Лось
Дата публикации:
просмотров: 77

Счастливый выстрел

Комментарии: 0

Есть вещи, которые мы выбираем не умом, а сердцем. Это правило относится иногда и к оружию. Так в моем арсенале появился карабин со скобой Генри. Зачем он мне? Да затем, что мальчишки продолжают жить в мужчинах. А непременным атрибутом кино про индейцев и ковбоев всегда был «винчестер» – в моей юности с таким носились по киноэкранам Гойко Митич, Юл Бриннер или Клинт Иствуд. Но не только поэтому.

Мой левер

На отечественных оружейных форумах достаточно много копий сломано на тему винтовок со скобой Генри. Подобное оружие у нас чаще называют «винчестером». Именно компания Winchester достаточно долго (с конца XIX века) была основным производителем оружия с перезаряжанием подвижной скобой, которое обозначается общим термином левер-экшн (Lever Action).

Из виртуальных битв понятно, что теоретиков и тех, кто слышал пересказы от брата приятеля по совместным посиделкам, много. Реальных владельцев, особенно пользовавших левер вне пределов стрельбища, значительно меньше. Но редко кто из них отзывается о своем оружии отрицательно – в противном случае оно просто меняет хозяина.

Начитавшись форумов, я понимал, что, чисто практически мне левер особо не нужен. Для тренировок и мелкой дичи есть «мелкашка» от Walther. Для пострелушек, средних дистанций и зверя есть СКС под дешевый отечественный 7,62х39. Основным же охотничьим карабином, с которого добывалась и добывается дичь (от тетерева до лося), был и остается CZ-550 Lux под .30-06.

И все же пару лет назад в моем арсенале появился карабин Puma 92 производства компании Rossi, которая входит в состав бразильского оружейного концерна Taurus.

Карабин, по сути, представляет собой копию знаменитого Winchester 1892, с витой боевой пружиной вместо пластинчатой. На затвор Rossi в угоду современным требованиям добавлен флажковый предохранитель, запирающий боек. Имеется предохранительный предвзвод курка. Кроме того, на курке имеется запирающий замок. Если повернуть его прилагаемым в комплекте ключом, невозможно ни взвести курок, ни передернуть затвор. Неплохая мера безопасности, особенно в путешествии.

Модель выпускается под разные патроны, от .38 Special до .45-70 и в вариантах винтовки с толстым шестигранным стволом или карабина, круглый ствол которого потоньше, но и полегче.

С учетом «выбора сердцем» и «ковбойской» темы я остановился на легком карабине под совсем уж аутентичный .45 Colt, он же .45 Long Colt, .45 LC, .45 Colt USA, или, в привычных нам метрических параметрах, 11,43×33 R. Тот самый, популярность которого родилась вместе с принятием на вооружение в 1873 году армией США другой оружейной легенды – револьвера Colt US Army New Model 1873 Single Action revolver, более известного как Colt Peacemaker – «Миротворец».

Профессиональные американские охотники использовали серьезные дальнобойные винтовки и мощные патроны. Но и револьверный 45-й, используемый в леверах, оказался достаточным для охоты в Северной Америке на любую дичь, включая бизона. Как? Да так же, как у нас в Сибири и на Дальнем Востоке до сих пор стреляют самых крупных лосей и медведей из СКС. Во-первых, по месту. А во-вторых, до падения зверя или «до железки», пока не вылетит последняя гильза. Кроме того, удобно было иметь револьвер и винтовку под один патрон, который мог и в добыче зверя помочь, и жизнь хозяину в различных передрягах сохранить.

У меня «Миротворца», увы, нет. Зато есть карабин, который многозаряден (10 патронов), легок и компактен. И обладает наибольшей скорострельностью среди неавтоматических образцов. Мгновенно приводится в боевое положение: если патрон в патроннике, то достаточно взвести курок, если патронник пуст – одним движением скобы мы можем приготовиться к стрельбе. Неудивительно, что на американском континенте рычажные винтовки стали в первую очередь атрибутом путешественников. Левер легко размещается на упряжи лошади или в автомобиле, его необременительно нести вместе с рюкзаком.

Что же касается патрона, я пока использую бразильские патроны марки СВС компании Magtech с безоболочечной тупоконечной пулей LFLAT массой 16,2 грамма (250 гран). Если судить по коробочным данным, патрон не «раскачанный», начальная скорость 232 метра в секунду, на 50 метрах – 224 метра в секунду, на 100 – 216 метров в секунду. Энергия пули соответственно 436, 406, 478 Джоулей. То есть вроде как совсем слабенько, если пользоваться общепринятой теорией исчисления рекомендуемой поражаемой массы биообъекта к энергии пули в соотношении 1 килограмм/10 Джоулей. Бывает снаряжение этого патрона и помощнее, а затвор Rossi позволяет выдерживать давления куда более значительные, чем у этой версии Magtech. Но, во-первых, в России это практически единственный вариант легально завозимого патрона указанного калибра. А во-вторых, даже будь у меня желание сделать его мощнее, приходится помнить, что релодинг нарезных патронов, у нас, увы, до сих пор вне закона…

Вместе с тем раневая баллистика – наука, в которой не так много однозначных постулатов. Так, например, в баллистическом желатине раневой канал от пистолетного патрона 7,62 ТТ представляет огромную каверну. А от сына нашего .45LC, знаменитого пистолетного .45ACP, – трубочку, едва превышающую диаметр пули. Но медленно летящая тяжелая крупнокалиберная пуля обладает более выраженным останавливающим эффектом – это скажут большинство экспертов, знакомых с использованием этих боеприпасов не понаслышке. А закон передачи энергии никто не отменял.

Поэтому меня патрон к леверу Rossi устраивает как патрон для загонной стрельбы до 100 метров. Или для добора. У него очень умеренная отдача, звук значительно тише любых «нормальных» винтовочных калибров. Тяжелая тупоконечная пуля в сочетании с безоболочечной конструкцией, а значит, со склонностью к значительной деформации, да плюс крупный калибр и дозвуковая скорость предполагают передачу всей энергии без остатка. Конечно, в основном по средней дичи, условно до 120 килограммов. Отсутствие значительной кавитации при попадании делает вполне возможным применение патрона при добыче пушных зверей. И она же позволяет надеяться на то, что вокруг раневого канала не будет огромной гематомы, которую придется вырезать, а испорченное мясо просто выкинуть, если добыча обладает кулинарной ценностью. Плюс безоболочки и в отсутствии дальних рикошетов. С кучностью на этой дистанции тоже все в порядке. Мой Rossi при стрельбе сидя с упора дает поперечник в пределах 10 сантиметров на дистанции 100 метров, что для медленной пули револьверного патрона очень неплохой показатель.

Так что лиса, волк, косуля, небольшой кабан вполне по силам этому патрону. Знакомый директор одного из оружейных магазинов Челябинска утверждает, что у них именно этим патроном, а не наиболее мощным из продаваемых у нас для леверов .45-70 местные обладатели многозарядок со скобой Генри полюбили стрелять кабанчиков.

Моей первой добычей после пристрелки по мишеням прошлой осенью стала пара бобров. Очень мне нравится в предрассветных или вечерних сумерках скрадывать на байдарке этого большого грызуна, носителя теплой шубы и поставщика вкусного мяса и лечебной струи. Левер тут очень в тему: получается как раз в духе фронтира – чувствуешь себя практически траппером. Не одними же капканами они промышляли, не чужд им был и выстрел по зверю. Крупнокалиберная пуля по бобру не оставляет подранка. С учетом того, что стреляю я по голове, если уж попал, могу быть уверен в поражении цели.

Охота на зверя крупнее 150 килограммов – скорее уже из области удачного стечения обстоятельств. Впрочем, нет ничего невозможного.

Удачный выстрел

В конце октября 2015 года ездили с компанией на одну из наших традиционных загонных охот под Углич.

Погода была приятная – не холодно (в районе плюс трех) и сухо. По оврагам и под кочками лежали остатки первого снежка, выпавшего на днях. По небу бежали тучки, но обещанный кратковременный дождь вылился буквально парой капель. И все. Собрались в 8 утра, первый загон начали через час.

Он оказался длинным, с большими секторами и большими дистанциями выстрелов. Заранее получив от старшего егеря информацию о характере загона, я стоял на полувышке со своим CZ. Вскоре стали слышны загонщики. Мы ждали лося или кабана. Если вдруг вышел бы волк, его пришлось бы стрелять без вариантов.

Голоса загонщиков стали ближе. И вот уже на дальних секторах моего обстрела появились красные пятна их жилетов.

Значит, загон пустой. Вот впереди по линии вышли последние, собираемся.

Наша команда выехала к месту охоты ночью, утро прошло в сборах, с разговорами и инструктажем, так что в желудках ощутимо бурчало.

Чтобы не пугать зверье утробными рыками, с позволения старшего егеря решили быстро перекусить. Кто знает, сколько еще загонов придется делать. А дни-то все короче. Так что чай, по паре бутербродов и продолжаем. Благо загонщики уже уехали и сейчас расставляются в ожидании команды на новый загон.

Переезжаем в соседний квадрат.

Глядя на мое вооружение, старший егерь говорит, чтобы в этот раз я взял свой «винчестер». В смысле Rossi. С дальнобойным карабином в этом загоне особо делать нечего, если есть альтернатива. Ну – зря что ли я его взял в поездку. Вот и попробуем.

Начинается расстановка второго загона.

Идем по линии. Несколько номеров как раз с дальнобойками ставят в поле. Остальные уходят в лес. Все гладкоствольные и несколько карабинов.

Двигаемся по почти прямой тропинке, потом она ломается на еще одну прямую. Вокруг густолесье. Много ельника, не непроглядного, но все равно обзор вглубь ограничен буквально парой десятков метров.

Приятель мой Леша становится из команды предпоследним, следом становлюсь на номер я. Дальше для подстраховки на номера уходят еще пара егерей. Нас, охотников, сегодня только девятеро, поэтому закрывать оставшиеся сектора приходится им. Обозначаемся на номерах. Соседние четко видят друг друга. Практически на всех яркие элементы – или жилет, или бейсболка, или лента на шляпе.

Вот и начало второй части охоты. Слышны крики загонщиков. Вдруг они разбавляются собачьим лаем – несколько лаек идут в загон всегда, сопровождая егерскую команду. К первой собаке почти сразу присоединяется вторая. Значит, гонят зверя.

Точно гонят!

Вот вдали послышался треск – сквозь чащу ломится крупный зверь. Скорее всего, лось. Лай собак нарастает, как и звуки ломаемых веток.

Патрон давно в патроннике. Предохранитель снят. Взвожу курок с предохранительного взвода. Зверь уже близко!

Все дальнейшее занимает буквально десяток секунд.

Вижу, как через номер наш друг Илья изготавливается со своим «гладким» полуавтоматом, но через пару секунд ствол кивает вниз. Значит, мимо Лешки помчится. Получится ли ему в чащобе увидеть зверя? Должно быть да, слишком громко уже ломаются ветви.

Выстрел, еще один, за ним почти сразу третий. 308 калибр Лешиного «Вепря» рвет воздух. И в ту же секунду на прогалину вылетает бык – прямо на меня.

Rossi-Taurus уже воткнут кургузым прикладом в плечо. Мушка в нижней прорези целика утыкается на секунду в центр надвигающегося на меня рогатого силуэта.

Выстрел револьверного 45-го калибра на фоне винтовочного .308 звучит как хлопушка. А бык как будто ударяется в бетонный столб и мгновенно опрокидывается в молодую поросль на другой стороне тропинки.

Следом вылетают две лайки и кидаются трепать тушу.

Так как добыча лежит на открытой линии, ровно между номерами, а больше пока никого не слышно, быстро иду проверить, нужен ли дострел. За линию не пошел бы. Но и место открытое, и зверя видно, и звука движения в загоне нет. И помню, что патрон не той мощности, чтобы не проверить. Но дострел не нужен, зверь бит чисто.

Докладываю по рации, возвращаюсь на номер, загон еще не закончен.

Через некоторое время загонщики выходят на нас. А вскоре подтягивается и вся группа.

Осматриваем рогатый трофей. Приличный такой бык, бит наповал. Но видимая рана только одна – сквозная на переносице, от .308. Подошедший старший егерь удивленно пожимает плечами. По его мнению, с такой раной зверь не то что не должен падать, он вообще мог не останавливаться. Более того, он должен был вполне бодро уйти от нас и остаться в живых.

Для меня это тоже странная ситуация – я не мог не попасть с дистанции в сорок два крупных шага, которые намерил после окончания загона.

Да и по всем приметам налицо поражение головного мозга. Хотя чего в азарте не случается…

Разберемся потом. Пока фотографируемся на память. А после егеря берутся за ошкуривание и разделку лося.

Решаем, что рога пусть забирает Леша. Я уже добывал куда большие. Да еще у него недавно добытые трофейные рожки пропали вместе с закрывшейся таксидермической мастерской. Тем более что он и стрелял первым, и попадание вроде его.

Собираемся у машин, егеря привозят мясо. Разыгрываем доли в лотерею, часть команды вместе с егерями уезжает. Несколько человек остаются – решаем обрезать и ошкурить голову, чтобы поместилась в машину. Торопиться некуда – под Угличем ждет дом с натопленной баней.

Начинаю снимать шкуру с головы. Дарим губу новичку в команде – достойно проявил себя.

Тайна мгновенного поражения зверя открывается только после того, как я удаляю всю шкуру с головы.

Ничего я не промахнулся! Пуля попала точно в лоб быка, чуть ниже основания рогов, примерно посередине между центральной линией черепа и правой глазницей. Практически в самой толстой части лба.

Безоболочка проломила толстенную кость и, расплющившись, застряла на границе мозга. Но всю свою энергию вместе с куском кости она передала в мозг. Так что зверь перенесся в край Вечных Пастбищ мгновенно.

Вывернувшись почти наизнанку и превратившись в пуговицу диаметром больше 2 сантиметров, пуля практически не потеряла в массе. Позднее взвешенная, она показала все те же 16 граммов.

Ну что сказать – во многом повезло. Мог быть и рикошет от черепа, и промах. Я мог отстрелить трофейный рог. Зверь мог уйти через линию – и как знать, попали бы мы с Лешей в угон. Лось мог, хотя и с мизерной вероятностью, продолжить движение на меня.

Тем удивительнее, что после этого единственного выстрела из 45-го зверь остановился.

Но все же! Я знал, куда и как стреляет мое оружие. И это была далеко не первая моя охота. Я не растерялся, руки не тряслись, я был уверен в карабине и представлял, на что способен его патрон. Я просто сделал хороший выстрел.

Хотя, конечно, как сказали бы американцы, это был «лаки шот» – «счастливый или удачный выстрел». В нем было очень много от удачи.

Хорошо, что она нас не покидает!

«Русский охотничий журнал», январь, 2016

79