и решили осмотреться. В подзорную трубу, почти на самой вершине, увидели небольшую группу козерогов. Рядом с ними пасся марал с отличными трофейными рогами. Охотовед с одним из проводников, сославшись на голод, усталость и охотничье чутье, не стали дожидаться полной темноты и ушли к домику. А мы со вторым егерем остались досматривать вечерку. В голове раскручивался план на завтра: зверя видового немного – это плохо, но то, что он все-таки есть, уже хорошо. Правда, в очень тяжелом для подъема месте, и это опять плохо. Но то, что склон в принципе проходим, это вновь хорошо.

Рассуждения прервал короткий сухой звук выстрела. Мы с егерем удивленно переглянулись и бросились к лошадям. Где-то в километре началась канонада, как на настоящей войне!

Из зарослей на широкое русло реки один за другим на огромной скорости вылетали кабаны. Они неслись по распадку, с шумом врезаясь в воду и поднимая фонтаны брызг. Чья-то фигура промелькнула среди кустов в пойме реки – казалось, кабаны выпрыгивают у него прямо из-под ног. 

– Стреляй, стреляй, стреляй! – кричали мы, пришпоривая лошадей. Охотовед стоял у склона и что-то высматривал в арче наверху. Увидев нас, он замахал руками.

Оказывается, у него кончились патроны! 

Хватаю бинокль, сканирую склон. Вдруг вижу в кустах свинку. Дистанция – 530 метров, угол – 30 градусов, сошек нет, приложиться некуда, но пару раз в азарте стреляю. Увы! Подсвинок проявил должную смекалку, и через несколько секунд его удаляющийся зад мелькал уже в восьмистах метрах.

Смеркалось. Дальше стрелять было бессмысленно. Поставили оружие на предохранитель и стали обсуждать произошедшее. Оказалось, Охотовед первым увидел в пойме табунчик кабанов, соскочил с лошади и начал стрелять.

«Внутренний голос кабанятника подсказал мне верное решение выдвигаться к избушке. Усталость и чувство голода служили тому отличными суфлерами. Моя индейская лошадка, почувствовав приближение жилья, ускорила шаг. Наверное, то же чувство голода настроило моего егеря на мечтательный лад. Не успел он произнести: «Хорошо было бы подстрелить кабанчика», – как в сотне метров в ложе реки мы увидели целое стадо пятачков!  Я не поверил своим глазам! Спешно соскочив с лошади, бросив поводья и камчу, на карачках проворно прополз метров 20 до края обрыва реки. Переведя дух, принял удобную позицию для стрельбы. В оптику выбранный мною секач не помещался. Плавно нажал спуск, но выстрела не последовало! В патроннике не было патрона! Я передернул затвор и вновь навел оптику, но в это время кабан, почуяв меня, рыкнул и рванулся.  И именно в этот момент я нажал на курок. Промах! 

Вскочив на ноги, уже по бегущему кабану я произвел выстрел. Кабан завалился. Стадо бросилось врассыпную. Егерские собаки пустились вслед. Одна из лаек висела на хвосте у сеголетка и мешала мне прицелиться. Уже перед самыми зарослями кабан оторвался от собаки, позволив мне еще раз выстрелить. И снова ПРОМАХ! Передернул затвор, магазин был пуст. Все патроны были в рюкзаке, рюкзак приторочен к лошади, лошадь резво убегала от егеря. 

Подойдя к месту выпаса кабанов, я хотел добраться до своего секача, как вдруг из кустов собаки выгнали на меня еще двух подсвинков. Я судорожно искал в карманах хоть один патрон, но увы – они были пусты, А в это время подсвинки вместе с собаками носились среди кустов в бешеном хороводе. Увидев Али, я стал сильнее размахивать руками, но дальше вы уже знаете...»

Вскоре мы нашли в кустах подбитого Охотоведом секача – он был полностью обездвижен, и мы его без труда взяли ножом. Уже в темноте добрались до жилища, раскидали кабана на джетбойле и приготовили отличный каурдак. Пригодились сублимированные обеды «маунтенхаус» – суперудобно и вкусно. Долго не засиживаясь, легли отдыхать.

Поднялись, как всегда, в пять утра, было подозрительно светло – оказывается, вышла огромная луна. Белые сопки сверкали в лунном свете, как северное сияние. Собак предусмотрительно привязали – в охоте на козерога они ни к чему. Пришлось выехать в другое ущелье, так как после такой стрельбы трудно было рассчитывать встретить здесь что-то живое. Вспоминая опыт предыдущей охоты, я, конечно, в первую очередь решил проверить те места, где видел теков раньше. Козероги, как правило, держатся одних и тех же мест, совершая незначительные миграции. Поэтому проходя вдоль высокого каменного уступа в паре километров от домика, я не стал тратить время на его тщательный осмотр – ни разу не встречал там козлов. Когда сверху посыпались камни, мы в изумлении посмотрели друг на друга – прямо над нами вверх уходила группа козерогов голов в сорок, среди которых было четыре рогача далеко за метр. Оказалось, что они паслись на склоне под скальником, и если бы мы их заметили раньше, то могли бы подойти на дистанцию уверенного выстрела. В практике моей бывали случаи, когда на маршруте выходили животные, но чтобы такого качества! В общем, не теряя ни секунды, приметив впереди удобный камень, начал готовиться к выстрелу. Дистанция 525 метров, угол 30 – условия для стрельбы не идеальные, но удача сама идет в руки. Прицелился в крупного тека и выстрелил. Без сошек от отдачи после выстрела цель потерял, но егерь закричал, что козерог присел и наверняка серьезно ранен. Я еще раз стрельнул по убегающему зверю, но он скрылся за скальным уступом. Все стадо уже вышло оттуда, а его все не было – это вселяло надежду. Отправились с одним из проводников наверх, а Охотовед ушел обрезать правее, в том направлении, куда ушел зверь. 

Дошли до места выстрела. Кровь нашли сразу, крупными кляксами она горела на солнце. Я как можно быстрее пошел по следам. Не успел пройти и пятидесяти метров, как наблюдатель снизу сообщил, что видит козерога – тот вышел на уступ скалы где-то правее и выше. Охотовед обнаружил его первым, сообщил по рации, и пока я его искал в бинокль, успел выстрелить – к сожалению не попал. Пуля ударила в паре сантиметров над холкой зверя. Рогач махнул бородой и в два прыжка скрылся из видимости. 

Нужно было во что бы то ни стало добирать подранка. Идти решил строго по крови, чтобы случайно его не потерять где-нибудь в скалах. Довольно быстро дошел до выбоины в скале, которую оставила пуля Охотоведа. Несмотря на ранение, козерог шел почти по отвесным скалам. В азарте первое время я этого не замечал, но, потеряв след на травянистой ложбинке, немного отдохнув и продолжив преследование, понял, что карабкаюсь по отвесным склонам. Здесь я еще раз оценил удобство своей одежды: с расстегнутыми замками куртка и штаны Kriptek обеспечивают вентиляцию, достаточную для комфортного подъема по крутому склону.

На скалистом ребре шириной сорок сантиметров, с отвесными обрывами по 50 метров я понял, что чересчур увлекся. Страшно было так, что не хватило мужества вытащить фотоаппарат, чтобы этот щекотливый момент заснять. Стоял на четвереньках, вцепившись руками в острые скалы. Ни вперед, ни назад – как одеревенел.

Главная сложность была в том, что продолжать движение на четвереньках не представлялось возможным, скала обрывалась и около метра до другой была забита ненадежными обломками, под которыми зияла пропасть. То есть нужно было встать в полный рост и перешагнуть этот участок, но это легко сказать, а вот сделать при условии вертикальных обрывов с каждой стороны и шквального порывистого ветра очень сложно. Спасла положение палка блэкдаймонд – нашел узкую трещину и крепко ее туда забил, получив таким образом еще одну точку опоры.

К счастью, козел оказался тоже не железный и слез со скалы в небольшой кулуарчик. Там, на снегу, я отчетливо увидел кровавые следы и, главное, установил, куда он был ранен: по всему получалось – в заднюю ногу. Оглядевшись, понял, что подранок где-то недалеко. На скалах чуть выше сидела сорока – верный друг охотника: всегда подскажет, где пахнет смертью. С новыми силами рванул в погоню, но недолго. Кулуар резко забрал влево и поднимался с градиентом градусов в 60 – пришлось остановиться и надеть кошки. Продвинувшись метров на двадцать, услышал шум камнепада и успел укрыться под каменным карнизом. Видимо, козерог, собрав последние силы, рванул наверх. Я понимал, что за этим скальником будет относительно ровный рельеф и появится возможность увидеть зверя. Так и оказалось – цирк раскрылся, и на высоте 3700 метров я увидел впереди козерога, прихрамывающего на правую ногу.

Тек стоял 200 метрами выше, и казалось, что он понимает, что за этими скалами скрывается его последний миг. Точно прицелившись, я добрал его одним выстрелом. Громкий рев радости разорвал горы – эмоции переполняли меня. Сделав то, что должен был сделать, я отправился к своей добыче. Дальше произошло удивительное – со всех сторон на меня из-за скал смотрели козероги – большие, маленькие, самки, козлята. Все они стояли на небольшой дистанции, не более 150-200 метров, и никто не убегал. 

Козерог оказался довольно крупным, с большими красивыми рогами длиной около 120 сантиметров. После фотосессии скрутил его альпшнуром в колобок и запустил вниз с горы, но ниже, чтобы не портить трофей, шкуру с рогами отстегнул и дальше нес притороченными к рюкзаку. На этом наша с Охотоведом юбилейная охота закончилась. Быстро собравшись, мы отправились к машине, чтобы ранним утром выехать домой – погода могла поменяться в любой момент. Но на спуске мы, конечно, еще кайфанули от прекрасного заката, необычно теплой осенней погоды, чистого воздуха, хорошей компании, свежего жареного мяса и других охотничьих ништяков!

263

    Похожие статьи