Об «АЧС-диссидентстве»

Охотничье хозяйство
Дата публикации:
просмотров: 940
Комментарии:
Об «АЧС-диссидентстве»

Под «АЧС-диссидентством» в настоящей статье предлагается понимать отрицание официальных данных об эпизоотической обстановке по африканской чуме свиней на территории России (и некоторых других государств), а также приверженность различным альтернативным теориям о причинах многочисленных случаев падежа диких и домашних свиней, происходящих на территории России за последнее десятилетие.

Предлагаемый термин служит отсылкой к известному явлению «ВИЧ-диссидентства» – отрицания общепринятой доказанности того, что вирус иммунодефицита человека является инфекционным агентом ВИЧ-инфекции и приводит к заболеванию СПИДом.

Вирус африканской чумы свиней впервые попал в современную Россию через территорию Грузии в 2007 году. Распространившись первоначально в южных регионах, он начал продвигаться дальше. Постепенно, пройдясь по значительному участку европейской части России, африканская чума проникла дальше: в Белоруссию, Украину, Латвию, Литву, Эстонию, Молдавию, Польшу, Чехию, Германию и достигла Бельгии. Есть надежда, что к сегодняшнему дню вирус уже оставил позади самую острую фазу своего распространения в России, хотя локальные вспышки перманентно фиксируются то в одном, то в другом регионе. Практически везде последствиями вспыхнувшей эпизоотии становились отчуждение домашних свиней из личных подсобных хозяйств, уничтожение поголовья на свинофермах, а также то, что вызывало больше всего критики со стороны любителей природы, – повальное регулирование численности кабана, имеющее целью снизить плотность этого животного до минимума (а кое-где поговаривали и о проведении полной депопуляции). И почти повсеместно раздавались голоса «АЧС-диссидентов» – фермеров, охотников и работников охотничьего хозяйства, уверенных, что «всё на самом деле не так, всё это подстроено, власти скрывают…» и т. д.

Об «АЧС-диссидентстве»

Давайте разберёмся в том, что думают эти люди про сложившуюся ситуацию и почему их не устраивает «официальная» точка зрения. Данный анализ сделан в основном на основе личного опыта общения с различными категориями охотников и охотпользователей, а также мониторинга профильных интернет-ресурсов.

Итак, основные постулаты «АЧС-диссидентства» можно сформулировать следующим образом.

  1. Многочисленные случаи падежа кабанов и домашних свиней, происходящие на территории России с 2007 года и приписываемые действию вируса АЧС, вызваны на самом деле какими-то иными причинами.
  2. Истинные причины скрываются от населения некими заинтересованными силами.

В качестве этих «истинных» причин массовой гибели животных чаще всего предполагаются некие спланированные действия заинтересованного круга лиц по целенаправленному уничтожению кабанов. Наиболее часто предполагаемым способом гипотетического уничтожения выступает применение отравляющих веществ. Иногда встречаются и другие версии, такие как иные заболевания (например, классическая чума свиней).

Пожалуй, наиболее любопытным вопросом в данных построениях являются предполагаемые мотивы этой заинтересованной группы лиц.

Об «АЧС-диссидентстве»

Самая популярная версия, предлагаемая «АЧС-диссидентами», – экономическая диверсия. Чаще всего под этим подразумевают преступные действия какого-либо крупного производителя свинины (иногда – другого вида мяса) или заговор ряда таких предприятий, целью которых является вытеснение конкурентов. Если предполагаемый «злодей» занимается именно свиноводством, то конкурентами выступают личные подсобные хозяйства (в особо запущенных случаях – и дикий кабан). Если же крупные производители свинины в регионе в данной местности сами несут многомиллионные убытки от падежей и карантинных мероприятий, то «злодеями» в массовом сознании, как правило, выступают какие-либо производители альтернативной свинине мясной продукции. Иногда встречается и «внешняя» версия диверсии, заключающаяся в том, что травят кабана некие заграничные «игроки» либо отечественные личности, лоббирующие их интересы (впрочем непонятно, почему бы в таком случае не запустить оригинальный вирус, вместо того чтобы заниматься многократными недешёвыми и опасными акциями «травления»).

Есть у этой версии постоянно повторяющиеся мотивы, например вертолёт, раскидывающий мешки «с отравой». Правда, о нахождении самих этих мешков в лесу и тем более о последующем анализе «отравы» слышать не приходилось. Зато приходилось слышать и более забавную теорию, когда в содержании яда подозревались брикеты с вакциной от бешенства «Рабивак-О/333», для раскладки которых привлекали в том числе охотников.

Однако встречаются и другие версии мотивов предполагаемого заговора. Так, в период подготовки к Олимпиаде-2014 в Сочи среди охотников Краснодарского края была популярна версия, что «кабанов травят, чтобы облегчить работу служб, обеспечивающих безопасность проведения игр, исключив присутствие живых объектов, близких к человеку по габаритам, видимых в ИК-диапазоне». Впрочем, при этом непонятно, почему повезло другим животным сходных габаритов.

Об «АЧС-диссидентстве»

Вышеназванными теориями набор не ограничен, встречаются на просторах интернета и в беседах охотников «за рюмкой чая» и другие, более экзотические. Например, что «травля кабана спровоцирована государством, чтобы уменьшить количество оружия на руках у населения».

У читателя может возникнуть вопрос: а почему, собственно, автор уверен в том, что все эти теории – неправда? Надо сказать, что, в силу законов формальной логики, конечно, нельзя утверждать, что все кабаны и домашние свиньи, «записанные» в жертвы африканской чумы, погибли именно от неё. Тем не менее в пользу «официальной» трактовки эпизоотической ситуации и против «диссидентских» постулатов говорит множество доводов, как то: небывалый для какого-либо заговора международный масштаб эпизоотии (неужели в страхе перед мешками с отравой, разбрасываемыми с вертолёта, рассудительные датчане утвердили проект постройки забора от кабанов вдоль всей границы с Германией, а французы уничтожают кабанье поголовье на границе с Бельгией с применением сил армейский подразделений?); личный опыт ликвидации последствий «чумных» падежей и многочисленные результаты соответствующих анализов (а где хоть одно официально опубликованное заключение с «альтернативными» результатами, меры по итогам которых, тем не менее, принимались, как в случае с АЧС?); явная несоразмерность усилий и рисков с ожидаемым экономическим эффектом (в случае гипотетической «мясной» конкуренции с диким кабаном) и т. д.

Однако представления о «выдуманности» эпизоотии АЧС настолько популярны в охотничьем сообществе, что невольно задаёшься вопросом: а в чём причины этого? С одной стороны, конечно, очевидно, что «АЧС-диссидентство» – типичное явление, порождаемое верой в «теорию заговора». Соответственно, как и в случае с другими «теориями заговора», существует ряд объективных психологических и биологических причин того, что многие люди охотно в это верят. В нынешнюю эру цифровой доступности найти информацию о виновных в этом когнитивных искажениях (то есть систематических отклонениях в восприятии и мышлении, обусловленных субъективными предубеждениями и стереотипами, социальными, моральными и эмоциональными причинами, сбоями в обработке и анализе информации, а также физическими ограничениями и особенностями строения человеческого мозга) не составит труда.

Об «АЧС-диссидентстве»

Однако, помимо этого, есть ещё одна, пожалуй, самая досадная причина. А именно – тотальное недоверие со стороны рядовых (и не только) охотников всему, что касается управления охотой и охотничьим хозяйством, в последние годы. Охотник своими глазами видит, что творится в отрасли: «отжимание» под разными предлогами охотугодий у общественных организаций, постоянная непонятная чехарда в организации отраслевого управления и его нормативном регулировании, регулярное введение новых непонятных и необоснованных запретов и ограничений на региональном уровне. Поэтому неудивительно, что с гораздо большей охотой верится в то, что охотников в очередной раз хотят обмануть, пожертвовав интересами охоты и природы ради чьей-то экономической выгоды, чем в то, что кто-то реально заботится о благоприятной эпизоотической обстановке. Более того, многие охотники своими глазами видели, как в некоторых регионах действия по снижению численности кабана носили истерический характер, и власти явно перегибали палку. Что тут говорить – и государство, и крупные сельхозпроизводители, способные повлиять на принятие соответствующих решений, действительно боятся африканской чумы как огня из-за потенциальных многомиллионных убытков.

Можно задать вопрос: «А что в этом всем плохого? Ну, кроме абстрактной истины. Подумаешь, верят люди в какую-то чушь, но некоторые и в плоскую землю верят, и в то, что американцы на Луне не были. Какой практический вред от всего этого?» Однако практический вред есть, и он очень велик. Суть его – в неадекватном восприятии болезни и необходимости с ней бороться. Ведь если нет АЧС, то и не надо ничего делать – ни карантинов, ни регулирования численности. Достаточно дождаться, когда «монополисты разберутся в своих делах и отстанут от нашего кабанчика». А пока можно и наличие кабана в угодьях скрыть, и «навязанную» охоту в целях регулирования численности тихо просаботировать. А то и вовсе завезти «по-серому» откуда-нибудь несколько особей кабана для «обогащения» угодий (зачем ветеринарные правила соблюдать, если никакой чумы нет?). Плачевные последствия таких ситуаций есть, и не только в России.

Массовый охотник и охотпользователь должны понять, что ничего хорошего с «кабаньим вопросом» не случится, пока АЧС не будет побеждена. А с имеющимся отношением, к сожалению, победить её будет сложно...

Русский охотничий журнал, май 2019 г.

940

Похожие статьи