Механизм лицензий в Канаде глазами рядового охотника

Охотничье хозяйство
Дата публикации:
просмотров: 873
Комментарии:
Механизм лицензий в Канаде глазами рядового охотника

В Канаде регулирование охоты находится под юрисдикцией провинций (провинция – это географически-административная единица, аналог американского штата). В каждой провинции законодатели принимают законы об охоте, а некий местный правительственный орган (в провинции Онтарио он называется Министерство природных ресурсов и лесов) следит за их соблюдением, организует выдачу охотбилетов, лицензий и содержит штат инспекторов, которые следят за соблюдением тех самых правил и законов.

Лицензии на наиболее популярные виды разыгрываются в своеобразную лотерею. В Онтарио это олени и лоси. В других регионах по лотерее разыгрываются лицензии на такие виды, как медведи гризли, горные бараны и козлы, маралы, антилопы и овцебыки. Лицензии для самостоятельной охоты на наиболее популярные виды могут получить только местные жители, а приезжим приходится нанимать гидов и аутфитеров. Так, мой знакомый, живший в Юконе, охотился на баранов, купив лицензию за 3 копейки, а если я туда захочу поехать, это будет стоить тысяч 20–25, правда, с обслуживанием. Таким образом провинции защищают свой природный ресурс и дают работу местным жителям, плюс вливают деньги в местную экономику.

Ещё недавно была популярна охота на северного оленя (карибу). Для большинства она начиналась в провинции Квебек, откуда охотников завозили самолётами в тундру (в Северный Квебек или Лабрадор), где главной задачей было попасть на мигрирующее стадо оленей. К сожалению, по не до конца ясным причинам стадо Leaf River, насчитывавшее 600 тыс. голов (подвида Quebec-Labrador caribou – квебек-лабрадор карибу. – Прим. ред.), в 2000 г. сократилось до 181 тыс. В 2016 и в 2018 году охоту на него закрыли. Другое стадо, George River, очутилось вообще на грани полного исчезновения, и охоту на него закрыли ещё в 2013 г. Это стадо насчитывало 700–800 тыс. оленей в 1980–90-е гг., а на конец 2018 г. сократилось до 5500. При этом некоторые инуиты (коренное население) упорно продолжают охоту (в том числе с самолётов), несмотря на правительственный запрет. В качестве анекдота добавлю, что многие индейские вожди теперь сами себе выписывают зарплату в 100 тыс. канадских долларов в год и больше (при средней зарплате по стране 51 тыс.) на полученные от государства бюджетные средства. Налогов они никаких не платят.

Механизм лицензий в Канаде глазами рядового охотника

Отдельным случаем является охота на белого медведя. Лицензии на неё выдаются представителям коренного населения, инуитам (ранее называемым эскимосами, каковой термин ныне не моде, так как считается оскорбительным, вроде слова «негр»). Аборигены же эти охоты и продают, т. е. организуют для трофейных охотников, преимущественно американцев. Стоимость подобной охоты около 40 тыс. долларов, не учитывая дорожные расходы. В США охота на белого медведя, кстати, запрещена, так же, как и в России.

Лотереи проводятся с учётом специфических факторов, как, например, пол животного или географический регион, куда выдаётся лицензия. Так, география очень актуальна для охоты на горных баранов: в некоторых местах они могут иметь консистентно большие рога, что принципиально для трофейных охотников. Возвращаясь в Онтарио, расскажем немного подробнее о видах лотерей и о том, как оценивается поголовье и определяются квоты. Некоторые из этих механизмов имеют исторические корни и применяются с незапамятных времён.

Для участия в лотерее охотнику необходимо приобрести лицензию на охоту на данный вид. Так, для охоты на белохвостого оленя каждый приобретший лицензию имеет право на отстрел одного рогатого самца в любой части провинции Онтарио. Юридически «рогачом» считается любой олень с рогами длиной более 10 см. Это как раз и есть пример правила, существующего от времён царя Гороха. Ранее считалось, что самцы не так важны для поддержания популяции (один самец может оплодотворить несколько самок, которые и принесут потомство), кроме того, на них труднее охотиться, они как-то лучше прячутся от охотников. Умнее они, что ли? (Шутка.)

Сезон охоты на оленя с «огнестрелом» длится всего 1–2 недели, так что если олени попрятались, то пронесло. Правда, сезон охоты с луком или арбалетом длится с октября до Нового года, но количество охотников намного меньше, да и результативность этой охоты значительно ниже. С вышеназванной лицензией на оленя каждый охотник может также участвовать в лотерее на дополнительную лицензию (ярлык), количество которых определяется ежегодно тем самым Министерством, в зависимости от состояния поголовья. Эти лицензии выдаются уже в специфические географические зоны и могут быть как на рогача, так и на «безрогого» (самку или оленёнка). Оценка популяции оленей проводится на основании опроса охотников через письменную (теперь и через интернет) анкету: сколько дней охотился? где? сколько оленей видел? И т. д. И тут нужно сказать, что некоторые охотники сознательно завышают количество виденных зверей, чтобы у Министерства создалось завышенное мнение о популяции и оно выдало побольше лицензий. Второй метод, который используется в густонаселённой южной части провинции, – это учёт количества автомобильных столкновений с оленями: чем больше аварий, тем больше оленей в регионе.

Механизм лицензий в Канаде глазами рядового охотника

С лосями дело обстоит иначе. Охота на лося – это традиционно групповое мероприятие, и поскольку большая часть лицензий выдаётся в северо-западную часть Онтарио, а большая часть населения находится на юге, то для многих это означает поездку на машине примерно за 2000 км. Народ грузит квадроциклы и лодки и отправляется в дальний путь. Для того чтобы получить разрешение на отстрел лося, для начала необходимо купить общую лицензию, которая даёт право на отстрел лосёнка. Логика подобной неограниченной охоты на молодняк основывалась на идее, что смертность лосят и так высока от естественных факторов, поэтому охота на них не повлияет на численность зверя. В последние годы правила охоты на лося в Онтарио меняются в связи с падением поголовья. Так, период охоты на молодняк теперь ограничен до двух недель. Причины снижения поголовья до конца неясны, и охотвласти надеются поправить ситуацию комплексными мерами.

Так вот, купив общую лосиную лицензию, охотник может участвовать в лотерее на право отстрела взрослого животного. Лотерея проводится по разным категориям: самец или самка, «огнестрел», луки-арбалеты или мушкеты дульного заряжания, – и по географическим зонам. При индивидуальном участии шансов выиграть практически ноль. В некоторых зонах есть так называемый гарантированный размер группы, т. е., набрав нужное число охотников, получишь лицензию. Размер группы зависит от количества лосей в зоне и от популярности данной зоны, которая обычно связана с досягаемостью (есть такие зоны, куда можно только лететь).

Механизм лицензий в Канаде глазами рядового охотника

Оценка популяции лося производится через опрос охотников, как и с оленями, а также наблюдениями с воздуха (с вертолётов и самолётов), которые проводятся зимой, когда лосей хорошо видно на глубоком снегу в голых лесах. Нельзя не сказать об охотправах коренного населения. Не вдаваясь в политические дискуссии, отметим только, что индейцы, инуиты, метисы – все имеют право охотиться в любое время года и без лимитов, т. е. никакие правила на них не распространяются. Это, естественно, сказывается на поголовье зверей, как на индейских землях, так и вокруг них. Они могут охотиться даже ночью, что в принципе запрещено в Канаде.

Непосредственно по факту добычи зверя охотник обязан «не отходя от кассы», т. е. немедленно и на месте, повесить на добычу специальный ярлык, отметив на нём время и дату. Ярлык, собственно, подтверждает легальность охоты и трофея, а также исключает возможность повторного использования лицензии. Его необходимо сохранять при перевозке и предъявлять контролирующим инстанциям. При разделе добычи между несколькими охотниками у каждого должны быть записаны личные данные охотника, у которого остался ярлык. Вообще, как правило, оленей и лосей целиком везут к мяснику на разделку, откуда через несколько дней забирают мясо, порезанное на готовые к употреблению куски.

Следует отметить, что наличие лицензии не даёт охотнику права охотиться в каких-то конкретных угодьях. Так, на «королевской», вроде как общественной земле, охотиться могут все, а вот на частных землях требуется разрешение владельца, т. е. доступ к охотугодьям – это отдельный от наличия лицензии юридический вопрос. В густонаселённых районах некоторые охотники часто заходят на чужие земли без разрешения, что является административным нарушением, и полиция за это штрафует.

Теперь о подранках. С юридической точки зрения, если охотник ранил зверя, он (или она) обязан приложить усилия для поиска и добора подранка. Но до Германии Канаде в этом вопросе далеко. Там если охотишься, то обязан иметь возможность воспользоваться собакой для поиска подранков, будь она твоя, соседа или того, кому ты заплатишь. В общем, в Канаде, если не нашёл подранка, можешь продолжать охотиться, пока ярлычок не повесишь на добычу. Есть охотники, утверждающие, что, не найдя подранка, они заканчивают охоту. Такие принципиальные очень. Я лично с такими не охотился и, как говорится, пока не увижу своими глазами, не поверю. Слышал я и про диаметрально противоположные случаи, когда охотники даже по кровяному следу не идут, если зверь сразу не упал, лень им. Навещая знакомых в американском штате Айова (это на Среднем Западе, в «кукурузном поясе»), где оленей очень много, я, гуляя с собаками, обошёл зимой одно поле. Так вот, минут за 40 собаки нашли останки трёх оленей: явный результат чьей-то «охоты» предыдущей осенью.

Механизм лицензий в Канаде глазами рядового охотника

В заключение ради хохмы история про самую дорогую лицензию на копыта. Это продаваемая на специальном аукционе охота на трофейного горного барана (Rocky Mountain bighorn sheep. – Прим. ред.) в провинции Альберта. В 1998 г. американский охотник заплатил 627 тыс. долларов за лицензию и отправился восвояси с пустыми руками, проохотившись две недели и не встретив достойного трофея. В последние годы эта специальная лицензия продаётся где-то за 150 тыс. американских долларов.

Русский охотничий журнал, май 2019 г.

873

Похожие статьи