Хроника одного поединка

Серый волк
Хроника одного поединка

Сезон закончился – да здравствует сезон!

28 февраля последняя лиса-неудачница закрыла моё разрешение на пушных зверей. Кабан передох от АЧС, вызвав подозрения и пересуды охотничьей братии и лишив нас охоты на летних потравах. «Премиальный» летний козлик, полученный за успешную борьбу с хищниками, сулил только один-два утешительных выхода в летнее поле – до первой встречи с приличным трофеем. Так что после короткой весенней охоты оставалось только томиться в ожидании нового осеннего сезона.

А между тем серые разбойники, лишённые привычной кормовой базы, разгулялись не на шутку. В отарах по всей области начинался окот овец, и с разных сторон посыпались жалобы на многочисленные на них нападения. Но устные разговоры к делу не пришьёшь. Чтобы помочь охотоведам получить разрешения на регулирование численности волков, пришлось заняться самым настоящим расследованием. По каждому эпизоду нападения требовалось:

  • получить заявление от фермера;
  • сфотографировать следы деятельности хищников;
  • получить заключение ветслужбы с выездом на место, что овцы действительно убиты хищниками, а не сдохли от болезней (а вот как это сделать в отношении утащенных и сожранных до последней косточки ягнят?);
  • получить акт охотоведа, подтверждающий этот факт.

На мой взгляд, в этом перечне не хватало только явки с повинной лично от волка с отпечатками его лап вместо подписи. Но глаза боятся – руки делают. И за пару недель энтузиастам удалось собрать столько компромата на серых злодеев, что охотоведы смогли смело идти в высокие инстанции, дающие добро на регулирование хищников. И вот, не веря собственным глазам, 5 мая я уже держу в руках разрешение на добычу волка!

Хроника одного поединка

А где его теперь искать? Попытаться выманить на вабу? Но, к сожалению, я пока ещё делаю только первые попытки овладеть этим высоким охотничьим искусством. Привада? Обычно с наступлением тепла и появлением приплода у копытных волки игнорируют быстро тухнущие гостинцы от охотников. Но сейчас-то им туговато приходится. И как тут было не вспомнить мудрое изречение моего приятеля – фермера Николая: «Лучшая привада – это отара!». Значит, выходить нужно туда, где идёт окот овец, но не метаться наудачу по всем лугам и полям, а подтянуть волков к конкретному, удобному для охоты месту. И место это определилось очень просто. Николай сообщил, что уже вторую ночь собаки на ферме заходятся от истерично-злобного лая. Моя старая привада возле этой фермы привычна, пристреляна, и место для засидки оборудовано со всеми удобствами. Но там уже взято два волка, и местная стая стала обходить её стороной. А вот вторая привада с вышкой, устроенной в кроне разросшегося на четыре ствола ильма, недалеко от фермы, с видом на постоянное место выпаса отары – самое то. Там волки пока чувствуют себя в безопасности. И вот привада обновлена: бараньи потроха, шкуры и пара вёдер крови с забоя. Установлена фотоловушка. Охота началась.

6 мая

Удивительно, но на свежей приваде практически не появляются хищные птицы. Пара сорок, регулярно присылающих мне свои фотки, – и всё. В других местах выкладывать приваду не успеваешь: железные клювы ворон и воронов сметают всё за день, а коршуны и орлы уносят даже кости и черепа баранов.

10 мая

Лисы, лисы, лисы. Крутятся постоянно. Фото во всех ракурсах. Вечерком выскочил на вышку подышать и в надежде на авось. К часу ночи раз пять подпрыгивал, видя в своём прицеле («Ультра 455») приближение сияющих глаз-фар в подросшей уже траве. Само место привады окошено метров на двадцать в диаметре, а вот на подходах зелень почти до колена. И лисьи спины с хвостами на отлёте зрительно сливаются в одну большую полосу, похожую на спину крупного животного. Но время провёл с удовольствием (не дома на диване!) и не без пользы, отрабатывая навыки обращения с новым прицелом.

Хроника одного поединка

12 мая

Какая-то невидимка постоянно присылает мне фотографии пустой привады. Около ноля часов и с двух до трёх утра. Или пролетает ночной пернатый хищник, или четвероногий проскакивает так шустро, что камера не успевает сработать.

20 мая

На почту прилетело фото неведомого зверя. Это не лиса. Но кто? Похоже, что в кадре бок, плечо и повёрнутая влево от ловушки голова. Но ушей не видно. Или засвечены? По высоте крепления ловушки рост подходит для волка. Позвонил Николаю: может, его собаки ночью шарахались? Нет, говорит, что были привязаны. Под утро – ещё фото. Похоже на заднюю часть волка, но хвост отведён, не понять чётко, что за зверь.

21 мая

Снова хитрое фото хитрого зверя. То ли голова безухой кудрявой собаки, то ли изгиб задней части тела с хвостом. Надо же так умудриться встать! Видимо, проходит вплотную к боярышнику, на котором прикреплена камера, и отпрыгивает, услышав щелчок её затвора. Публикую фотки на «Ганзе». Коллеги с интересом обсуждают, выдвигают разные версии: собака, отбившийся баран, случайно уцелевший кабан, ну и греющее сердце – «Похоже, волк».

Хроника одного поединка

22–24 мая

На работе не задерживаюсь ни минуты больше положенного. Заброшен сад-огород. Прекращены все летние строительные работы на участке. Супруга стоически терпит положение «соломенной вдовы»: муж вроде как есть, но дома его нет… Однако три ночи подряд не приносят результата. Лисы, лисы, лисы. Неведомый зверь то ли куда-то перешёл, то ли вычисляет моё присутствие на вышке. Зато я разгадал загадку пустых фото. С двадцати трёх до ноля и с двух до трёх утра матёрый лисовин появляется возле привады. Проходит в траве по ложбинке старой мелиоративной канавы, стремительно выпрыгивает к потрохам, хватает кусок и проскакивает под стволы боярышника, в мёртвую зону камеры. И там, уже не спеша, треплет свою добычу.

25 мая

Вот он! На прилетевшем фото с ловушки на заднем плане – волчок. Вроде бы небольшой. Но волчок! Ну, хитрец! А я завтра вырваться на охоту никак не смогу. Вот пытка-то!

26 мая

Нынешней ночью сфотался, наконец, мой серый приятель во всей красе. И вовсе он не маленький. Хвост посередине то ли подран, то ли чесотка съела. Но хоро-оший кобелина! Час пировал на приваде. А под утро, уже на рассвете, снова прислал мне своё фирменное фото – задница с хвостом. Я его кормлю отборными потрохами, а он мне «фигвамы рисует»! Ну, всё! Это – личная и кровная обида!

Хроника одного поединка

27–28 мая

Два пустых выхода. На ферме всё спокойно, собаки лениво побрёхивают на лисиц. Возле привады – только рыжие. Наверное, мой серый приятель где-то подхарчился на стороне. Но я не теряю надежды. Придёт!

29 мая

В предыдущие ночи не мог оставаться на вышке долго. С утра же на работу… Может быть, уходя в первом часу ночи, спугивал зверя. Взял неделю отпуска. Днём поправляю запущенные семейные дела. А ночи – мои! И в эту ночь приготовился сидеть до победного конца. С учётом времени визитов серого в этот раз не стал торопиться. Отправился на охоту в 22:00 с расчётом к 23:00 усесться плотно и «умереть». На приваду подвёз Николай на своём старом «гольфике», который знают все окрестные звери. Высадил меня прямо под лестницей на вышку, чтобы волк не напоролся на мои следы. И я честно, не шурша и почти не дыша, отбыл свою вахту с одиннадцати вечера до четырёх утра. А волк не пришёл, потому что… ужинал на приваде до 22 часов, в то самое время, когда я не спеша собирался на встречу с ним!

30 мая

Ночь светлая. Видимость прекрасная. Одна «амбразура» вышки смотрит на приваду, вторая справа – на большой луг с чернеющим вдалеке лесом, базой нашей местной волчьей стаи. Сегодня заморозок, и ледяной ветерок дует в правое окошко так, что щёку и скулу начинает сводить от боли. Тихо, стараясь не шуметь, занавешиваю его флисовым пледиком.

На приваде подозрительная тишина. Рыжие появляются, но гораздо реже, чем обычно. И ведут себя не так нагло. Такое их поведение уже не раз давало мне знать, что где-то рядом крутится волк. Нужно быть внимательней. На мониторе «Пульсара» время 23:50. Гляжу не только на приваду, переднее окошко широкое, позволяет посматривать и по сторонам. Неспешно веду объективом вправо и замираю… Волк! Даже если бы мистически не сияли в инфракрасном свете его глаза-блюдца, всё равно бы он был виден отменно: крупный чёрный зверь на серебряном фоне влажной травы. Бежит в мою сторону трусцой по полевой дороге, быстро приближаясь к углу поля. Триста метров, не далее! Прячусь за боковую стенку вышки с занавешенным окошком. Неслышно убираю свою «гляделку» и бесшумно поднимаю карабин. Аккуратно опускаю обшитое меховушкой цевьё на поперечину передней «амбразуры». За ствол тоже спокоен: не бликанёт, обёрнут зелёной сеткой от старого накомарника. Включаю подсветку и видеозапись. Теперь остаётся только ждать, пока бегущий зверь повернёт к приваде и сам вбежит в освещённое смертоносное поле прицела. Под мощный грохот сердца томительно тянутся секунды ожидания. А ведь уже и не секунды. Уже, пожалуй, минут пять прошло. А волк всё не появляется. Кружит? Проверяется?

И тут злобный собачий лай слева сзади, на ферме, чётко даёт мне понять, как здорово я лопухнулся! Не нужно было торопиться и прекращать наблюдение, а тем более домысливать за зверя. Достаточно было бы подождать ещё несколько секунд, чтобы увидеть, что он побежит не к приваде, а дальше к ферме – по дороге, которая проходит почти вплотную за вышкой! И на которой есть два прекрасных открытых сектора для стрельбы в ста и в семидесяти метрах от правого окошка. Да-да, от того самого… закрытого пледом…

К приваде волк так и не пришёл. И по своей дорожке не вернулся. А я в четыре утра уныло сполз с вышки под гвалт сотен птиц, то ли радующихся восходу солнца, то ли дружно смеющихся над незадачливым охотником.

Хроника одного поединка

31 мая

Главное в такой ситуации – не обозлиться. Лучше посмеяться над собой и порадоваться, что в такие зрелые годы ещё не утратил способность поддаваться азарту, переживать и надеяться. А на волка сердиться вообще глупо. Ведь это не он на меня охотится, чтобы мою шкуру у себя в логове постелить. Но дело всё же на принцип. А значит, не видать меня ни семье, ни друзьям, пока этот поединок не придёт к чётко очерченному финалу: или я с трофеем, или я с носом.

Сегодня теплей, и ветер дует в левую щёку. На сломе холод-тепло зазмеился лёгкий туман, но картинка в прицеле уже рябит. Рыжие по приваде шмыгают туда-сюда. Неужели волк учуял моё присутствие на вышке в прошлую ночь и теперь поостережётся здесь появляться? Время уже самое волкоопасное, шесть минут до полуночи. На ферме – лай собаки: молодой алабай сердито и размеренно гавкает уже минут пять. Но более опытные собаки молчат. Наверное, лисицу причуял или что-то ему показалось. И всё же лай заставляет меня напрячься. Слишком настойчиво и басовито он гавкает, без щенячьих ноток. И на хуторах перед этим собаки брехали яростно. Похоже, волк сегодня зашёл не по часовой стрелке своего кольцевого маршрута, а в обратном направлении. Ну так и ветер противоположный вчерашнему!

И вот он – момент охотничьего озарения! Знаю, что нужно сделать! Но для этого приходится немного рискнуть, сделав звонок Николаю. А вдруг зверь уже отошёл от фермы и где-то рядом? Но я всё же пригибаюсь пониже, накрываюсь флисовым пледом и еле слышно шепчу в трубку: «Коля, похоже, волк крутится возле твоих баранов. Выйди подсвети, подшуми, но не резко. Так чтобы он ушёл спокойно, не шугаясь».

Убираю телефон. Сажусь вполоборота, чтобы удобно было стрелять из любого окошка. Замысел мой прост. У волка после неудачи на ферме три варианта: вернуться к хуторам, пойти перекусить на приваде или отправиться к своему лесу по той дорожке, на которой он обдурил меня вчера. Если не будет непредсказуемых вариантов, то у меня – два шанса из трёх. Смотрю на приваду. За ней в траве – сияние звериного глаза. Пару минут всматриваюсь внимательно. Скорей всего, заяц сидит боком. Прыг-прыг… точно: заяц. Теперь смотрю вправо. На мониторе – ровно 00:00. А над этими цифрами в поле «гляделки» бодрой стремительной трусцой удаляется уже давно миновавший вышку волк! Не вовремя отвлёк меня косой! «Пульсар» летит вниз, карабин – вверх. Поле прицела чёрное, режим S уже не тянет. Подсветка… Вот он! Бежит по колее. Над придорожной травой видно только спину да поджарый зад. Уже проскочил заранее продальномеренный мной куст боярышника в 136 метрах. Дальше, метрах в десяти, на повороте дороги отличное окошко в траве. Сейчас добежит… Свистнуть, что ли, чтобы остановился? Но он может и наоборот – рвануть. И тут новое озарение: он же любитель баранинки, не зря возле отары кружит!

Хроника одного поединкаВ ночной тишине звучит громкое и довольно правдоподобное: «Бе-е-е!» Зверь резко тормозит, как раз по центру прогала. В типичной волчьей манере, всем корпусом, разворачивается в мою сторону, насторожив уши. Теперь он стоит в полуугон, и крестик прицела мгновенно прыгает под его лопатку. Выстрел! Шлепок! Проклятая дымка! Но я всё же вижу чёрный силуэт, стремительно несущийся наискосок влево. Второй патрон уже в патроннике. Но не спешу с выстрелом. Вижу, что волк всё больше кренится набок, к земле, и знаю, что он сейчас упадёт. Но какая мощь! Пуля .243 Win., экспансивка 95,5 гр, 900 м/с. Матёрые кабаны от неё валятся. А этот зверь под сотню метров уже пробежал. Рухнул всё же. Но тут же подскочил и помчался, удаляясь, вправо! Уже метров 200 до него. Нет, так не пойдёт! Вынос на корпус, выстрел, странный глухой стук, как в сухую корягу, – и… ничего не вижу.

А искать-то непросто. Большое заросшее поле с боярышниками-близнецами. Глазу зацепиться для ориентира не за что. Предполагаемое место падения зверя – с добрый гектар. Теплика нет. Да в такой траве и он не поможет. Следы крови искать почти бессмысленно. Калибр небольшой, пуля мягкая, кладёт зверя хорошо, но сквозные ранения даёт через раз. Мокрая трава переливается мириадами капель, но ещё не покрыта ровным серебряным полотном, по которому хорошо виден след. Нужно звать на помощь.

Николай – человек бывалый и приезжает не на «гольфике», а на тракторе. Если потребуется, можно будет с крыши трактора по участкам осматривать поле. На месте стрела крови нет. Но пока я брожу по лугу, надеясь, что в свете фонаря высверкнут глаза лежащего волка, Николай спокойно обрезает район поиска по разветвлениям полевых дорог. И в очередной раз его талант следопыта находит своё подтверждение:

– Вот он, волчара!

Матёрый кобель в расцвете сил. Грива как у молодого льва. Достойный был противник, хоть и разбойник. Захватывающий поединок. И финал – настоящий триллер. К сожалению, ни видеозапись, ни даже кратность на ×9 я не то что не успел включить, а в азарте просто забыл про них. Но что-то мне подсказывает, что добытый мной волк не очень-то похож на того, у которого хвост метёлкой. Так, может быть, история продолжается и я ещё успею нажать свою кнопку record?

Русский охотничий журнал, декабрь 2019 г.

1668