В первый раз в Восточный Казахстан

Охота в Азии
Дата публикации:
Комментарии: 0

Вы бывали когда-нибудь в горах Саура в Восточном Казахстане? Вот и я не был. И, наверное, никогда не побывал бы, но представился случай. Надвигался очередной день рождения, который хотелось отпраздновать на охоте. Я хотел поехать на Алтай за маралом, но российский сервис ещё на стадии предложения отбил всю охоту на эту охоту. Поэтому я воспользовался сайтом BookYourHunt и… оказался в Казахстане.

Миша, мой друг и компаньон, заядлый фотограф и большой любитель полазить по горам, поддержал идею и составил мне компанию. Мы знаем друг друга так давно, что уже путаемся, родственники мы или просто друзья. Поэтому путешествие обещало быть приятным, тем более что остальные мои товарищи под разными благородными предлогами соскочили.

«Эйр Астана» приятно удивила, и вот мы в Усть-Каменогорске. Получили багаж и после встречи сразу нарвались на казахское гостеприимство. Все наши попытки объяснить, что ещё только 9 утра и для серьёзного обеда, тем более с выпивкой, рановато, были встречены даже с некоторой обидой. Дело в том, что хозяйка угодий Аэлита – сама страстная охотница, а также владелица много чего, в том числе и ресторана, который открыли специально ради нас, вызвав всю смену во главе с шефом, а мы отказываемся завтракать закусками и водкой, а также тремя переменами горячих блюд. В общем, только через три часа поехали дальше, и по дороге нас ещё кормили в придорожном кафе, потом на базе, затем в лагере, состоящем из юрт, гостевых домов и бани. В лагере по причине позднего времени нас уложили спать, объяснив, что на охоту поедем завтра, но утром в главной юрте нас опять кормили казы и бешбармаком, а затем я с удивлением узнал, что до охоты ещё 100 км по горам на уазике. Причём это были не совсем дороги, но «козлик» с честью с ними справился, и к вечеру мы всё-таки приехали в новый лагерь, охотничье хозяйство «Зайсанское», где нас опять радостно встретили и покормили, сказав, что завтра утром по коням и на охоту.

Утром действительно привели коней, всё загрузили на них и поехали в горы, где даже уазику было бы не пройти. Полдня караван лез вверх, и где-то на 2 тысячах метров мы разбили палаточный лагерь и, оставив в нём повара, поехали, наконец, на саму охоту. В горах на северных склонах лежал снег, а на южных зеленела трава. Мы видели горных баранов, оленух марала, но самих маралов – нет. Днём температура доходила до +20 °C, а ночью падала до –20 °C. Хорошо, что спальники взяли на –30, поэтому спать было нормально. Только палатка за ночь обрастала изнутри шубой инея, и вылезать утром надо было очень осторожно, чтоб эта шуба не свалилась на тебя. 6 дней мы не вылезали из седла, вставали затемно и ещё в утренних сумерках поднимались до 3,5 тысяч метров, чтобы биноклевать. Дважды меняли место лагеря, много раз видели оленух и маралов, и даже весьма трофейных, но все на расстоянии 800 метров и более. Один раз удача всё же улыбнулась, и я стрелял по очень среднему маралу на 5 отростков с дистанции 400 метров, это было вечером последнего дня. Но, видимо, за 6 дней в седле арендное оружие где-то сбилось, а может, я его пристрелял неправильно, потому что местные, в том числе и сама Айка, не пользуются оптикой, а стреляют до 400 метров через открытые планки, и советов по пристрелке «Блазера» никто дать не мог. В общем, в надвигающихся сумерках все выстрелы ушли в снег на 1,5 м вправо за зверем. На следующий день проверил на такой же дистанции на картонной коробке – пули ушли вправо настолько же. Только при проверке стрелял я на песке, и фонтанчики чётко показывали места «попаданий».

В результате вернулся в Санкт-Петербург без трофея, но получив огромное удовольствие от красоты гор, походной жизни у костра и от первой бани. После такого гостеприимства казахской стороны я задумался над сложившейся ситуацией. Первое – надо ехать со своим оружием, приспособленным для гор. Желательно, чтобы была возможность его ещё где-то использовать, потому что в горы я не каждый день езжу. Второе – для выбора оружия и прицела надо посоветоваться со стрелками-высокоточниками. Третье – оружие само по себе не стреляет, необходимо пройти подготовку для стрельбы на дистанции до километра, и тогда весь марал наш. Пообщавшись с товарищами, я познакомился с инструктором по стрельбе Артёмом, и под его руководством к моему Blaser R8 был докуплен «семивэйтовский» ствол с компенсатором в калибре .300 Win. Mag., а также прицел March 2,5–25×42 – невероятно лёгкий и просветлённый, создающий полное ощущение необычайно яркой подсвеченной картинки. Все покупки в связи с санкциями заняли немало времени, и только в начале весны я приступил к тренировкам на стрельбище.

Надо сказать, что ознакомление со статьями профессиональных стрелков, которые пишут в охотничьих журналах статьи о баллистике и о том, как пули летают, с огромным количеством таблиц, схем и диаграмм, пугает и наводит на мысль, что это какая-то совершенно неподъёмная наука. Поэтому твой удел – стрелять лосей и кабанов до 200 метров, а дальше пусть стреляют те, кто в уме может вычислить деривацию пули, посчитать боковое отклонение на ветер в зависимости от расстояния и зная баллистику полёта пули, в смысле, что она не по прямой летит, а движется в нескольких плоскостях, ввести все эти изменения, повернув барабанчики оптического прицела и ещё попутно переведя эти изменения в МОА или МРАД. Всё, на этом месте взрыв мозга простому охотнику обеспечен, по себе знаю. Но, начав стрелять без учёта всех этих знаний и расстреляв на 100 метров где-то патронов 350–400, отхолостив на каждый выстрел раз по 5, я постепенно, с помощью вновь приобретённых дальномера Leica, американской метеостанции и баллистического калькулятора «Стрелок Про» в телефоне переполз на 300 метров, а со временем дошёл и до 900. Так вот, в принципе, охотнику, который всю охоту в 7 дней собирается посвятить одному выстрелу, конечно, надо обязательно тренироваться, иначе будет невероятно обидно потратить силы и деньги и упустить свой шанс. Но главное, что я хочу сказать: сложные статьи о баллистике написаны профессионалами для профессионалов, и они не должны отбить у вас желание пойти в горы и стрелять дальше чем на 300 метров, потому что нам, обычным стрелкам, вполне достаточно трёх приборов: дальномер, метеостанция и баллистический калькулятор. Нужен ещё один прибор, измеряющий начальную скорость вашей пули, но его не обязательно покупать, а можно попросить сделать это измерение инструктора. С ним же вы сможете заполнить все основные графы баллистического калькулятора, связанные с вашим оружием, прицелом и пулей. И всё. Дальше с метеостанции забиваете на месте погодные условия. Перед выстрелом, если он идёт на приличной дистанции, у вас обычно есть несколько минут для подготовки. Вам останется ввести в калькулятор 1) скорость и направление ветра, если он есть (измерение с вашей метеостанции); 2) расстояние и угол до цели (измерение с вашего дальномера); затем нажать кнопку «вычислить» на калькуляторе и, получив в нём, как итог, количество кликов по вертикали и горизонтали, повернуть два барабанчика на прицеле на эти значения.

Когда вы делали это на стрельбище уже не один раз, это занимает примерно от 10 до 40 секунд. Дальше вы спокойно, без суеты, прицеливаетесь (сколько раз я говорил себе и другим эту фразу, и как иногда потом обидно вспоминать свои ошибки, возникшие именно из-за суеты или из-за излишней самоуверенности) и стреляете совершенно спокойно, не задумываясь ни над одной баллистической загадкой. Потому что те, кто задумывается, они-то и создали этот калькулятор – и честь им и хвала, потому что именно они, создав это, дают нам возможность, не понимая всех тонкостей, стрелять уже на достаточно большие дистанции. То есть мы, обычные пользователи, чайники, благодаря им можем стрелять, вообще ничего в этом не понимая. Да, кстати, ещё совет из личного опыта: когда вы начнёте высчитывать данные и вводить их, а затем прицеливаться, делайте всё сами и шикните сразу, чтобы сопровождающие не торопили вас и не давали советов. Потом, бегая за подранком, винить будет некого, кроме себя.

Итак, возвращаясь к Казахстану и маралу. С Аэлитой перед отъездом была договорённость, что я вернусь, и, к её чести, она сама предложила оплату в следующем году только за трофей, все остальные расходы, уже оплаченные мной в первом путешествии, переносились на второй раз. И вот через год, уже со своим оружием, в той же компании моего друга Миши я опять в Усть-Каменогорске. В этот раз мы оговорили, что у нас мало времени и что нас не надо возить двое суток по ресторанам и юртам, чтоб накормить и напоить. Но всё равно нас отвезли в ресторан под предлогом, что машина задержалась, и опять в 9 утра три перемены горячего и десерт. Зато ночь прошла в дороге, и под утро мы были уже в горах. Я сразу пристрелялся, исправив погрешность аж в 4 сантиметра. Спокойно лёг спать в одну из двух юрт, которая была предоставлена нам с Мишей и знакомому с прошлого раза повару Саше. В обед нас разбудили, накормили и попытались опять уложить спать, но мы настойчиво требовали разведки, и вот, мы уже на лошадках едем выше в горы.

Погода в тот день была против нас, пошёл туман, и мы вообще еле вернулись назад. Всю ночь я слышал рёв маралов. Наутро, ещё по темноте, разбудив всех, потребовал выдвигаться, и мы три часа ездили с хребта на хребет. Солнце уже начало припекать, когда на очередном склоне под нами в 350 метрах мы обнаружили быка на 5–6 отростков, стоящего между несколькими деревцами и абсолютно нас не замечающего. Я ложусь на ближайший камень, кладу рюкзак под карабин, считаю расстояние и угол, данные о температуре и давлении ввёл час назад, ветра нет. Всё. Калькулятор выдал поправку по вертикали, поворот барабана на нужное количество кликов, прицел, кратность 10, перекрестье на лопатку, выдох, касание курка, выстрел. Марал стоит, не шевельнувшись, но я уверен, что попал. Повторный выстрел – и он падает. Всё! Зверь добыт! Теперь я хочу объяснить, почему я стрелял, а не искал более трофейного зверя. Дело в том, что, наездившись в первой поездке, я просто побоялся, что второго шанса может не быть, поэтому решил, что добуду любого, даже среднего марала, как только увижу, а если потом останется время, буду искать настоящий трофей. День прошёл в разделке, в возвращении назад и приятном отдыхе.

Вечером, после жаренной с луком печени под неизменную рюмку, мы получили добро от хозяйки угодий на продолжение охоты, а утром с новой лицензией выдвинулись в горы. Где-то к 15 часам прибыли на место – к сараю, где летом жили пастухи. Привязали лошадей, перекусили и, оставив повара готовить сарай к ночлегу, поехали ещё выше в горы. На первой же вершине, где-то около 3 тысяч метров, нам открылось изумительное зрелище: на склоне в 600 метрах справа от нас лежала огромная бурая медведица, а на ней спал крупный медвежонок. Но самое интересное было то, что на вершине напротив нас отдыхала стая волков. Я отчётливо видел трёх, причём самый крупный отличался по цвету от остальных и лежал над всеми на огромном валуне. Просто Акелла из «Книги джунглей». Но это не джунгли Киплинга, а горы, а на охоте есть неписаный закон: увидел волка – стреляй. Расстояние – 1 километр, предельная для меня дистанция. Пока я раздумываю, проводник предлагает тихо ретироваться назад и перейти на соседнюю вершину, поближе, тем более что медведица, которая лежала ближе, проснулась и начала быстро уходить. Похоже, почуяла нас.

Спустившись, мы сели на лошадей и, обогнув нашу вершину, влезли на соседнюю. Здесь мы столкнулись с другой проблемой. Расстояние было всего 350 метров, но деревья, растущие на склоне между нами и стаей, давали возможность прицелиться только в одного волка, который спал, свернувшись клубком, спиной ко мне, и было совершенно не понятно, где голова, а где хвост. Тем не менее я разложился, прицелился и был готов уже стрелять, но проводник предложил новый, ещё более заманчивый план – обойти вершину с северной стороны, где нет деревьев, а расстояние ещё ближе, и будет возможность добыть двоих. Я повёлся на это, о чём тут же пожалел. С рюкзаком и карабином, по колено в снегу, а его на северном склоне сколько хочешь, пройдя метров 200–300 и чуть не уехав вниз, потому что не везде под снегом видно, куда наступаешь, мы наконец-то приблизились к желанному повороту, за которым открывается вид на волков. За это время с полного штиля разыгрался ветер, как часто бывает в горах, он закрутил и пошёл в сторону зверя. И тут мы услышали вой. Миша, который остался фотографировать волков с дистанции 350 метров, потом рассказывал, что, когда задул ветер, крупный волк, лежавший на валуне, поднял голову, затем спрыгнул и завыл. Волков вокруг валуна оказалось значительно больше, чем мы видели вначале. Десять или одиннадцать хозяев гор завыли разом, и то ли эхо отозвалось в горах, то ли действительно рядом была ещё одна стая, но вой был подхвачен и стал сильнее. Мой компаньон говорит, что никогда не слышал таких жутких и одновременно красивых по силе звуков. Мы тоже слышали вой, но не такой силы – из-за камня, отделяющего нас. Уже не особо таясь, обогнули скалу, но зверей уже не было. А площадка оказалась и вправду очень удобная для стрельбы, место лёжки было совсем близко, какие-то 100 метров.

Кстати, как рассказали очевидцы, когда волки уходили, они не убегали, а шли солидно цепью, с чувством собственного достоинства. Не зря проводники их, а не медведей, называют хозяевами гор. Интересно и то, что вожак заметно прихрамывал на переднюю лапу; правда, я думаю, это возрастной артроз, и лапу он просто отлежал. Вряд ли постоянно хромой волк мог бы возглавлять стаю из такого количества хищников. Я расстроился, что не стрелял с дистанции 350 метров, одного-то я хорошо выцелил, но тем и прекрасна охота, что никогда не знаешь, что будет дальше.

А дальше мы ещё немного поездили по горам. Периодически со стороны перелесков между вершинами раздавался рёв марала – достаточно высокий тонкий звук. И вдруг мы услышали рёв. Это был настоящий рёв: так ревёт лев, охраняя свою территорию, так иногда басом ржёт жеребец, это был не писк, а именно рёв, он был в лесу, под нашей вершиной, и заполнял всё вокруг. Я обосновался наверху и ждал выхода зверя. Но он не собирался появляться, а только периодически басил. Иногда ему отвечали другие, но это было так несолидно, что я слушал только его. Начинало смеркаться, марал сместился чуть вглубь и влево от меня, но и не думал появляться. Проводник начал говорить, что надо ехать, дескать, смеркается, а в темноте ездить на лошадях по горам страшно. Начал пугать историями, что не найдём лагерь, а в горах ночью опасно. Но я упёрся, сказав, что у меня есть с собой набор для выживания, а также что всё равно будем возвращаться по темноте, поэтому сидим ровно, не гундим и ждём. Звук рёва пошёл опять из-под самой скалы, словно зверь стоял рядом. И вдруг марал в сопровождении оленухи появился на чистом месте между лесом и скалой, затем пошёл под ней в мою сторону, но скала тут же закрыла его от меня. Я схватил карабин и, стараясь наступать только на кустики, напоминающие вереск, зигзагами побежал вниз. А что мне ещё оставалось делать? Кругом всё тряслось от рёва. Марал шёл и ревел, ревел и шёл. Я добежал до какого-то уступа, где подо мной была совсем вертикальная стена, ещё успел дать отмашку проводнику, чтоб не мешал мне, и на минимальной кратности увидел огромного быка. Отростки считать было некогда, трофейность не вызывала сомнений. Да, времени не было совсем, бык мог в любую секунду зайти под защиту скалы. Стрелял я практически сверху в шею, сантиметров на 10 перед лопатками. Как стрелял, не помню, но бык рухнул как подкошенный. Спустившись, я увидел, что он, по сравнению с первым, реально был очень большим, казахи сказали, что больше 600 килограммов, что я и ощутил, когда попытался перевернуть его для фотосессии. Потом была попытка проводников бросить зверя на месте, типа завтра утром вернёмся и всё заберём, но я, помня о волчьей стае, сказал, что всё равно стемнело и без трофея я никуда не поеду. В общем, настоял на своём, в результате достаточно быстро марал был разделан и погружён на лошадей. И процессия во главе с проводником поехала обратной дорогой. Я ехал вторым и очень мощным фонарём светил, освещая путь проводнику и всем остальным. Так мы добрались до лагеря, той же ночью уехали назад и, поменяв билеты, уже через сутки с небольшим были в Питере.

Хочется сказать несколько слов об организации охоты. Во-первых, угодья замечательные, зверя много, и он очень крупный. Во-вторых, если вас не пугает жить в полевых условиях, то это место вам подходит. В-третьих, когда владелец, в данном случае владелица Аэлита, так страстно увлечён охотой, то вы всегда найдёте общий язык и понимание по любым вопросам. И в-четвёртых, некая бестолковость персонала в случае чётких указаний компенсируется их исполнительностью: просто они все немного раздолбаи, не понимающие, что надо гостю, но при этом отличные следопыты и гостеприимные люди.

Русский охотничий журнал, март 2019 г.

1200

Похожие статьи