С ножом на кабана

Кабан
Дата публикации:
просмотров: 591
Комментарии: 0

Этой охоте уже не одна сотня лет. И столько же лет разговорам на эту тему. При слове «кабан» представляют крупного вепря с огромными клыками, именно таким он изображен на старых гравюрах в охотничьих сценах (например, на картине Рубенса «Охота на дикого кабана»), где его осаждает целая свора разномастных собак, а вокруг и пешие, и конные охотники подступают к нему с копьями, рогатинами, рогулями, мечами, кинжалами.

Вепрь злобно скалится, можно представить, как он щелкает зубами, как делает выпады и короткими ударами головы разбрасывает рвущих его собак. Сцена наполнена драматизмом, видно, что кабан намерен отправить к праотцам если не пару охотников, то хотя бы несколько псов.

В наше время такого кабана редко кто осмеливается добывать холодным оружием. И люди, и собаки достаточно благоразумны, чтобы вот так сражаться с большим зверем, к тому же появилось огнестрельное оружие, которое позволяет с гораздо меньшим риском добыть крупного секача с безопасного расстояния. А с ножом кабана добывают и сейчас, но гораздо меньших размеров, в основном сеголетков и подсвинков (прошлогодков), они хоть и некрупные, но тоже относятся к виду Sus scrofa, т.е. Кабан обыкновенный.

Добывают, используя, в общем-то, ту же старую технологию охоты, как и в давние времена. Собаки находят кабанов, выбирают того, кто им больше понравится, если нужно, отбивают его от стада и держат до прихода охотника. Охотник подходит и специальным приемом смертельно ранит зверя. Казалось бы, ничего сложного, но в этом захватывающем и азартном процессе есть несколько составляющих, каждая из которых имеет важное значение.

Эти составляющие: собаки, охотник с его понимаем процесса и опытом, нож и, собственно, сам кабан, без которого никак.

Собаки

– А я слыхал, что вы ловите собак в Кизляре, в рыбном ряду, – заметил я.
– Бывает и это, – ответил Антип, ухмыляясь. – Да ведь это от нужды: ведь много, барин, собак пропадает, право слово... Иногда на такого зверя нападут, что собак пять аль шесть перепортит».

Н.Н. Толстой. «Охота на Кавказе»

В наших странах самыми распространенными кабаньими собаками стали лайки. У лаек хороший поиск, вязкость и злоба к зверю. Набор этих качеств есть не у каждой собаки, поэтому и свору стараются скомплектовать из собак с разными талантами, дополняющими друг друга. Все кабанятники, которых я знаю, говорят, что именно одна, как правило, кобель, редко две лайки держат кабана. Остальные помогают. Могут хватать, могут вокруг крутиться, но выбирает жертву и вступает в схватку именно одна. Если есть выбор, то собаки выбирают самую доступную добычу – сеголетка. Нет сеголетка, тогда чуть крупнее. Главная лайка хватает за лыч, за щеки, за ухо, за загривок, работает со стороны головы зверя, а помогающие крутятся вокруг и осаживают за гачи, за хвост, хватают в промежность. Чаще используют минимум двух собак, но и одна собака может удержать сеголетка. Нередко крупные гончие держат и даже душат сеголетков на двадцать-тридцать килограммов в одиночку. Один рослый кобель русской пегой гончей начал душить поросят в возрасте одного года, продолжал это делать с большим успехом весь сезон, пока не получил травму от кабана. Гончак выздоровел, но гонять перестал. Пропал интерес не только к кабанам, но и к козам, и к зайцам с лисами. Стал домоседом, в лес ни ногой, охранял двор. Бывает и наоборот, собаки получают серьезные травмы и после этого еще с большим желанием работают по кабанам. Но излишне смелые собаки долго не живут, рано или поздно близкая работа по взрослому кабану оборачивается смертельными ранами. С успехом удерживают сеголетков ягдтерьеры. У моего знакомого три ягда с успехом справлялись с поросенком до сорока килограмм.

Как только из-под собак добыт первый кабан, для них становится важно держать зверя до прихода охотника. Как только они вцепились в поросенка, как только его охотник добрал, дорезал, с этого момента для них такая охота становится самой желанной. Вырастить такую собаку непросто. Натаска начинается с еще щенячьего возраста, естественная выбраковка, регулярные притравки в межсезонье, кормление, прививки, лечение от травм – собака становится ценной для охотника, не просто инструментом для охоты, но и, конечно, другом. Многие охотники для сохранности собак, для большего удобства в охоте приобретают современные системы слежения за ними. Это передатчики GPS на ошейниках и основное устройство с экраном в руках охотника. На экране видны все перемещения собаки по местности, можно определить, сидит она или стоит, с какой скоростью движется. Охотник по характеру движения собаки легко определяет, что та делает – работает ли по зверю, гонит его или находится в поиске. Пользуясь устройством, можно подстроиться под ход зверя или с большой точностью определить место его удержания, даже не слыша голоса собак. С парой лаек, обладающих широким поиском, вязкостью и оснащенных системой слежения охотник может охотиться с небольшим мобильным коллективом и даже один, подстраиваясь под работу собак и под ход кабана на экране устройства.

Но несмотря на все современные приборы, жизнь собаки-кабанятницы наполнена опасностями и травмами. Хороший охотник не только комплектует и возит с собой серьезную собачью аптечку, но и обладает первичными хирургическими навыками, так как собак, порезанных кабанами, приходится шить регулярно.

Помимо лаек, гончих, терьеров, а также других пород и всевозможных метисов, в некоторых странах Европы и в Америке используют для охоты с ножом на диких свиней собак бойцовых пород: бультерьеров, стафордширских терьеров, питбультерьеров и т.п. Они отличаются сильной длительной хваткой, а бультерьеры поистине «мертвой», «крокодильей». Молниеносно и целенаправленно вцепляются кабану в лыч, в нижнюю челюсть или в щеку, поджимают ноги и своим весом стараются прижать голову зверя к земле, тем самым достаточно мощно и надежно фиксируя его. Чаще эти псы используются только для этого и выпускаются на уже найденного другими собаками кабана.

Охотник с ножом

«Между тем, Балаш преспокойно сидел на берегу и разувался, а разувшись и засучив шаровары, так же спокойно побрел к кабану, которого все еще держали собаки, прирезал его и, продев ему под клыки веревку, вытащил на берег».

Большинство кабанятников, которые держат лаек и с успехом режут из-под них зверя, живут в сельской местности. В том числе это и егеря, которые проводят загонные охоты. Люди они достаточно прагматичные и не склонны к излишнему риску и браваде. В доборе ножом сеголетка и подсвинка не видят ничего сложного и противоречивого. Собаки на некрупном кабанчике висят, если он еще не устал, то будет крутиться, не даст выстрелить прицельно, выстрелом можно часть мяса испортить, а главное, большой риск собак зарядом зацепить. Поэтому проще всего взять нож и дорезать. Как же это делают? В два приема. Сначала нужно зафиксировать зверя, а потом нанести повреждения не совместимые с жизнью. Один из распространенных приемов: поднимают за одну заднюю ногу и колют ножом под лопатку в направлении сердца. Нужно помнить, что сердце у кабана находится в нижней трети грудины, посередине, между передними ногами. Или повалив поросенка на бок (легко сказать, повалив набок! – один заядлый кабанятник советовал мне делать так: подходить к кабану только сзади, брать крепко за хвост левой, а правой рукой – за левую переднюю ногу и валить набок, придерживая коленом со стороны спины), придавливают его так же со стороны спины коленом и, держа за ухо, вскрывают яремную вену и сонную артерию, делая разрез по шее от позвоночника к горлу. Придавив коленом или даже сев верхом, держат за переднюю ногу и колют в сердце через грудину или под лопатку. Вот практически два основных способа быстрого умерщвления кабана – в сердце с окружающими сосудами или шею.

Есть еще один прием. Если кабанчик достаточно крупный и шустрый: проткнув через ребра легкие (и лучше несколько раз), можно добиться быстрой смерти животного из-за поступления воздуха в грудную клетку и слипания легкого. Кабан дойдет за несколько минут.

Практический навык добора нарабатывается и поддерживается в течение сезона постоянно. За сезон каждый кабанятник режет из-под собак несколько молодых кабанчиков и свинок. Эта охота продолжается весь период загонных охот. Если в начале загонок собаки раскачиваются, боятся работать в кукурузе, где держится большинство кабанов, то к концу без проблем ловят, а некоторые и самостоятельно убивают поросят. Заядлые охотники за сезон режут из-под собак более десяти кабанов. Многие настолько увлечены этой охотой, что с удовольствием ходят в загон со своими собаками без ружья, но с ножом. Большинство опрошенных кабанятников указали, что режут из-под собак только молодняк до двух лет.

Нож на кабана

Кабаний меч, пальма, копье, рогатина, кабаний нож – все это можно с успехом применять и сейчас для охоты на дикого кабана. И применяют! В Чехии и в Германии, где практикуется охота с бультерьерами, применяют и рогатину, и кабаний нож, и ножи кинжального типа для добора достаточно крупных кабанов. Два бультерьера, чаще сука и кобель (чтобы исключить возможность их непредвиденной драки между собой), удерживают крупных кабанов до ста килограммов весом. Задача охотника подойти к зверю сзади и, почти сев на него верхом, схватить одной рукой за свободное ухо, а второй нанести удар под лопатку, целясь сверху в сердце. После удара ножом кабан проявляет сильнейшую активность, и в это время необходимо удерживать его за ухо и придавливать своим телом зверя к земле. Бультерьеры все это время продолжают удерживать его за голову.

В Америке, Австралии, Новой Зеландии при похожей охоте с собаками используют достаточно большой, с развитой гардой и длинным широким лезвием кабаний нож. Чаще к кабану, которого удерживают собаки, подходят сзади сбоку и наносят колюще-режущий удар под лопатку, даже под мышку, целясь в сердце. И потом, не вынимая нож полностью, делают еще несколько коротких разрезающих ударов. Если кабанчик не очень крупный, то один из помощников поднимает его при этом за заднюю ногу или обе ноги, тем самым лишая опоры для бросков.

Когда же я стал расспрашивать наших кабанятников о том, какие ножи они используют для добора, то два пожилых охотника рассказали, что постоянно с успехом использовали заточенное шило, сделанное из железного стержня с загнутым в виде ручки тупым концом. Это было одно из традиционных орудий закола домашних свиней. Остальные размышляли о гарде, удобной рукоятке, чтобы лезвие было побольше. Размеры колебались от 12 до 17 сантиметров, но все фантазии и вариации заканчивались примерно так: в общем, обычный охотничий нож, но подойдет и любой другой, который будет с собой.

Если нет ножа, то умертвить даже небольшого поросенка трудно. Я слышал о глушении с помощью подручных средств, удушении, сворачивании шеи и даже о попытке насадить на острый сук… Этих ужасов можно избежать, имея при себе заточенный «обычный охотничий нож».

Кабан и его размер

Чем крупнее кабан, тем более он опасен и тем меньше желающих тыкать в него ножиком. Опытные лайки тоже придерживаются этой точки зрения. Поэтому, когда собаки найдут в лесу здорового или раненого секача и облаивают его на разумном расстоянии, мало у кого появляется мысль попытаться взять зверя ножом.

Один из охотников рассказал, как получил свою единственную травму: «Как-то раз друг ранил большую свинью, а я был без ружья, только с ножом, и в вырубке заметил, что шевелится малинник. Думал сеголеток, и хотел его поймать, а там оказалась раненая свинья. В общем, пока собаки подоспели, она пожевала мне ногу. Нога только через год неметь перестала. А свинью я дорезал – другого выхода просто не было».

А есть охотники, которые более чем за тридцать лет такой охоты на кабана не получили ни одной травмы, каждый сезон беря по несколько кабанчиков из-под своих собак. Почему? Да потому, что у них и мысли не возникало идти с ножом на крупного кабана. Они охотились именно на сеголетков, редко подсвинков, а раненого крупного кабана добирали только выстрелом.

Есть еще одна важная причина, почему сеголетков предпочитают крупным секачам. Сеголетки гораздо вкуснее. Мясо у них сочное и нежное, в меру жирное, по сравнению с сильно пахнущим мясом секача, у которого в период загонных охот идет гон.

И все же есть решительные и сильные люди, которые берут взрослого и здорового кабана из-под своих собак ножом. Для этого, конечно, нужны лайки, которые смогут остановить и держать такого зверя. И не менее важно знание и опыт – как быстро прирезать большого зверя. Это редкие, увлеченные специалисты в достаточно распространенном и многочисленном племени кабанятников.

В охотничьих историях есть упоминания про то, что крупного раненого кабана при отсутствии патронов глушили камнем и ударами палок по голове, а после дорезали ножом. Я рекомендовать такой способ добора не стал бы в силу его ненадежности и большой опасности для человека.

«На открытии загонной охоты в наших местах кабаны живут в кукурузе. Если в кукурузе есть вода, непересыхающая лужа или канава, то они оттуда вообще неделями не выходят. После обеда решаем перераспределиться, и загонщиками в кукурузу отправляется большая часть охотников. Номера стоят в торце поля. Выстраиваемся цепью через 10-12 метров и по рядкам кукурузы с голосом идем, стараясь держать цепь. В кукурузе сумрачно и тепло. Раздвигаешь жесткие листья рукой, а они все равно касаются лица, и от этого лицо потом чешется и зудит, почти как от крапивы. Рядки, смыкаясь вверху, образуют тенистые коридоры, по которым кабаны натоптали свои дорожки. Собаки бегут рядом с людьми. Вырываться вперед они не хотят – чувствуют, что в этих кукурузных коридорах у кабанов большое преимущество. Стрелки ждут появления зверя у края поля. Загонщики приближаются, бодро покрикивая. Слышно, как шуршат, раздвигаются жесткие листья. И вот, когда до стрелков остается не больше сотни метров и кажется, что в кукурузе никого нет, наступает небольшое затишье. Загонщики вяло перекрикиваются… Вдруг под истошный лай собак в небольшом кусочке поля раздается топот и визг, уханье свиньи, стадо не выходит из кукурузы в лес, где тихо стоят номера, а разворачивается на линию загонщиков и с разгона прорывается между людьми в обратном направлении. Свиней не видно, но очень хорошо слышно, лишь некоторые на мгновение видят темные бока, проскакивающие в соседних рядках. Прицельно стрелять невозможно. Если бы не черный мордатый кобель лайки, который казался до этого ленивым увальнем, мы остались бы в этот день без добычи. Воспользовавшись суматохой, он схватил сеголетка, и остальные собаки, набравшись смелости, отбили свиненка от стада. Подоспевшие на визг и лай охотники быстро дорезают сеголетка. Егерь довольно смотрит на бандитскую морду кобеля: «Не зря я его за пятьдесят баксов перед загонкой купил!» На следующий день собаки разошлись и уже к обеду таким же способом добыли нам еще двух поросят».

Русский охотничий журнал, январь-февраль 2013 г.

591

Похожие статьи