Австрийские оружейники в салоне «Артемида»

Новости
Австрийские оружейники в салоне «Артемида»

Как известно каждому любителю шпионских романов, многие годы после окончания Второй мировой войны город Вена был своего рода чёрной дырой в железном занавесе.

Где-то же нужно было встречаться двойным и тройным агентам, вербовать и перевербовывать, продавать и передавать секреты и технологии? Вена, поделенная на зоны влияния, границы между которыми были довольно прозрачными, прекрасно подходила для этого.

Впрочем, какие такие секреты и тайны могут быть в охотничьем оружии, большая часть которого имеет традиционную, не меняющуюся чуть ли не столетиями конструкцию? Как, например карабин системы Маузер образца 1898 года. Однако же, Вернер Зодиа смотрит на конкретного представителя данной системы с выражением глубокой задумчивости на лице. Прекрасный образец, именитой фирмы, очень изящный, ни за что не скажешь на вид, что в «слоновьем» калибре .416, но на слона с ним идти временно не рекомендуется.

Всё было нормально – объясняет владелец карабина на прекрасном английском языке – до того, как из карабина не выстрелили патроном, часть пороха из которого была отсыпана. Вероятно, из-за нештатного режима горения произошла детонация, и был повреждён экстрактор. После чего затвор штатно закрывался только со стреляной гильзой, а с патроном - не до конца. После нескольких попыток найти причину оказалось, что затвор не только не закрывается, но и не вынимается…

Вернер Зодиа – потомственный ферлахский оружейник, представитель династии, которая делала оружие ещё до того, как фирма «Маузер» при содействии Джона Ригби выпустили первый «М98». Он приглашен салоном «Артемида», чтобы консультировать владельцев штучного оружия по ремонту и неисправностям. В связи с особенностями отечественного законодательства речь может идти только о консультации – непосредственный ремонт имеют право производить только штатные сотрудники оружейной мастерской. Впрочем, московских охотников это не смущает – «русские дни» Вернера Зодиа в «Артемиде» расписаны по минутам. Включая среду 12 февраля, когда оружейный салон принял у себя клубный день Московского клуба «Сафари».

В программе клубного дня - презентация другого известного австрийского оружейника, владельца магазина, и организатора аукциона – Кристиана Шпрингера из Joh. Springer’s Erben, дружеское общение «в оружии и вокруг него» (все стены зала, в котором проходит мероприятие, покрыты витринами с самыми разнообразными ружьями и карабинами от Holland & Holland до новинок концерна «Калашников» включительно), ну и, как уже было сказано, консультации и мастер-класс Вернера Зодиа.

Заклинило колечко, которое в этой системе надевается на стебель затвора – резюмирует мастер. Деталь копеечная, индивидуальной подгонки не требует, и к тому же уже сломана – надо доламывать, извлекать затвор силой. Несколько ударов киянкой через деревянную проставку успеха не приносят. Штатные мастера «Артемиды» извлекают из закромов Родины дремель и небольшую кувалду. Неподатливое кольцо удается надпилить, три руки держат ствол, четвёртая берется за орудие ударно-дробящего действия – раззудись, плечо, размахнись, рука – et voila, затвор снят! Дело за малым – найти исправные запчасти, собрать, и можно идти хоть на слона, хоть на медведя.

Австрийские оружейники в салоне «Артемида»

- А только честно, бывало такое, что ружьё после Вашего вмешательство становилось более сломанным, чем до него? – спрашиваю господина Зодиа.

- Ну… нет. В конечном итоге любое ружьё, которое ко мне попадало, начинало работать как надо. Хотя иногда и приходится просить помощи у коллег – отвечает мастер.

Его уже ждёт следующий железный «пациент» - штучное Иж-54. Ждёт не без задней мысли – узнать мнение австрийского мастера о модели, которую многие считают лучшим из доступных рядовому охотнику советских ружей. Иные же с этим не согласны. Но Вернер Зодиа оценивает «ижевку» весьма высоко. «Немецкое? Нет, не немецкое… а чьё? Прекрасная работа, очень хорошее качество, придраться не к чему».

- Вы уже второй день в «Артемиде» консультируете русских владельцев оружия. Подбрасывали ли они Вам какие-нибудь необычные проблемы, или загадки?

- Пожалуй, нет. Всё, что я видел – штатные неисправности, типичные для данных конструкций.

Австрийские оружейники в салоне «Артемида»

Так зачем, возможно спросит читатель, звать на помощь австрийца? Неужто наши мастера не умеют кувалдой махать? Умеют, конечно, но тут как в той старой английской байке: «1 шиллинг за удар, 999 фунтов 11 шиллингов – за то, что знаю, куда ударить». Опыт оружейника, который умеет делать такие карабины своими руками – совсем другого порядка, чем у мастера, который оружие только чинит, а ответственность, когда речь идёт об оружии высшего разбора, стоимостью в способный передвигаться без помощи лошадей автомобиль, весьма велика. Есть и другие причины, но о них ниже. Сначала заслушаем Кристиана Шпрингера.

Наследник хорошо известного из рассказов Остапа Вишни чешского оружейного дома Новотны начинает с вековой истории Joh. Springer’s Erben. Переходит к тому моменту после Второй мировой войны, когда производить ружья стало невыгодно, и фирма волей-неволей переключилась на торговлю оружием, новым и комиссионным, в магазине и с аукциона. И говорит о том, как возникла идея вернуться к производству оружия высшего разбора. Сначала – карабинов на маузеровском затворе, затем – двустволок по типу Holland & Holland Royal, но на новом техническом уровне. Некоторые детали УСМ, например, изготавливаются по технологии 3D печати. Шпрингер уверяет, что у них есть преимущество в прочности. При традиционной технологии детали, как ни крути, нагреваются, что меняет структуру металла, а при 3D печати - нет.

Впрочем, потрогать «распечатки» руками у гостей мероприятия пока не выйдет. Работа над проектом ведётся уже два года, но пока подобрали и закупили оборудование, пока сделали чертежи и отработали технологию – на данный момент первые образцы существуют только в металле без отделки. Им надо изготовить ложи, на что у работающего вручную мастера уходит около месяца, затем покрыть гравировкой. Граверы — это те же художники, говорит Шпрингер, на них нельзя давить. Но к осеннему сезону первые сделанные в XIX веке двустволки Joh. Springer’s Erben окажутся в руках заказчиков.

Австрийские оружейники в салоне «Артемида»

Среди которых вполне могут быть и граждане РФ. А как же санкции? А на это есть волшебное слово – «старые контракты». Австрийское правительство применило принцип «закон обратной силы не имеет» - австрийские фирмы имеют право выполнять свои обязательства по контрактам, заключенным до введения санкций. В этой ситуации пословица «Старый друг лучше новых двух» приобретает особенную актуальность. У оружейного салона «Артемида» есть те самые «старые контракты» и с Joh. Springer’s Erben, и с Werner Sodia, по которым те могут поставлять своим российским партнерам охотничье оружие. Такую дружбу надо крепить, холить и лелеять.

Что и происходит на дне Московского клуба «Сафари» в «Артемиде». С первого взгляда понятно, что встретились не только старые друзья, но и настоящие охотники и рыбаки. Разговоры идут обычные для любой охотничьей компании. «Таймень» - звучит с одного конца зала. «Гусь» - отзывается с другого. В третьем участники общаются с Шпрингером и Зодиа. В переводчиках нет принципиальной необходимости: такое ощущение, что не немецким так английским владеют все присутствующие. Или дело в том, что на фоне общей любви к охоте и оружию размываются границы не только между странами, но и между языками?

Я помогаю обществу, тщательно пережевывая «Ка на Пэ», и размышляю над главным вопросом журналистики, который в устах директора радиостанции Миши из пьесы-кинофильма «День радио» звучит, как «Почему это должно быть интересно жильцам других домов?»

Действительно, с точки зрения «простого российского охотника» может показаться, что и ружья, о которых говорили в «Артемиде», и проблемы, которые там обсуждали, и люди, которые там собрались, могли бы с тем же успехом находиться на планете Уран. Но это только на первый взгляд.

Австрийские оружейники в салоне «Артемида»

Оружейный мир подобен пирамиде. На вершине – Перде и Голланды, в основании – валовый продукт для широких охотничьих масс. Проблема в том, что основания без вершины не бывает. И чем выше вершина, тем шире основание. Я не знаю, какими тонкими нитями это связано, но не знаю примеров, когда удавалось создать качественное и недорогое охотничье оружие при отсутствии мастеров-артистов и спроса на оружие высшего разбора. Армию так вооружить ещё можно (Хотя и это ещё вопрос. Вспомним вклад London-best оружейника Ригби в разработку М98 и британской винтовки Ли-Энфилд. Задумаемся, нет ли связи между тем, что китайские АК котируются ниже советских, и тем, что в СССР оружие высокого разбора имелось, а в Китае – нет). Но что касается охотничьего оружия, без штучников однозначно ничего не получится.

По крайней мере, наш исторический опыт говорит именно об этом. После 1917 года всех, кто мог бы заказать ружьё у Перде или Мацки «вычистили» из обихода как класс – и тем самым устранили производство ружей высокого разбора как явление. Зачем это всё победившему пролетариату? Ему нужно простое, надежное оружие массового производства. Однако, все попытки обеспечить таковым советского охотника оказались безуспешными. Ровно до того момента, пока не появился ШОМ/ЦКИБ, пока не отправились ижевцы и туляки на стажировку в Зуль, ну, и пока не вышло на сцену новое поколение любителей высококлассного оружия. Таких, как полковник Брежнев или маршал Конев. Который, если верить архивам Joh. Springer’s Erben, приобрёл несколько ружей этой фирмы, когда командовал группой советских войск в Австрии.

Таким образом – обращаюсь сам к себе – если Вы, Алексей, как обычный российский охотник, хотите иметь возможность купить ружьё, ну, скажем, уровня того самого Иж-54, то Вам надо такие мероприятия поддерживать. Потому что не будет Вам оружия недорогой, но качественной работы без мастеров высшего класса, без ружей высшего разбора, без международного сотрудничества и без доступа к новейшим технологиям. Бесспорно, сейчас с этим есть проблемы, как экономического, так и внешнеполитического свойства. Но хорошо уже, что мы не находимся в абсолютной изоляции, и иностранным оружейникам, а также лучшим мировым образцам оружия, не закрыта дорога в Россию. И спасибо Вернеру Зодиа, Кристиану Шпрингеру, салону «Артемида» и Московскому клубу «Сафари» за организацию этого события.

1639