Кабан
Дата публикации:
просмотров: 144

Кабаньи тропы плавней Молдавии

Комментарии: 0
Кабаньи тропы плавней Молдавии

Охота на кабана в плавнях юго-западной части Молдавии весьма интересна и даёт возможность использовать разные варианты добычи в одной и той же местности. Всё зависит от времени созревания и уборки злаковых культур. В этой статье речь пойдёт о добыче кабана на полях кукурузы, на несобранном поле.

Большому приросту численности кабана на левом берегу реки Прут в своё время поспособствовало осушение плавней и облагораживание их под поля, что дало поголовью диких свиней значительные территории и возможность постоянно иметь доступ к пропитанию и успешно размножаться. Это, наверное, единственная положительная сторона осушения плавней в нашей стране, хотя это не оправдывает уничтожение уникальной поймы, гнездовий редких водоплавающих и ихтиофауны.

В первых числах июля, когда кукуруза входит в «молочную спелость», кабаны начинают активно посещать поля: это одно из самых любимых их лакомств. Выходя в бывшие плавни от берегов Прута, где они проводят большую часть времени, когда поля убраны, и в зимний сезон, звери натаптывают тропы, переходя с мест укрытия на кормовые поля. Трудно назвать эти места под берегами Прута ночёвками или местами отдыха зверя в период созревания урожая, так как многие группы могут на долгий срок (недели) оставаться в полях, находя там и воду в мелиоративных каналах, и укрытие. Часто кабаны живут в полях до самого сбора урожая, и лишь при появлении уборочной техники многие семьи и отдельные особи уходят к берегам Прута или начинают перемещаться от поля к полю. Так или иначе, ближе к октябрю кабаны покидают плавни и начинают посещать оставшуюся кукурузу уже только в тёмное время суток, протаптывая с мест днёвок новые осенние тропы. Вот в это время, когда молодняк уже превратился в годных к добыче подсвинков, а натоптанные тропы могут рассказать, как и в какое время перемещается зверь, у нас и начинается поиск и добыча кабана. Наступает пора охоты «на засидке у тропы».

Охота эта начинается, конечно, с разведки выбранной местности и полей, облюбованных кабанами, с поиска троп и определения: а) направления перемещений зверей по этим тропам, б) мест захода и выхода с тех немногочисленных полей кукурузы, что остаются ещё не убранными к концу октября. Обычно мы приезжаем с утра и обследуем выбранное поле. Тропы отчётливо проявляются за время посещения кабанами, будь они на траве или в самой кукурузе на открытой земле. Дело в том, что в плавнях в это время по утрам очень высокая влажность, обильные росы, туманы: всё это предаёт кабана, указывая, посещается поле или нет. Пройдя параллельно тропе вглубь поля на несколько метров, можно обнаружить вытоптанные места, где завалена кукуруза, перемолоты стебли и устроены лёжки. Такие признаки говорят о том, что кабаны здесь бывают. Свежие следы на сыроватой земле указывают на ночное пиршество зверей, может присутствовать даже характерный запах жизнедеятельности. На засидку к тропам мы приезжаем к сумеркам, но не позже, так как кабан может уже быть в кукурузе, а тогда подобный способ охоты теряет всякий смысл. Угадать точное время выхода на поле очень сложно, приходится иногда по несколько часов стоять абсолютно бесшумно. Хоть в плавнях в это время года по вечерам полный штиль, но всё-таки еле ощутимые потоки воздуха присутствуют, и это очень затрудняет охоту: такие потоки очень обманчивы. Выйдешь к какой-нибудь дамбе, поднимешься, определишь направление ветра, а на подходе к засидке оно уже совсем другое. Причиной тому в большинстве случаев – высокие «стены» камыша вдоль оросительных каналов, как парус улавливающие еле заметные дуновения и меняющие их направление. У самой засидки на тропе мало что можно изменить, так как зоны обстрела заранее обговорены, можно лишь смещаться от самой тропы на незначительное расстояние, чтобы свести к минимуму обнаружение себя зверем. Но зона и направление обстрела при охоте вдвоём-втроём неизменны: техника безопасности превыше всего.

Оружие мы используем гладкоствольное, 12-го или 16-го калибра, а также фонарь. Кто – подствольный, я же привык держать в руках. Иногда свет луны позволяет обойтись без фонаря, но это редко бывает, так как всё, что ниже человеческой груди, укрыто тенью от стеблей кукурузы и камыша. Расстояние стрельбы у тропы обычно совсем небольшое – от 3 до 7 метров, и использование гладкого ствола с его высокой останавливающей способностью на подобных охотах очень уместно. Троп может быть от 2 до 5, и на каждой располагается охотник: кто – у самого выхода на поле (это обычно на практике самые крайние тропы), кто – непосредственно в самом поле у вытоптанных кабанами проплешин и обязательно с контролируемой зоной стрельбы! И вот, когда стоишь на своём номере, стараясь не издавать ни единого шума, всё вокруг начинает постепенно оживать: слышны шорохи мышей, разных грызунов, живущих в оросительных каналах, мелькает силуэт ночной птицы, пролетающей над самыми верхушками кукурузных стеблей в непосредственной близости от тебя... Всё это заставляет испытывать умиротворяющее спокойствие, то благородное чувство, которое знакомо многим охотникам. И лишь единственный шорох может резко повысить пульс, заставить максимально сконцентрироваться – это шорох приближения кабана.

Многие думают, что кабан по кукурузе передвигается с сильным шумом – это заблуждение! Шумит он только когда кормится, теряя бдительность (что очень благоприятствует охотам с подхода на уже убранных полях), или когда, испуганный выстрелом или неосторожным охотником, ломится галопом с поля, ломая стебли. А ничего не подозревающий кабан по натоптанной тропе в кукурузе передвигается очень тихо: слышны только лёгкие касания его шерсти о высохшие листья кукурузы. Начинающие охотники часто думают, что этот шорох производит какой-нибудь ночной зверёк типа лисы или енотовидной собаки. Когда-то, в юношестве, так думал и я, но практика и пропуск нескольких кабанов изменили моё мнение.

Когда расстояние до кабана сокращается и всё отчётливее слышишь его отдельные выдохи, медленно вскидываешь ружьё и выжидаешь. Выброс адреналина в такие моменты интенсивен, он проникает до самых кончиков пальцев. При появлении еле заметного тёмного пятна на твоём отрезке тропы включаешь фонарь и максимально быстро производишь выстрел, который в тишине плавней разносится на большое расстояние. Всё это длится пару секунд. Иногда кабан просто останавливается при вспышке света, а иногда продолжает движение, не обращая на свет никакого внимания. Стрелять приходится как под прямым углом относительно зверя, так и под небольшим углом в угон, редко – в лоб. По возможности следует стараться выполнить выстрел под ухо, чтобы зверь лёг сразу, а внутренности (сердце, лёгкие, печень и сетка внутреннего жира) остались целыми. Часто из этих субпродуктов готовится замечательное молдавское блюдо «Чигири». Выстрел же не по месту на таких расстояниях крайне нежелателен. Он может привести к трагическим последствиям, поскольку отдельные экземпляры могут превышать отметку в 270 кг и, естественно, опасны. Надо быть очень внимательным, поэтому на подобные охоты начинающих малоопытных охотников стараются не брать.

В моём случае первое знакомство с кабаном произошло в загоне по камышу, где я умудрился загнать кабана в старые, заросшие камышом мотки колючей проволоки, оставшиеся ещё со времен СССР у границы с Румынией. Кабану ничего не оставалось, как развернуться и двинуть на меня. Конечно, в тот момент я забыл обо всём: и что у меня ружьё в руках, и что я полноценный участник охоты. Мне хватило доли секунды, чтобы дать себе команду «Бежать!», что, в принципе, я и сделал. Не в буквальном смысле, конечно, но я ушёл в сторону с его пути, и он пронёсся мимо. Бывалые охотники припоминают мне этот случай до сих пор.

Иногда мы практикуем загонную охоту в кукурузе в дневное время. Организовывается она просто (разумеется, нужно иметь лицензию). Выбирается участок с подходящими полями кукурузы, выставляются несколько стрелков, а с противоположного края поля проводится загон. Как-то в одном из таких загонов, обходя поле кукурузы шириной в 20–30 м и длиною примерно метров в 50, охотники, шедшие в загоне в середине поля, начали выходить на вытоптанные проплешины кукурузы. Причём нахождение кабанов на поле было весьма долгим, так как сильный запах жизнедеятельности (мочи, специфический запах свиньи) проявлялся очень сильно. Собаки в тот раз не могли сориентироваться, поскольку сильный запах был повсюду. Кабаны в загонах по кукурузе весьма непредсказуемы: бывают случаи, что они не уходят от загонщиков, а, наоборот, прорываются через загон. В тот раз я был с краю загона и, идя по кромке поля, одним из первых вышел к стрелкам. Дождавшись коллег и увидев вышедших из кукурузы собак, которые всё метались из стороны в сторону, я сделал грубейшую ошибку: понадеявшись на псов и полагая, что будь тут зверь, собаки бы его выгнали, я переломил ружьё и убрал патроны в патронташ. Как только я это сделал, на меня выскочил крупный кабан! Он, увидев меня, метнулся обратно в кукурузу и прорвался через загон. Через пару секунд выскочили ещё несколько штук и бросились врассыпную, уходя от нас дальше в плавни. Коллега, стоявший на номере, добыл одного из крупных подсвинков, я же успел в этой всей суматохе лишь снова выхватить те самые патроны, которые так не вовремя убрал. Это послужило мне уроком, и с тех пор я всегда дожидаюсь охотников, шедших в загоне, и никогда не полагаюсь только на собак. Кабан в кукурузе очень хитёр и зачастую прорывается через загон или выжидает до последнего, не выходя из кукурузы, а в некоторых случаях очень успешно уходит и от собак.

Кроме загонов и охоты «у тропы», у нас также практикуется охота с подхода на убранных полях. Как и во многих регионах России и европейских странах, проводится она с использованием светосильной оптики или ночных прицелов. Подробно её описывать я не буду.

Охоты в Молдавии, России, Белоруссии и других странах – везде интересны и весьма разнообразны. Всё зависит от мировоззрения человека, умения влиться в процесс единения с природой, почувствовать то, что заставляет каждого, кто считает себя настоящим охотником, выходить снова и снова в поля и запечатлевать замечательные моменты в памяти.

Русский охотничий журнал, декабрь 2016 г.

144

Похожие статьи