Лимиты на Аляске

Охотничье хозяйство
Дата публикации:
просмотров: 1347
Комментарии:
Лимиты на Аляске

Аляска – один из немногих штатов Америки, который допускает прямое сравнение с Россией. Её климат, фауна, география, плотность населения, отрасли хозяйства почти полностью совпадают со многими регионами северо-восточной Сибири. Как же определяются лимиты добычи охотничьих животных в бывшей российской колонии?

Общий принцип определения квот вполне обычный и основан на устойчивости природопользования: в результате охоты численность животных должна оставаться близкой к оптимальной, избегая как падения, так и перенаселённости. Какой-то конкретной, высеченной в скале цифры («изымаем строго 12,5% от весенней численности лося!») на Аляске нет. Объём изъятия зависит от многих факторов. Один из них – половозрастной состав популяции. Для лося, например, важны пропорции телят к коровам и быков к коровам. На 100 коров, при учётах в конце зимы, должно приходиться не меньше 20 телят (лучше 25–30) и не меньше 12–15 быков (лучше 30–40). Другой – динамика численности. Единичный всплеск или падение – ещё не повод выдавать больше или меньше лицензий. Если же спад или рост продолжаются два-три сезона подряд – другое дело.

Данные о численности зверя поступают из разных источников. Основной – учёты. Самые точные методы (например, с воздуха) являются, как правило, и самыми дорогими, поэтому их проводят не каждый год, и поиск альтернативных источников данных – задача весьма актуальная. Другой существенный источник данных – сведения о добыче, желательно с привязкой ко времени и месту. Каждый охотник, добывший зверя, обязан в трёхдневный срок (разумеется, с учётом физической возможности) известить соответствующие органы), иначе – штраф. Есть мнение, подтверждённое математическим моделированием, что для адекватного управления численностью учёты не обязательны – достаточно иметь точные данные о добыче.

Вся территория штата разбита на десять зон, сообразно не столько с административным делением, сколько с экосистемами, характерными для данной местности. Следующая форма деления – на юниты, отдельные участки с более-менее едиными квотами и сроками охоты. Всего юнитов 24, но многие из них, в свою очередь, дробятся на участки (1А, 1B, 1C), и даже более мелкие кусочки.

Лимиты на Аляске

Лимиты выделяются на каждый конкретный юнит, но с учётом данных по региону и штату в целом. Особенно это актуально для бурого медведя на островах Берингова моря и для карибу, совершающего масштабные сезонные миграции. Каждое решение доводится до заинтересованных граждан с подробным обоснованием («хотя учёты и показывают снижение численности карибу в популяции А, мы не стали менять лимиты, поскольку данные с помеченных радиомаячками оленей показывают, что несколько стад из популяции А на зимовке смешались с популяцией Б и ушли на летовку с ними»).

Нюансы начинаются в том, как эти квоты распределяются между жителями. Все охотники на Аляске делятся на три категории. К первой относятся те, для кого охота – это способ жизнеобеспечения (subsistence hunters). Ко второй – охотники-любители, проживающие на территории штата. И к третьей – охотники-туристы, приезжающие на Аляску из других штатов США и из-за границы.

Конституция штата Аляска гарантирует каждому резиденту штата право пользоваться возобновляемыми ресурсами в целях традиционного жизнеобеспечения. Это относится и к охоте, и к рыбалке, и к сбору дикоросов, и к пресловутому валежнику. При этом юристы толкуют соответствующую статью таким образом: если в рамках конкретного юнита необходимо ограничить добычу зверя (рыбы, etc.), то:

  • те, кто охотится с целью жизнеобеспечения, будут иметь преимущество перед теми, кто охотится с иной целью;
  • те, у кого есть «непосредственная и сложившаяся зависимость» от продуктов охоты «как основы их жизнедеятельности», будут иметь преимущество перед теми, у кого такой зависимости нет;
  • те, у кого нет альтернативных источников средств поддержания жизнедеятельности, будут иметь преимущество перед теми, у кого таковые есть.

Проще говоря, если надо будет урезать квоты добычи, то в первую очередь их урежут приезжим, а тех, кто живёт только охотой и рыбалкой, сокращение норм добычи затронет в последнюю очередь. При этом надо иметь в виду, что обычная ружейная охота в контексте лимитов добычи на Аляске имеет третьестепенное значение. Больше всего вопросов, эмоций и судебных исков вызывает рыба, на втором месте располагается промысел морского зверя, а лось, медведь и даже карибу мало кого волнуют.

Охота с целью жизнеобеспечения производится по особым именным разрешениям. Разрешение не мешает получать и «обычные» лицензии тоже и выдаётся бесплатно. Его обладатель может передать свою квоту другому охотнику (имеющему похожую лицензию), чтобы тот взял зверя на него. Кроме того, местные сообщества могут получать квоту не индивидуально, а на всю деревню сразу.

Чтобы иметь право охотиться с целью жизнеобеспечения, принадлежность к «коренным малочисленным народностям» не требуется. На практике достаточно быть резидентом «сельской местности» (rural areas) Аляски. К ней относится вся территория штата, кроме окрестностей более-менее крупных населённых пунктов, а точнее – тех регионов, где имеется хотя бы теоретическая возможность найти работу по найму и прибегнуть к «нетрадиционным» способам жизнеобеспечения: зарплате и супермаркету. Границы между ними закреплены законодательно и обозначены на карте.

Лимиты на Аляске

С этим принципом связана небольшая правовая коллизия. Сам по себе он устраивает большинство жителей Аляски, почему и был в своё время введён. Практически все, для кого охота – действительно основа жизнедеятельности, в «сельских районах» и проживают. А если выдавать разрешения на такую охоту всем резидентам, то поди ещё определи, действительно ли у гражданина имярек есть «непосредственная и сложившаяся» зависимость от продукта охоты или он просто алчет бесплатных лицензий.

Однако в конституции штата право пользования ресурсами закреплено за всеми резидентами безотносительно места проживания. Поэтому в результате нескольких судебных исков в 1990 году право на охоту с целью жизнеобеспечения как бы получили все резиденты штата. «Как бы» – потому, что это право действует только на землях, находящихся в собственности штата. А на землях, которые находятся в федеральной собственности, продолжают действовать федеральные правила охоты, которые по-прежнему не дают права на охоту с целью жизнеобеспечения жителям «несельской местности». А таких земель – 70% территории Аляски!

Как правило, по разрешению на охоту в целях жизнеобеспечения можно добыть большее количество животных меньшего количества видов, чем по обычным лицензиям. Так, в юните 1С, расположенном примерно между городом Джуно и канадской границей, по такому разрешению можно добыть четырёх оленей, одну козу Скалистых Гор и одного лося с рогами не меньше, чем о двух отростках. По обычным же лицензиям можно взять: двух чёрных медведей, одного бурого медведя раз в четыре года, двух оленей, имеющих рога, одного вапити, одного лося с рогами не меньше, чем о двух отростках, одну козу Скалистых Гор (охота открыта только на части юнита), пять волков и росомаху.

Количество выдаваемых лицензий в любом случае не равно количеству зверя, которого можно добыть без ущерба для популяции, а определяется с учётом успешности охоты. Грубо говоря, если в данном юните можно добыть 100 оленей, но средний процент реализации лицензий – 66%, то будет выписано 150 лицензий. Но выданные охотнику обычные лицензии, как правило, не отзываются. А в случае охоты с целью жизнеобеспечения, как только квота по данному зверю в данном юните оказывается выбранной, сезон закрывается: кто первый встал, того и мясо.

В целом при распределении квот охотоведы Аляски стараются выдержать баланс между интересами всех охотников. Списки и количество разрешённых животных похожи и часто отличаются от юнита к юниту сильнее, чем от одной категории охотников к другой. Также практически незаметна разница между лицензиями для резидентов и нерезидентов штата (если не считать цены): квота выделяется единая, сезоны, правила и доступность – те же. Хотя исключения, конечно, бывают, особенно среди самых популярных видов (таких как баран Далла и бурый медведь). Аутфитеры и знающие охотники держат руку на пульсе, и если вдруг выделяется квота в юнит, где её не выделяли много лет, в первую очередь стараются попасть туда. Аутфитеры также играют роль в балансе распределения квот: между ними есть негласные договорённости, кто в каком юните работает и на какие квоты претендует для своих клиентов.

Русский охотничий журнал, май 2019 г.

1347

Похожие статьи