Козерог из Киргизии

Бараны, козлы, быки
Козерог из Киргизии

В Киргизии я оказался не случайно. Меня пригласил туда приятель, заядлый горный охотник Андрей, рассказав, что побывал там два раза и ему всё ещё нравится. Он предложил попробовать себя в охоте на козерога.

Я уже был два раза в Казахстане на горной охоте на марала, но это всё же было не совсем то. И высоты пониже, и ездили мы в основном на лошадях, пеших подъёмов было мало. Именно по совету Андрея после первого Казахстана я начал учиться стрелять на дальние дистанции, что так необходимо в горной охоте. Итак, подготовку к охоте я начал за год, полностью восстановив травмированную левую ногу, поездив на стрельбище в Песочное и купив необходимую одежду и обувь. Также из нового были взяты с собой трекинговые горные палки, энергетические гели и химические грелки для ног. Жена снабдила меня мазью от обморожения и обгорания лица одновременно. Палки очень помогли, гели тоже, но обо всём по порядку.

Перелёты с оружием СПб – Москва и Москва – Бишкек не доставили особых неприятностей. Всё было достаточно быстро, единый таможенный союз позволил обойтись без таможни, разрешения Росгвардии на вывоз и ввоз оружия не понадобились вообще. В Бишкеке за 50 долларов есть прекрасная услуга VIP-прохода, где ты, сидя в зале, пьёшь кофе, а тебе там же штампуют паспорт, привозят оружие и оформляют на него документы. Затем ещё часов пять на машине – и мы на базе Арчал, расположенной в горах на границе с Казахстаном, высота 1900 м.

Козерог из Киргизии

На базе достаточно комфортно. Домики сделаны из нескольких двадцатифутовых контейнеров, соединённых между собой общей кухней и кают-компанией. Обстановку нельзя назвать спартанской, спали на настоящих кроватях, в доме есть котёл и, как следствие, горячие батареи. Рядом баня. Из минусов – туалет во дворе, и уже при –10 на улице этот минус становится весьма ощутимым. С другой стороны, мне кажется, что половина населения России живёт с такими же удобствами во дворе и даже не подозревает, что может быть по-другому. Повар Наташа очень вкусно готовила дикое и домашнее мясо. С питанием вообще проблем не было, иногда даже хотелось, чтобы было не так калорийно.

Итак, в день приезда что-то не срослось, весь день шёл снег, егерь где-то застрял на машине и приехал уже по темноте, поэтому пристрелку оружия перенесли на следующий день. Утром сели на машину, называемую местными «Тяньшань», – гибрид нашего ГАЗ-66 и мерседеса – и поехали искать зверя в урочище Сарлатур. Забрались на машине на высоту 2900 м. По дороге мы, как и собирались, пристреляли оружие. А снег тем временем как пошёл с вечера, так и не переставал идти. Всё кругом было белое, видимость неважная, все вершины гор в белой дымке, и разглядеть зверя было невозможно. Пока мы пристреливались, резко похолодало, и впереди над горами появилось солнце – первый признак мороза. Проехали по ущелью вперёд и вскоре слева и справа от нас увидели чистые вершины с козерогами, где-то на 1 км над нами. Среди левых был замечен хороший рогач, который меня вполне устраивал как трофей.

Козерог из Киргизии

Егерь Сергей и я быстро переоделись, причём, внимание, егерь надел обычные резиновые сапоги – в них он прекрасно лазил по горам, не падал и не скользил. Я же, заказав себе специальные американские горные ботинки, которых ждал 3 месяца, совершенно не так уверенно себя чувствовал. Я знаю, что вы скажете. Да, у меня это был первый подъём, а он с детства в этих горах. Всё так, но ему 63 года, а мне ещё нет 50 и у меня очень неплохая физическая подготовка. А к горам я ещё специально сбросил 5 кг, чтобы полегче себя чувствовать. Перед началом подъёма егерь предложил мне одну из своих деревянных палок, но я отказался, продемонстрировав новокупленные палки для горного трекинга. Увидев сомнение в его глазах, спросил, что не так, но он, человек крайне деликатный, сказал: «Если удобно – иди с этими». А я ещё не знал, удобно или нет, ведь я шёл первый раз. Нет, я неоднократно ходил с палками в Альпах, поднимаясь так же до 1 км по вертикали, но это было движение по трекинговым дорожкам и тропинкам. Мне казалось, что и здесь у меня не будет проблем с подъёмом.

Намазав лицо и губы кремом, выданным женой, надел солнцезащитные очки, взял карабин, палки, стандартный набор для дальнего выстрела: метеостанцию, бинокль, дальномер, калькулятор в телефоне и ещё один запасной, – энергетический батончик, перчатки для стрельбы и, из необычного, маленький стрелковый мешок, подложив его под ремень карабина. Я рассудил, что если не беру рюкзак, то надо что-то подложить под приклад при стрельбе. Хорошо, что не взял рюкзак: с ним бы я точно сдох.

Козерог из Киргизии

Нам предстояло преодолеть 800–900 м по вертикали, и они сильно отличались от альпийских. Во-первых, понятно, что никаких дорожек не было, а во-вторых, всё было в снегу, напоминающем мельчайшую крупу. Неглубокий, всего по щиколотку, но совершенно непонятно, куда ставить ногу: есть и мелкие, и крупные камни, есть осыпь и прочие неприятности, и всё это скрыто снегом. Поначалу идти было несложно, но потом Сергей стал уходить сильно вперёд. Меня предупреждали, что он вообще очень быстро ходит. Я пытался держать свой темп, но не получалось: подсознательно всё время тянешься за лидером. Причём я понимаю, что и егерь не включал газ на полную, но я всё равно отставал. И вот, когда мы прошли три четверти пути, я почувствовал уже некоторое недомогание. Нет, я не устал, у меня не болели ноги, но я не мог идти быстро, ощущение было как после нокдауна: тебя подташнивает и тебе некомфортно, любое резкое движение – когда ты оступился, приземление при прыжке, крутой шаг вверх, резкий разворот – подтягивает желудок к гландам. Предложил Сергею немного передохнуть, но он справедливо возразил, что осталось всего 200 м до скалы, за которой зверь. Это для него всего 200, а я, пройдя 120 м на морально-волевых, почувствовал, что меня опять накрывает волна тошнилки, и только мысль, что зверь рядом, двигала вперёд…

Идти пришлось дальше: за скалой никого не было, а с макушки нас сгонял крепкий холодный ветер. Посовещавшись, решили идти через осыпь к соседним большим камням, за которыми должно находиться стадо. Переходя осыпь, чтоб не стучать железными палками, поменялся с егерем. Взяв его деревянную палку, понял, что спускаться с ней, на удивление, намного удобнее. Затем мы подошли к следующей скале, Сергей выглянул из-за неё и прошептал, что до хорошего рогача сто метров, но если обогнём скалу по каменному карнизу, нас сразу засекут. Ветер крутил, поэтому ждать было некогда, я предложил залезть и стрелять с верхушки скалы. Сергей ужом залез туда, но, вернувшись, сказал, что там нет обзора, и предложил рискнуть и заползти на карниз. Риск был в том, что на этой малюсенькой площадке мы оказывались на виду у коз. Залезли – егерь первый, я второй, практически гусиным шагом. И сразу близко я увидел стадо: примерно метрах в 150 стояли два хороших рогача, на одного из которых мне указал Сергей.

Козерог из Киргизии

Прицеливаться пришлось сидя, с рук, и к тому же через ноги Сергея, что было очень неудобно. Егерь нервничал, что нас обнаружат, и заторопил меня с выстрелом, а рогач погнал козу и прижал её к соседней скале. Между нами встал ещё один козлик, и стрелять не было никакой возможности. Не знаю, как насчёт того, что любовь спасёт мир, но одному козлу точно повезло. У Сергея угол обзора отличался от моего, и он переключил моё внимание на другого козерога. Тот стоял ближе на сыпняке грудью ко мне, и я решил стрелять. Но, видимо, усталость, отсутствие упора и суета сделали своё дело, и я промазал. Причём вначале по поведению зверя я и егерь были уверены, что попал, но, не найдя крови, решили, что это был чистый мазок. В общем, дикое наше разочарование сложно описать литературным языком: столько поднимались, так сложно подходили и с такой короткой дистанции не добыть. Я посыпал голову пеплом: охота есть охота, надо возвращаться. И мы потихоньку начали спуск.

Сергей опять убежал куда-то вперёд, предварительно научив меня правильно спускаться по сыпняку, опираясь на палку сзади, за что ему огромное спасибо. До этого я совершенно не знал техники спусков с крутых сыпняков и готов уже был спускаться на пятой точке. Сергей вообще невероятно быстро ходит по горам и вверх, и вниз. Пока спускался, я анализировал промах и пришёл к обычному выводу: поторопился, нужно никого не слушать при подготовке к выстрелу, стрелять в усталом состоянии только с упора, но, в общем, всё равно сам виноват. Размышляя об этом, я как-то неудачно встал и так навернулся, что перекувырнулся несколько раз и приложил Blaser о камни. Встав снова на ноги и выйдя из лёгкого нокдауна, я порадовался уже за то, что все конечности на месте. Егерь, ушедший далеко вперёд, вообще не обратил на это никакого внимания, я подумал, что, наверное, это обычное дело, и продолжил спуск.

Козерог из Киргизии

Через какое-то время в метрах 200 внизу по прямой увидел фигуру егеря, машущего над головой руками, и вяло помахал в ответ, мол, вижу тебя. Но Сергей не унимался, а продолжал махать руками теперь уже не над головой, а перед собой, явно подзывая меня. Первая мысль «Интересно, а куда мне, по-твоему, ещё идти, как не к тебе», сменилась устойчивым убеждением, что он хочет, чтобы я спускался быстрее. Я поднажал на газ и, хоть из-за усталости это и неважно получалось, всё-таки начал идти быстрее.

Спустившись, узнал причину беспокойства: Сергей стоял на карнизе над ущельем, по которому поднималось стадо, и в нём выделялись два хороших рогача. Один, по мнению Сергея, был зачётный, и я достаточно быстро залёг, разложив на скале самое необходимое. Дальномер «Лейка» из-за мороза вдруг начал чудить и никак не хотел определять расстояние. Впоследствии дело оказалось в новой батарейке «Дюрасел». Козероги, неторопливо поднимаясь по ущелью вверх, сами сокращали дистанцию, я выбрал камень, мимо которого, по моему предположению, должен пройти рогач, и, наконец победив дальномер, получил всего 210 метров и угол в 28 градусов. Забил данные в калькулятор, в котором уже были введены метеоусловия, внёс вертикальную поправку в прицел и повёл рогача, который то прикрывался кустами, то другими зверями, то заходил за валуны.

Козерог из Киргизии

Наконец, оказавшись на чистом месте, он сделал несколько шагов и остановился. Дождавшись окончания порыва ветра, как у себя, так и, судя по траве, в районе козерога, я совместил крест с лопаткой, затем выдох и плавный спуск. Выстрел, отчётливый шлепок, и зверь сразу ложится. Перезаряжаюсь, ловлю гильзу, продолжая держать лежащего козла в прицеле. Вроде всё. Сергей, спустившись, поздравляет с хорошим выстрелом. Я, наконец, понимаю, что теперь уже никаких неожиданностей не будет, разряжаю карабин и встаю. Жму Сергею руку. И мы опять начинаем спуск, уже к зверю.

Егерь, как обычно, приходит первым с большим отрывом. Начинает смеркаться. Быстро делаем мне фотосессию с козлом, и ещё непонятно, кто из нас на фотках хуже выглядит. Но, наверное, всё-таки он. Делим с Сергеем энергобатончик, и, пока он разделывает добычу, я потихоньку начинаю спуск. Быстро темнеет, я без фонаря и уже прилично устал, спускаюсь, как инвалид, на двух палках. Внизу ребята уже подогнали «Тяньшань» и включили фары, так что направление движения понятно. На всякий случай заметил звезду и выступ на горе напротив: если двигаться на них, то точно выйду на автомобиль, правда, за счёт белого снега и так достаточно прилично видно.

Козерог из Киргизии

По дороге большой камень предательски скользит под ногой, и я со всего маху сажусь на него задом. Ощущения так себе: опять как по голове дали, но теперь болит ещё и зад. Почти в конце спуска мимо меня проносится Сергей с привязанным на верёвке козерогом, которого он использует как якорь. Козерог замечательно скользит по снегу и играет роль то санок, на которых везёт сам себя, то тормоза. Наконец-то машина! Принимаю поздравления от Андрея и других членов экспедиции, которые и сообщили Сергею по рации о стаде, двигающемся на нас, глотаю восстанавливающий гель и мы, погрузившись в «Тяньшань», едем в сторону базы. Дальше горячий суп, жареная печень, поздравление с рождением горного охотника, т.е. меня, ответная благодарность Андрею, способствовавшему этому рождению, и принимающей стороне за организацию охоты. Несколько рюмок и горячая пища разгоняют по телу приятное тепло, и меня начинает клонить в сон. Пожелав всем хорошего вечера, отправляюсь спать.

Весь следующий день отсыпаюсь. С поисков трофея возвращается Андрей. Он, в отличие от меня, приехал за супертрофеем с рогами больше 140 см. Вести неутешительные: такого зверя здесь сейчас нет. И мы принимаем решение возвращаться обратно в Питер. Наутро едем в Бишкек, меняем билеты, ночуем в гостинице и на следующий день вылетаем через Москву в СПб. Обратная дорога прошла с маленькими приключениями, но принимающая сторона с честью их разрулила. И вот я, сидя в самолёте Бишкек – Москва, дописываю эти строки и чувствую, что уже хочется опять пожить и поохотиться в горах, добыть трофей и встретиться с этими гостеприимными людьми. Ну что же, ещё год подготовки – и можно будет вернуться и попробовать свои силы ещё раз.

Русский охотничий журнал, март 2020 г.

318

Похожие статьи