Лось
Дата публикации:
просмотров: 90

На лося с дробью

Комментарии: 0

Катя позвонила, когда до заправки оставалось километров десять.

– Где муж? – без долгих предисловий спросила она. – Почему ты доступен, а он – нет?

С Лешкой, Катиным мужем и, по совместительству, моим ближайшим приятелем, мы находились, как написали бы в старинном журнале, в N-ском уезде NN-ской губернии на охоте на лося на реву.

Приехали мы накоротке, и охота не задалась. В первый вечер задул страшенный ветер, а сегодня какой-то молодой бычок мявкнул было два раза и затих, сам, очевидно, напугавшись собственной смелости. Назавтра уже были неотложные дела в Москве, поэтому мы упаковали манатки, съехали с базы и бросили машину у заправки на краю райцентра, чтобы после охоты без промедления ехать домой. Я уже подъезжал, Лешка тоже вот-вот должен был появиться, поэтому я посоветовал Кате ставить котлеты – по ночной дороге за три часа мы по-любому должны были доехать.

– Не, пусть пока не ставит, – неожиданно вмешался в разговор сидевший за рулем «буханки» егерь. – Михалыч звонил. Подранок у них.

Я огорчил Катю и поехал в Лешкину сторону.

Охотник Алексей был начинающий, и официально ему пока полагалось только гладкое, своим карабином я его снабдил несколько нелегально. Очевидно, из-за отсутствия навыка передернуть и выстрелить второй раз он не успел.

Крови было довольно много, но след через пару сотен метров обрывался у неширокой речушки. Председательские лайки (Михалыч был районный председатель) в воду не пошли. Мы, естественно, тоже. Решено было ночевать, а с рассветом объезжать (мост был где-то недалеко) и пытаться подхватить след.

К моему удивлению, все это удалось проделать легко и быстро. Я вновь выдал Лешке карабин с тремя патронами в магазине, и он с двумя егерями и двумя лайками отправился на добор, а мы с Михалычем, как старшие и умудренные опытом товарищи, остались у машины (что мы, дескать, лося не видели, чтобы ноги зазря бить?!). Минут через двадцать взлаяли собаки и тут же раздался выстрел.

– Ну, слава богу, – неумело перекрестился неверующий Михалыч. – Добрали.

Через несколько секунд до нас донесся еще один выстрел, затем третий, четвертый, пятый…

После двенадцатого я недоуменно спросил у Михалыча: «Может, враги десант высадили? У вас тут секретные объекты есть?»

– Вроде, нет, – Михалыч пребывал в таком же недоумении.

– Тогда какого… И вообще я ему только три патрона давал.

Через полтора километра мы наткнулись на стоявшего на просеке Лешку.

– Что это было? – поинтересовался я.

– Понятия не имею, – честно ответил Алексей. – Собаки залаяли, мне егеря сказали здесь стоять, он обратно может побежать. Вот я и стою.

Похвалив молодого охотника за соблюдение воинской дисциплины, мы с Михалычем сняли его с охраняемого объекта и двинулись дальше. В двухстах метрах курили егеря и лежал лось, которого трепали лайки.

– Вот, – хором сказали егеря, очевидно, ожидавшие поощрения от начальства.

– Вы о…ели? – оказалось, что мы с Михалычем тоже умеем разговаривать хором. – Что за пальба?

Наш крик души, похоже, задел мужиков за живое.

– А ты что думаешь, – с каким-то даже надрывом в голосе, обращенном, правда, на всякий случай исключительно ко мне, сказал один из них, – ТАКОГО лося легко дробью завалить?!

От цитирования десятка следующих фраз я воздержусь, доверив их реконструкцию читателю.

Подойдя к лосю, которого держали собаки, два умника обнаружили, что в патронташах у них исключительно «пятерка» («Мы, это, в запрошлую субботу-то за утками ходили, ну и вот»). Лишь после четырнадцатого выстрела один из них наконец сообразил, что патроны скоро кончатся, и подошел к лосю на три метра. На таком расстоянии дробовой сноп, естественно, превратился в пулю и прекратил лосиные мучения.

Катя позвонила мне через неделю. Она как всегда была предельно конкретна.

– Папа вчера зуб сломал, – сказала Катя. – Если он («он» был, конечно, не папа, а Лешка) еще хоть раз привезет домой это…(последовал совсем не женский эпитет) мясо, я тебя убью.

91