ЮАР – большие и маленькие

Охота в ЮАР
Дата публикации:
Комментарии:
ЮАР – большие и маленькие

Это было второе мое посещение ЮАР. Я намеревался собрать коллекцию «маленьких антилоп», а кроме того, было большое желание закрыть львом «big four» («большую четверку») еще в этом году.

Саму поездку организовал Егор Рагозин, но в дальнейшем вместе мы охотились только на льва в Калахари, почти на самой границе с Ботсваной. Маленькие антилопы – совершенно особая тема, во многом даже более интересная, чем традиционная охота на «big four», когда сафари преимущественно сводится либо к многочасовому монотонному троплению, либо к бейтингу с его неизменными ароматами. На мой взгляд, охота на маленьких антилоп представляет собой следующий этап развития трофейного охотника, после того, как он пару раз съездил на пакетные сафари в Белую Африку и, возможно, даже закрыл «большую четверку». Эта охота очень разнообразна, проводится в различных климатических зонах, подчас очень сложна – например, за гризбоком я охочусь уже более трех лет («большая четверка» заняла у меня намного меньше времени). Способы охоты – также на любой вкус. Тут и ночные охоты на гризбока, и охота с собаками на дукера, и классическое выслеживание бушбока и суни в прибрежных зарослях. Я без колебания рекомендую эту увлекательнейшую охоту всем трофейщикам, планирующим посетить Африку.

Перелет Москва–Абу-Даби–Йоханнесбург–Порт Элизабет прошел в рабочем порядке. В аэропорту меня встречал мой гид – Джейсон, и через полтора часа мы были уже в Burchell Game Reserve. Кстати, нынешний владелец этого хозяйства – потомок того самого Бурчелла, открывшего зебру. Предыдущая поездка в ЮАР как-то уже стерлась из памяти, поэтому я не взял теплых вещей, только в последний момент сунул в рюкзачок две флиски – они-то меня и спасли: температура ночью пару раз опускалась ниже нуля. Ночью-то на термопростынях еще ничего, но с утра в открытом «крузаке» думается, что Южная Африка холоднее, чем Северная Европа.

ЮАР – большие и маленькие

Если не считать двух свинок, добытых в первый вечер у привады, настоящая охота началась с бушбока. В Африке 8 видов этой антилопы. У меня уже были бушбоки лимпопо и собе, на этот раз предстояло охотиться на капского бушбока. Мы пересекли лощину перед лагерем и поднялись на холмы, покрытые густым бушем. Оставили тракера Золу на одном гребне с рацией и биноклем, а сами сместились на следующий. Побиноклевали с полчасика, и Джейсон показал мне кормящегося на границе плотного буша самца – бушбок пасся на том самом склоне, откуда мы только что приехали. Возвращаемся назад, бросаем за полкилометра машину, выходим на склон выше животного и пытаемся его увидеть – безрезультатно. Самец где-то в ложбинке и нам не виден, но по ориентирам мы достаточно точно представляем, где он. Остается ждать.

Минут через 25 из кустов выходит самка и идет в нашу сторону. Джейсон показывает мне большой палец – вероятность увидеть самца увеличивается. Еще через пару минут действительно показывается самец, да не один, а сразу два. Первый из них – просто стрелябельный, второй – намного лучше. Тыкаю в него пальцем, гид согласно кивает. После выстрела в плечо бушбок встает на дыбы и прыжком скрывается в кустах. Ждем несколько минут – никого. Джейсон остается на месте, а я спускаюсь на поиски трофея, не забывая, что это одно из самых агрессивных и опасных животных при доборе. В нашем случае обошлось без приключений – самец лежал почти на месте выстрела. Вообще говоря, нам очень повезло (и не в последний раз) – в среднем на бушбока тратится около трех дней, а тут – в первое же утро, да еще на выбор.

ЮАР – большие и маленькие

На следующее утро поехали еще дальше на восток от Порт-Элизабета, где почти на самом побережье располагается лучшая в ЮАР по голубому дукеру зона. Этот трофей, пожалуй, самый сложный в нынешней программе – тот же Егор Рагозин потратил на него несколько лет. На подъезде к месту нас встретил владелец угодий со специализированной сворой: два бигля и два джек-рассела, все работают только по голубому дукеру. Проехали еще десяток километров. Спешились около подножия холма, где протекала небольшая речка, густо заросшая кустарником. Помощник хозяина с собаками углубился в буш, а мы остались слушать. Минут через 20 один из биглей подал голос. Наш проводник сразу же повел нас в глубь буша и поставил на наиболее перспективное место – там, где следы дукера встречались чаще.

Дальше все очень напоминало охоту на беляка с гончими: дукер тоже ходит под собаками небольшими кругами, но дело осложняется тем, что ждать его приходится в весьма сложных местах. Он ходит по самым крепям, пересекая относительно открытые участки на максимальной скорости. Пару раз я слышал шорох за кустами, но ничего не видел, а через несколько минут по этому месту с голосом пробегала собака. На первой «остановке» мы погоняли около полутора часов, а затем сняли с гона собак и поменяли место. Нас высадили ниже по течению речки, а пара африканцев, изображая голосом гончих, прогнала участок реки с полкилометра – пусто. Третье место – угол поля, по одной стороне которого протекал ручей, а другая обрывалась в заросший овраг. Меня поставили с дробовиком на самый угол, и загон начался. Спустя всего пару минут случилось чудо – дукер вышел из-за ближайшего куста и неторопливо направился в заросли. Выстрел был несложным, а трофей – прекрасным. Это была вторая крупная удача за поездку. На фото – оба мои проводника в тот день.

ЮАР – большие и маленькие

Следующей нашей целью был стинбок. Сама по себе задача не очень трудная, у меня уже был такой трофей из Намибии, но хотелось улучшить результат. В первый день мы видели несколько стрелябельных, но не выдающихся самцов. Единственный приличный экземпляр был встречен под вечер на большой поляне. Мы объехали пасшуюся пару и начали подход под ветер, но когда до нее оставалось каких-то сто метров, сначала у нас из-под ног вскочила отдыхающая самка бородавочника, а затем мы вспугнули пару страусов, которые умчались прямиком через поляну и испортили охоту: cтинбоки ушли в кусты. До самой темноты мы стояли на краю поляны, пытаясь высмотреть трофей, но видели только самку. Зато наутро, сменив район охоты, мы почти сразу же обнаружили в 300 метрах от дороги отличного самца. Подход был недолгим, а выстрел – удачным.

Теперь мне предстояла охота на ваалского ридбока. Район обитания этой антилопы очень похож на места, где охотятся на барана Марко Поло, правда, высоты поменьше. Ландшафт очень открытый, звери все хорошо видят, и приблизиться для выстрела меньше чем на 300 метров сложно. В самом начале охоты мы видели пару козлов на ближнем склоне, но они не были выдающимися, и мы продолжили поиски. Вокруг паслось много коров и овец, но и ридбоков встречалось достаточно. Мы заезжали на вершину холма и затем обходили его по кругу, пытаясь сверху увидеть козлов в распадках. Каждый такой маршрут – несколько километров. После полудня перекусили и продолжили поиски. И вскоре увидели группу антилоп на крутом склоне. Спешились, подошли снизу на 300 метров, сидим, ждем, когда самец выйдет под выстрел. Вышел, стреляю – промах. Выше на пару сантиметров – угол был около 60 градусов. Стадо срывается и уходит в полсклона. Наблюдатель по рации говорит, что ушли не дальше километра – можно продолжить.

ЮАР – большие и маленькие

Идем за ними, но то ли ветер крутанул, то ли ридбоки что-то услышали, в общем, стадо тронулось дальше. Самец же на несколько секунд замешкался, пытаясь разглядеть опасность. Стреляю – у козла повисает передняя нога, но на его скорость это не влияет – он не отстает от остальной группы. Обстановка накаляется: уже не утро, по козам дважды стреляли, и у нас подранок. Обсуждаем ситуацию и решаем объехать гору, за которую ушли козы, за ней относительно ровная поверхность. Обогнув гору, выезжаем на почти плоский участок и видим справа убегающих самок, самца с ними нет. Спешиваемся и начинаем обходить вершину. На втором распадке снизу вылетает наш козел и как здоровый, на всех четырех ногах, несется вверх по склону. Расстояние – около 80 метров, строго боковой выстрел, все орут «shoot! shoot!», я пытаюсь справиться с дыханием и поймать скачущего во весь опор козла в прицел. Наконец удалось – выстрел, и козел как подкошенный падает в траву. Вздох облегчения – удача и в этот раз была с нами. Как сказал мне Джейсон, в среднем на ваалского ридбока тратится 5-6 дней.

После этого единственным серьезным незакрытым трофеем оставался гризбок, но это животное стреляется исключительно ночью. Охота на «туалете» или под кормовыми деревьями, как в случае с суни, невозможна. Здесь нужно заметить, что подавляющее количество мелких антилоп ведут преимущественно ночной образ жизни – меньше вероятность попасть кому-нибудь на обед. А некоторых из них, например гризбока, вообще увидеть днем крайне проблематично. Из 10 ночей моего охотничьего тура 8 были потрачены на поиски гризбока. Четыре раза мы прочесывали окрестности лагеря Burchell Game Reserve, один район за другим, – безрезультатно, ни одного гризбока мы так и не увидели, хотя, по заверениям гида, они там есть. Еще четыре раза мы ездили на восток к Порт-Альфреду, где располагается лучшая зона по гризбоку. Там, действительно, популяция больше на порядок – каждую ночь мы встречали несколько самок с молодняком, однажды даже молодого самца, но его возраст не позволил нам взять долгожданный трофей. Как пошутил хозяин угодий, гризбок будет ждать меня в следующем году.

ЮАР – большие и маленькие

Закрыв основную программу сафари за первые пять дней, остаток времени я посвятил поиску «чего-нибудь интересного». У меня раньше не доходили руки до страуса, и я решил поискать этот специфичный вид. Примечательно, что когда вы на страуса не охотитесь, группы этих птиц буквально преследуют вас повсюду, но как только выехали из лагеря с целью добыть его, тут даже увидеть страуса становится проблемой. Мы решали эту задачу целый день и только после обеда нашли приличного самца в группе из 6 птиц – пять самок и один молодой самец. Поднявшись на гребень холма, мы увидели их на следующем гребне, сразу остановились, заглушили мотор и стали наблюдать.

Страусы – большие любители побегать и бросаются бежать по любому поводу. Успокаиваются и останавливаются они очень не скоро, поэтому важно не спугнуть понравившийся экземпляр. Наш самец был настоящий хозяин гарема – за 40 минут наблюдения, пока все остальные кормились, он ни разу не опустил голову, напряженно оглядывая окрестности. Наконец группа скрылась за холмом, дав нам возможность спешиться и последовать за ними. Однако на холме мы не обнаружили птиц в пределах видимости и, поразмыслив, решили идти на ветер. Через несколько минут я увидел в просвете между кустами знакомый силуэт с длинной шеей и тихонько свистнул. Все мгновенно сели в траву – страусы обладают отличным зрением, как и многие другие животные, предпочитающие открытые пространства. Мы даже не попытались приблизиться, и я выстрелил, как только гид дал «добро». Добирать не пришлось. Надеюсь, что чучело страуса будет хорошо смотреться в моем трофейном доме.

ЮАР – большие и маленькие

На этом первая часть сафари была завершена, я вернулся в Йоханнесбург, мы встретились с Егором и отправились в Калахари за львом. Я изначально понимал, что это будет существенно проще, чем традиционный бейтинг в Черной Африке, когда на бейты может ходить целый прайд день за днем, а в результате – ты уедешь ни с чем, так как стрелябельного самца не окажется. В Калахари все значительно проще. Льва оценивают по снимкам трейл-камеры на водопое. Все прекрасно знают, в каком приблизительно месте он расположится на дневку, и охота заключается в поисках свежего следа на дорогах, сеть которых достаточно развита, и в относительно непродолжительном троплении до верного выстрела. Впрочем, как и на любой охоте, фактор удачи никто не отменял. Основным же мотивом для меня было получить трофей льва, из которого не стыдно сделать чучело.

В нашем случае поиск осуществлялся с двух машин. Коллеги первыми обнаружили свежий след кота на песчаной почве и вызвали нас по рации. С двух сторон мы проверили квадрат на отсутствие выхода и, вернувшись на след, начали тропление. Оно оказалось недолгим. Не прошло и получаса, как мы увидели льва, лежащего под кустами акации. Стрелял я с расстояния 30 метров, три раза. Все выстрелы – в грудь. Третий был уже необязателен, скорее ради перестраховки, поскольку неприятности с таким животным никому не нужны. Трофеем стал прекрасный самец предельных размеров. А в целом от поездки осталось ощущение практически не покидавшей меня охотничьей удачи. Чего и всем желаю.

Русский охотничий журнал, август 2013 г.

472

Похожие статьи