Мне нужен иланд!

Охота в Камеруне
Дата публикации:
Комментарии:
Мне нужен иланд!

Жарко… Невыносимо жарко. Черные тракеры несут воду. Она замерзла в бутылке и потихоньку оттаивает. Вот это и можно пить. А потом сосулька в бутылке снова чуть-чуть растает и даст пару глотков живительной влаги.

Сахель – полупустыня между Сахарой и Суданом, протянувшаяся по территории семи стран. До самого горизонта пыльная, выжженная палящим солнцем земля, Камерунская земля. Южнее нас – экватор, а немного севернее раскинулась бескрайняя Сахара.

Мой трофей – иланд лорда Дерби. По размеру рогов самая большая антилопа из семейства иландов. И самая почетная. Охотятся на него здесь, в Камеруне, а также в соседней ЦАР. Но проблема ЦАР – перманентная гражданская война, когда одни повстанцы сменяют других, полевые командиры в званиях лейтенантов и сержантов становятся потом президентами, а самые успешные из них – императорами. Сегодня, когда охотничья индустрия в странах французской Африки составляет немалую статью дохода, местные забывают о вековой неприязни к пришлым белым и стараются привлечь их на сафари всеми доступными силами.

Это первый день моей охоты. Я пристрелял карабин, и мы отправились в короткое ознакомительное турне по окрестностям. Следопыты, сидя на капоте, ищут свежие следы. Иланды в это время держатся группами, мигрируют , и мы со своей страстью к охоте несколько выбиваем их из привычной жизненной колеи. Но мне нужен иланд! Я приехал сюда за этим. Я осознаю сложность тяжелого тропления, пыль и грязь, но я должен его догнать!

Мне нужен иланд!

Рано утром я выехал в брюках. После пристрелки я плюнул на мух цеце и африканские колючки и надел шорты. Термометр показывает 44 градуса в тени. Мы видим след. Приятная часть путешествия окончена. Начинается погоня.

Я спускаюсь с машины. Даже негры не горят желанием идти куда-то за горизонт. Пи-эйч Хайден и мой близкий друг Леон (южноафриканский охотник, который часто сопровождает меня в африканских поездках и чей опыт я считаю неоценимым) закуривают. «Как они могут курить при такой жаре?» – я хмуро пинаю ногой камешек. Аборигены предусмотрительно расположились в тени машины. Водила уже дремлет: солдат спит – служба идет! На нем – камуфляжная куртка с шевронами российского ОМОНа. Жарко, жарко, невыносимо жарко! Перекур окончен – мы начинаем движение. Все так же, ничего нового. Впереди следопыты – сзади белые охотники. Где-то совсем впереди – иланд. Мы рассчитываем на то, что и ему жарко – он остановится отдохнуть. Догнать его на марше – задача для нас невыполнимая. Я слышал как-то, что тренеру кенийских или, скажем, эфиопских стайеров главное научить спортсменов бежать по дорожке по кругу, а все остальное за него сделает мать-природа. Они бегают так, что никто до сих пор их догнать не может. Слабое утешение, но это отвлекает от жары.

Тракеры идут бодро, двигаться несложно, рельеф местности ровный. Иланды идут плотной группой, мы – а я больше всех – рассчитываем, что среди стада будет достойный самец. Камешки, кустики, я пытаюсь настроиться на нужный ритм, когда ноги идут механически, а мозг выключен, как свет в уборной.

Камерун, наверное, можно считать одним из наиболее удачных охотничьих направлений. Отсутствие загородок и богатый животный мир позволяют любому охотнику найти себе достойные приключения. Помимо иланда здесь можно добыть с десяток разных интересных трофеев: из dangerous game здесь можно стрелять буйвола саванного, слона, льва и бегемота, из plains game – роана, хартебиста, два вида дукеров, кистеухую свинью, козла Буффона, вотербака, ориби.

Мне нужен иланд!

Сперва мы вылетели из Киева в Цюрих, и после недлинного транзита аэробус «Свисса» понес нас в Африку. Вещи все прилетели в целости – для африканского сафари это крайне важно. Ночевка в Яунде, и на следующее утро местный самолет доставил нас в Гаруа – административный центр Северной провинции Камеруна. От Гаруа до границы с Нигерией не больше 40 километров – это если на запад. А на востоке в 80 километрах уже начинается территория Чада.

Четыре часа до лагеря пролетели своеобразно: два часа по африканскому хайвею с массой «спящих» полицейским и, в принципе, со сносным асфальтом. Часто также попадались патрули из «бодрствующих» полицейских, которые делились на три условные группы. Те, кто умел читать, с детской радостью проверяли бесчисленные документы, те, кто умел писать, отмечали что-то в пыльных гроссбухах размерами с могильную плиту, а те, кто не умел ни писать, ни читать, вращали глазами и ходили вокруг машин (со старыми «калашами» на плечах). Потом автобан закончился, и мы нырнули на грунтовку. Дорога была весьма условной, и оставшиеся сорок-пятьдесят километров мы скакали часа два. Ну, наконец-то лагерь (!!!), и вот мы уже распаковываем вещи в уютных домиках-букару. Есть душ, унитаз и кондиционер! Жизнь начинает переливаться радостными красками. Лагерь и концессия принадлежит компании Africam safaris – в ней работают русские охотники. Это придает пикантность оформлению: в столовой жуткие маски мирно соседствуют с лаковой балалайкой, черные научились лепить пельмени и разделывать селедку. Но селедка осталась в лагере, а пока…

Мне нужен иланд!

...все также жарко. Солнце перевалило зенит и поджаривает мне затылок. Хорошо, что я в шляпе с широкими полями – она гораздо эффективнее бейсболки. Тракеры оптимистичны – следы свежие и четкие, Хайден считает, что мы обязательно нагоним стадо до темноты. Осторожно интересуюсь: «А когда будет темнеть?» «Когда мы нагоним стадо, тогда и стемнеет!» – пришлось удовлетвориться этим ответом. Мы медленно идем вперед. Скорость движения невелика, ходьба монотонна до сонной одури. Я в голове читаю стихи – черт! – надо было взять с собой плеер, что ли? Мухи не докучают – им тоже, наверное, лень летать. Главное, чтобы лень было иланду! И мы идем, надеясь на это и на собственные силы. Договорились о марше в 45 минут, потом короткая остановка. Хайден закуривает, и мы снова движемся дальше.

Снаряжение на трофейную охоту – это всегда сложный вопрос. Средняя температура в Камеруне в апреле около 35 градусов. Понятно, что теплая парка вряд ли нужна, но вообще местность колючая и злая. Нужно понимать, что одежду элементарно порвать в такие лохмотья, что потом впору разве что неграм подарить. Рекомендуются брюки. Так меньше исцарапаешь ноги, так меньше кусают мухи цеце – их тут как грязи. Муха цеце размером с нашего овода и кусается так же больно. Сонной болезни вроде как здесь нет, но есть малярия – традиционный африканский бич, поэтому обязательны таблетки. Отдельный сюжет – это прививка от желтой лихорадки. Без оригинала сертификата посольство не открывает визу, а на въезде мрачный черный дядька обязательно посмотрит на сертификат о прививке. Оружие берем с собой. Africam safaris дает в аренду, но свое – это свое! Я беру свою «Дакоту» 76 в калибре .338 Лапуа – буйвола я стрелять не собирался, а вот для иланда – это самое то!

Мне нужен иланд!

На исходе третьей сорокапятиминутки мыслей уже не было. Руки-ноги двигались механически, при этом удалось настроиться на нужную волну – усталости не чувствовалось. Это очень важно – настроиться на нужную волну, тогда обязательно дойдешь! Это я понял сначала в Зимбабве, потом в Северном Камеруне, и это понимание очень помогло впоследствии в Камеруне Южном. Уже вроде и жара не раздражает, и камни под ногами меньше осыпаются. Все вроде налаживается. Мы идем прямо на солнце. Куда-то за горизонт. Еще одна остановка…

Местное камерунское население тут, на Севере, исповедует ислам. Одеваются в длинные балахоны и круглые шапочки на голову. В целом не агрессивные, далеко не так, как их соседи из Нигерии или Чада. Отношение к жизни размеренно-философское. Работать особо не хотят, но это для Африки, по-моему, традиционно. К чужакам-африканцам относятся настороженно, но без враждебности. Как-то Хайден говорил, что в сахели нашли мальчика-пастуха. Он был совсем один, и из расспросов выяснилось, что сбился с пути и пришел в Камерун из Нигера. По прямой это около 500 километров. Мальчику идти было абсолютно некуда, в Нигере его никто не искал, а в Камеруне он был никому не нужен. Его накормили, дали «новые» сандалии б/у и… Нет, не съели – вывели на шоссе и отправили восвояси. Население наполовину неграмотное. Грамота им, в принципе, ни к чему, важно уметь считать. Особенно деньги. Они тут красивые и разноцветные. Франки – на память о французском колониализме. Курс их к старому французскому франку был 1 к 100. Правильно, зачем тут сантимы? Это же еще догадаться надо, что сто сантимов составляют один франк!

Пошел четвертый час тропления. И тут внезапно сонная одурь разлетелась вдребезги. Хайден стал поразительно похож на терьера – он сделал стойку и стал пристально всматриваться в кусты. Нетерпеливыми жестами подозвал к себе. «Видишь?» Я вглядываюсь вперед. И – о, чудо! – я вижу. Я вижу стадо самок, а сбоку, как будто охраняя его, пасется бородатый самец.

«Shoot!» – шипит Хайден. Выстрел! Мимо! Как мимо? Разве можно промазать в товарный вагон с 50 метров. Можно! В результате обалдели все: я, Хайден и иланд. Он остановился и дал возможность уже навскидку произвести выстрел по корпусу. Задняя нога подломилась, и иланд тяжело упал. И встал! Адреналин бы и погнал зверя вперед, но на трех ногах иланд не марафонец.

Маскировка больше не нужна. Мы выскочили на поляну. Слышится дробный перестук копыт уходящего стада. Иланд пытается ковылять за ним, но .338 Лапуа настигает его и на этот раз опрокидывает. Четвертый выстрел в шею с десяти метров подводит итог послеполуденной охоты.

Мне нужен иланд!

Иланда выкладывают для фотосессии. Спиралевидные красивые рога. Большое, грациозное животное. Как-то я купил в Йоханнесбурге книгу о топ-25 африканских животных. Не «большая пятерка», а именно самые-самые африканские животные. В этом списке только четыре животных из «большой пятерки» – нет носорога. А вот иланд лорда Дерби там есть. И он занимает достойное место как ценный и почетный трофей. Но это все потом, а пока тракеры отправлены за машиной, я наконец нахожу камень в тени и присаживаюсь на него, давая отдых ногам. Спустя почти три часа подъехала машина. Иланд выложен – счастливые улыбки, щелчки фотоаппарата. Антилопу тут же разделывают, грузят в машину, и мы отправляемся в лагерь.

Не доезжая до лагеря, по указанию Хайдена местные нарезают зеленых веток и украшают машину. Перед последним поворотом Хайден теперь уже мне велит дважды выстрелить в воздух. Население лагеря радостно приветствует нашу группу: иланд будет начисто съеден, а мясо – это всегда праздник.

И для нас праздник! Из морозильника достали …. французское шампанское!!! Больший шок, наверное, вызвало бы у меня лишь появление тут балетной труппы Большого театра… С элегантным хлопком отделяется от бутылки пробка. Потные, пыльные и грязные мужики, глядя друг другу в глаза, с кружевным звоном сдвигают бокалы, салютуя охоте, Африке и приключениям.

Русский охотничий журнал, август 2013 г.

876

Похожие статьи