Исполнение желаний: охота на изюбря на реву

Благородные олени
Дата публикации:
просмотров: 351
Комментарии: 0

Я охочусь с 7-го класса, но охоту на изюбря «на реву» узнал только пару лет назад, когда нежданно-негаданно взял в аренду охотничьи угодья у себя на родине и стал возить туда охотников. Своего единственного изюбря, пантача на солонце, я добыл ещё в школе. Это было так давно, что «уже и неправда», поэтому очень мне хотелось добыть изюбришку «на реву».

Перед самым рёвом в начале сентября выпала мне поездка в Японию на стажировку по теме «Туристический бизнес». Стажировка, конечно, достойна отдельного рассказа, но привёз я из Японии куклу-неваляшку Дарума. Это кукла для загадывания желаний, она без глаз. Загадываешь желание, рисуешь ей один глаз. Дарума очень хочет заиметь второй глаз, поэтому исполняет твоё желание. И когда желание исполняется, нужно нарисовать второй глаз. Эдакий интересный вид шантажа.

Ну вот к чему это я? На рёв мы собирались с моим товарищем из Москвы в конце сентября. Перед охотой я загадал желание, чтобы кто-нибудь из нас в эту поездку добыл изюбря, и нарисовал Даруме один глаз. Тем более сам я изюбря именно «на реву» не добывал, а предлагать клиентам охоту, которую, как говорится, сам не познал, не комильфо.

Рёв в этом году был очень активный. Реветь изюбрь начал аж числа 10 сентября, когда ударили первые хорошие заморозки. Потом, правда, потеплело опять, ночью +7…+10, и гон как-то притих. Я немного подрасстроился, но вселяло надежду то, что ещё рановато и орех нынче не уродился, соответственно, людей в лесу не будет.

Итак, 25-го прилетает товарищ, и мы с ним отправляемся из Улан-Удэ в сторону Хамар-Дабана. Ночёвка в деревне, на следующий день к обеду вместе с сыном егеря выдвинулись на место охоты. Пошёл снег, и чем выше в горы, тем сильнее. Пока добрались, пока разместились – вечер. Никита (сын егеря) дунул для проверки в трубу. Мы с замиранием сердца слушали, отзовутся ли быки. Прошла томительная минута, и тут со всех сторон начали отзываться быки. Обрадованные, мы пошли ужинать и спать.

Выражение «дунул в трубу», конечно, неправильное. Никита использовал трубу из киноплёнки, и звук из неё извлекался всасыванием воздуха в себя. Научиться реветь «в себя» сложнее, но, говорят, такой способ более похож на рёв зверя.

С утра товарищ с Никитой ходили вырёвывать Зверя (как у нас называют изюбря), однако Зверь был хитёр и на открытое место не выходил. Ломал ветки и кричал как бешеный в кустах, однако на выстрел не подпустил. Такая же картина получилась вечером. В этот же день приехал егерь на лошадях, и товарищ на следующий день стал охотиться с ним на лошадях.

Ну а мы с младшим пошли в самые буреломы, где на лошадях не пройти, да и пешком несладко, тем более по горам. Выбрались на южный голый склон (убур) и сделали пробный вызов. Зверь отозвался в метрах 600–800 за соседней гривой. Немного постояли, послушали и двинулись к нему. Забрались на следующую гриву и опять дунули в трубу. Расстояние осталось тем же или даже увеличилось. В итоге получилось, что он от нас уходил, но продолжал отзываться. Когда надежда стала уже угасать, решили, что напарник останется на месте и будет его дразнить, а я направляюсь к нему на звук и попробую подойти на выстрел. Боялись ещё, что ближе к обеду Зверь перестанет реветь и подойти уже не получится, так что придётся только вечером.

Подходил к нему около часа. Зверь засел в лесу с густым подлеском и бесился там. Крушил деревья, орал как ненормальный. Звук ревущего изюбря вблизи – это что-то... От низких частот вибрирует всё вокруг, высокие тона разносятся на километры по горной тайге. Мой напарник искусно его дразнил. Зверь носился по склону то вверх, то вниз, поэтому и мой путь вышел весь зигзагами. Тут изюбрь, видимо, решил бежать на звук, причём по огибающей меня траектории. Мне буквально пришлось сделать спурт ему наперерез, и вдруг увидел его в кустах. Зверь в этот момент опять остановился. Наверное, услышал меня. Его силуэт смутно виден, держу на прицеле, но стрелять нельзя. Стоим минуту, две, три. И тут он делает два шага вперёд, его голова высовывается из кустов и поворачивается в мою сторону.

У меня мысли: если он меня увидит, то ломанется обратно, и я его не смогу уронить. Решение о выстреле ещё не принято, а палец уже тянет спусковой крючок. Выстрел... сразу перезаряжаю карабин. Время вокруг замедляется: вижу, как очень медленно падает Зверь, боковым зрением вижу, как кувыркается гильза в полёте. Время опять входит в привычную колею, слышу угасающее эхо от выстрела. Я подхожу к изюбрю, держа наготове свой карабин, но он уже дошёл. Есть! Вызываю по рации напарника, поздравления, фото- и видеофиксация. И дальше пошла рутинная работа по разделке трофея.

Как разделываем изюбря? Перво-наперво отделяем голову. Так как во время гона в его моче куча всяких вонючих ферментов, то вся шкура снизу в этой моче и сильно пахнет. Поэтому в перчатках снимаем/срезаем шкуру треугольником от грудины до паха вместе с причиндалами. Перчатки после этого выбрасываем. И уже чистыми руками начинаем шкурить всю тушу. Топора у нас с собой не было, поэтому грудину отрезаем по хрящам на рёбрах ножом. В остальном всё как обычно.

Пока занимались разделкой туши, приехал егерь Сергей на лошадях и привёз нам обед. Мы даже и не заметили, что провели почти весь день без еды и воды. Поели, сложили мясо в седельные сумы и повели коней в поводу через буреломы на базу.

Русский охотничий журнал, октябрь 2018 г.

351