«Сказочная» охота

Охота в Азии
Дата публикации:
просмотров: 309
Комментарии: 0
«Сказочная» арабская охота

Объединённые Арабские Эмираты... У каждого из нас название этой страны прежде всего ассоциируется с крутой авиакомпанией «Эмирейтс», удобными отелями и великолепными пляжами, небоскрёбами посреди пустыни, но – согласитесь – никак не с трофейной охотой. Это подтвердили и удивлённые отклики одноклубников из Московского «Сафари-клуба» на моё сообщение о состоявшейся здесь охоте.

И тем не менее факт есть факт. Вот уже третий сезон как в Эмиратах, в трёх часах пути от Дубайского международного аэропорта в сторону Абу Даби, с октября по март включительно проводятся трофейные охоты. Само по себе это выглядит чудом. Ведь до недавнего времени ни в одной арабской стране Ближнего Востока не было и намёка на такую возможность. В туристических справочниках некоторых стран, правда, указывалось на наличие остаточных популяций диких зверей (орикса, газелей, нубийского козерога, тара и даже леопарда), но любая охота на них была строжайше запрещена.

И вот свершилось настоящее волшебство, позаимствованное, наверное, из сказок «Тысячи и одной ночи»: некий «таинственный джинн» возродил охоту на трёх эндемиков Аравийского полуострова, некогда обитавших здесь повсюду. В пустыне, среди красно-коричневых дюн и тихих рукотворных оазисов, вновь, как и 50–70 лет назад, появились аборигены этих мест: изящные газели (песчаная и горная) и любимец бедуинов Аравийского полуострова – белоснежный орикс.

В роли «джинна», как оказалось, выступил один из местных шейхов, который вложил часть своих нефтедолларов в уникальный для этого региона проект – разведение аборигенных животных для проведения охоты на них. С этой целью на месте бывшей верблюжьей фермы были созданы два внушительных по размеру вольера: площадью в 6 тыс. га для разведения животных и в 2 тыс. га для трофейной и мясной охоты. При этом, заметим, все верблюды были «удалены» с территории, которую обнесли высоченной пятиметровой сеткой. И это сетка, по словам главного местного пи-эйча бура Ханса Энслина, защищает антилоп именно от верблюдов, поскольку «корабли пустыни» наряду с браконьерами стали в прошлом основными виновниками трагического сокращения популяции аравийских диких животных. Дело в том, что верблюды, которых бедуины разводят для скачек и на мясо, являются главными конкурентами «дикарей» в борьбе за скудную растительность пустыни. Там, где покормился верблюд, антилопам делать нечего.

Интересен процесс формирования маточного стада. Как рассказывал Ханс, первых животных скупали по всему Аравийскому полуострову у коллекционеров – хозяев частных зоопарков. Судя по всему, «излишки» оказались солидными, а главное – качественными с трофейной точки зрения. В этом я смог убедиться сам, увидев большое количество трофейных самцов.

Охотиться начали два сезона назад, разрешив как трофейную, так и мясную охоты. К последней тяготеют только местные жители, для которых установлены льготные цены (1 тыс. долларов) на оба вида газелей. Иностранные охотники, правда, платят в три с половиной раза больше.

Ориксы защищены куда более внушительным ценовым барьером (10 тыс. долларов), который отпугивает местных охотников, но не останавливает трофейщиков, приезжающих из-за рубежа. В первые два сезона квота достигала 45 лицензий, однако хозяева, учитывая стремительно растущий спрос, собираются понизить её вдвое.

Международным маркетингом проекта занимается известная испанская компания Mayo Oldiri Safaris, через которую некоторые российские трофейщики заказывали охоту в Камеруне. Она же помогает хозяевам угодий решить две остающиеся «проблемы роста»: добиться от SCI полного признания эмиратских эндемиков и легализовать вывоз из ОАЭ трофеев аравийского орикса, который пока ещё находится в первом приложении СИТЕС. На сегодняшний день разрешён импорт только трофеев газелей, что, впрочем, никак не сказывается на активности охотников-коллекционеров, которые «стреляют впрок», на склад, считая, что рано или поздно проблема с вывозом будет решена. Полагаю, они правы, так как процесс уже запущен и нет никаких причин отказать Эмиратам в признании этих трофеев. Ведь для SCI, да и для СИТЕС тоже, важно поддержать беспрецедентный для Ближнего Востока проект, направленный на сохранение и возрождение биоразнообразия в регионе.

Охотиться в Эмиратах можно только шесть месяцев – с первого октября по конец марта. В остальные полгода здесь стоит несусветная жара. Температура песка, достигая +70 градусов по Цельсию, не снижается даже ночью, плавит самые крепкие подошвы и грозит охотнику нешуточными ожогами. Несмотря на внушительные размеры вольера, охота, как вы, конечно, догадались, не представляет большой сложности. Здесь принято охотиться с ног, используя джип для обнаружения животных. Есть и специальные засидки, оборудованные для лучников. При горячем желании можно отстреляться и за сутки, хотя тур продаётся испанцами на три дня. Но спешить, признаюсь, мне не хотелось. Наоборот, я поймал себя на мысли, что был бы не против ещё продлить удовольствие и остаться в этих чарующих дюнах подольше.

Всё дело в синергетическом воздействии трёх важнейших факторов охоты: изобилия дичи, великолепной природы и комфортного отдыха. Шейх не только инвестировал в проект по разведению и реинтродукции диких животных, но и построил стилизованный под палаточный лагерь отель с отличной кухней и всевозможными видами досуга. Всё это создало атмосферу неповторимой эстетики действа, которую, признаться, я со своим двадцатилетним опытом охоты в почти 50 странах до этого не встречал ни разу.

И это впечатление только возросло, когда по инициативе моей супруги мы заказали соколиную охоту на дрофу. Больше 20 лет Анастасия вынашивала эту мечту, после того как в её руки попал фолиант с изображениями этой древней разновидности охоты. И вот наконец появилась возможность глубже понять эту страстную арабскую традицию.

Красота и, если хотите, поэзия этой охоты просто поразительны. Однако увиденные ранее мною многочисленные картины, гравюры и даже фильмы не передают её полностью. Непременно важен фактор личного присутствия, живого контакта с хищной птицей и соучастия – через сокола, который только что сидел на твоей руке – в этой охоте. Надо самому наблюдать за этим скоротечным «воздушным боем», за невероятными виражами обеих птиц, слышать возбуждённый клёкот сокола, видеть, с какой страстью он разрывает добычу, чтобы понять многовековую приверженность арабов и персов этому виду охоты. По образному выражению Анастасии, «почувствовав контакт с нервной энергией трепетного сокола, посмотрев ему в глаза, ты забываешь об охоте, восхищаясь его красотой. Поняв и полюбив его за эти считанные доли секунды, ты как бы сливаешься с ним воедино, становишься его частью и затем взмываешь в воздух вместе с ним».

«Наш» пятилетний сокол Хашим, родом из Испании, несмотря на возраст (птицы живут до 20 лет), оказался опытным асом. На его «боевом» счету уже более сотни охот и свыше 90 сбитых дроф, не считая пойманных кроликов. И тех, и других здесь, кстати, разводят на специальных фермах.

В течение 6 месяцев молодые соколы проходят специальную подготовку и обучаются приёмам охоты. Обученные соколы на рынке ценятся гораздо выше молодняка. Стоимость Хашима, например, достигла уже 17 тысяч долларов и может ещё подрасти. К птицам, и это бросается в глаза, относятся с огромной любовью и очень бережно. Их, можно сказать, боготворят. Это видно и по тому взаимопониманию, которое связывает сокольничего с его питомцем.

Полностью исключаются охоты в сильную жару и туман. За два дня до охоты сокола перестают кормить. Перед самой охотой ветеринар надевает на птицу крошечный маячок с GPS, который в случае необходимости поможет обнаружить птицу на расстоянии до 70 км! В таком состоянии и техническом оснащении сокол выпускается на охоту.

В нашем случае всё происходило до обидного стремительно. По очереди выпущенные дрофы были обнаружены соколом практически мгновенно.

Приблизительно 10–15 секунд продолжалось преследование в воздухе с красивейшими кульбитами и манёврами обеих птиц. После чего следовал «таран», и сбитая дрофа падала на песок. При этом два джипа на высокой скорости следовали за птицами, взлетая над дюнами, чтобы оказаться как можно ближе к месту падения дрофы. Дальше следовал заключительный акт драмы: сокольничий пулей вылетал из джипа и подбегал к птицам, чтобы со словами «Аллах акбар!» перерезать горло жертве. Таково обязательное правило, если охотники собираются употребить птицу в пищу.

Повторюсь: азарт этой скоротечной охоты трудно передать словами и почувствовать «заочно». Но можете поверить мне на слово: это стоит попробовать. Не случайно Анастасия, совсем не разделяя мою страсть, тем не менее рекомендует нашим друзьям-охотникам заказать охоту в Эмиратах.

Гарантирую: вы не будете разочарованы этим погружением в восточную «сказку».

309