Волк и его ваба при помощи труб

Серый волк
Дата публикации:
просмотров: 1110
Комментарии: 0

О вабе волка

Волчья стая или волк-одиночка имеют свой голос, определённый тембр, свою волну восприятия звуковых сигналов. Каждый волк занимает определённое место в стае и к тому же обладает неповторимым голосом. В природе не существует двух одинаковых волков с одинаковыми голосами, так же как и у человека.

Объясню почему. Гортань человека, как и волка, имеет определённого рода длину и внутренний диаметр. Сила и объём вдыхаемого и выдыхаемого воздуха человека и волка различаются ввиду более хорошей физической подготовки у волка.И волк при вое испытывает меньшие нагрузки на лёгкие, гортань и голосовые связки, нежели человек.

Как воет волк? Вытягивается в струну, гортань и морду выпрямляет в одну линию, давая возможность воздуху из лёгких пройти максимально длинный путь. И лишь в самом конце пути воздушный поток, попадая на голосовые связки, создаёт определённого рода звуки, которые, в свою очередь, в ротовой полости приобретают своего рода завихрения и придают вою насыщенные звуковые оттенки. Человек же чисто физически не имеет возможности проделать это так же, как волк.

Показывает красоту голоса волка его выразительность и чувственность. Волки лают, воют, повизгивают, ворчат, тявкают, рычат. Вой может быть обозначающим общение, призывным, траурным, охотничьим. Охотно отзываются на утренней, на вечерней заре и ночью. Но бывают ситуации, когда волк воет днём: это означает гибель одного из членов стаи либо свидетельствует об опасности около логова.

Вой самки и вой самца различаются коренным образом. Вой самца существенно ниже, грубее и более длителен. Вой самки меньше по длительности, однако эмоционально сложнее. Он более дикий и заунывный. Волчица воет тоскливо, ровно, её вой разделён на две равные части: У-У-У-У-У-У-О-О-О-О-О-О. Волк же, напротив, старается передать в вое всю мощь и выразительность оттенков голоса: О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-У-У-У-У-У-У-У-У-У-У-У-О-О-О-О-О-О. Своим воем волк показывает, кто хозяин в лесу, подчёркивает: «Берегись, чужак». У прибылых ещё не сформирован голос, они визжат, скулят, тявкают. У переярков голоса уже сформированы, они голосят по поводу и без и охотно откликаются. Легче всего изображать вой переярков, поскольку их голос не отличается выразительностью и большим диапазоном голосовых оттенков.

Начинать вабу лучше всего на зорях (закатах либо рассветах). На самом деле волк очень податлив на вабу, ярко и красочно отвечает. Его можно направить на себя, налево, направо, отдалить от себя. А при умелом ваблении – направить на нужного стрелка. Волки – эмоциональные животные, поэтому вабу нужно выводить как можно жалобнее, тоскливее. Первую вабу следует делать короткой и достаточно тихой. Чередовать низкие и высокие звуки нежелательно, поскольку на волчьем языке это представляет собой знак тревоги.

Ваба волкаимеет несколько колен и способов подачи голоса. Немного наклонив голову вниз, к земле, сложив руки рупором (на начальном этапе), нужно сделать как бы всхлёб «и-и-и-А-а» (похожий на собачий), затем голос должен немного понизиться и постепенно, выравниваясь, немного прибавлять в силе звучания, тембр должен усиливаться: и-и-и-А-А-А-и у-у-у-у-у-о-о-о-о-о-о-у-у-у-у-у-о-у-о-у-о-у-о-у-о-у-о-у-о-о-у-о-у. Постепенно, без рывков и скачков голоса, перепадов, срывов на хрипоту. Здесь следует отметить, что одно колено должно быть не менее 15–20 секунд. Следует исходить из того, насколько у вабильщика лёгких хватает, смотрите сами.

Итак, вы сделали первое колено. Второе попроще: потяните У-У-У-У-У-У-У-О-О-О-О-О-О-О-О-У-У-У-У-У-У-У-У-У-У, – ровно, спокойно, без лишних эмоций. И третье колено – практически то же самое, но на завершении вабы голос должен как бы немного затухать: У-У-У-У-У-У-У-У-У-О-О-О-О-О-О-О-О-О-У-У-У-У-У-У-У-У-у-у-у-у. Какие вы будете выдавать слоги – неважно. Либо это УО, либо УА, АУ – не суть. Главное – не количество колен в вабе, а правильность интонации и настроения, которое нужно передать.

При розыске выводка первое колено нужно делать в меру громко и как бы ненавязчиво. Лучше всего подойдёт голосом среднего волка. После делаете перерыв минут 30–40 и повторяете ещё раз.

Представьте себе картину. Небольшой всхлёб, и вой постепенно, монотонно набирает силу, всё больше и больше, закрывая собой всё вокруг. Как на концерте симфонического оркестра. Только здесь вы и дирижёр, и исполнитель на всех музыкальных инструментах сразу. И ваше главное оружие – это голос.

Следует отметить, что для тренировки самой вабы (своего голоса) нужны упорство и терпение. Поскольку ваба происходит на выдохе воздуха из лёгких, в организме человека наступает кислородное голодание. В связи с этим у среднестатистического человека не получается вытянуть 20 секунд, да и сам процесс вабления несколько сложен на первом этапе тренировок.

Есть один хитрый приём тренировки выносливости, не требующий мучительных усилий. Суть его в следующем: каждый день при ходьбе необходимо задерживать дыхание на вдохе и выдохе. К примеру, задержали дыхание и на вдохе сделали 5 шагов, выдохнули, прошли ещё 10 шагов – опять вдох и задержка дыхания опять же на пять шагов. Таким же образом на выдохе. И медленно, через день или два, увеличивайте количество шагов на выдохе и вдохе. Не пытайтесь форсировать ваши тренировки (задерживать дыхание на больший срок): можете получить проблемы со здоровьем. Организм в данных упражнениях испытывает кислородное голодание, и необходимо понять, что мы приучаем организм к отсутствию кислорода на некоторый промежуток времени, а не к отсутствию кислорода вообще.

Реакция волка на вабу

Всегда помните такое правило: волки вполне способны безошибочно определять место, с которого доносилась ваба. Идя на вабу, волк, не доходя до места, с которого вабили, метров 100–150, садится либо ложится и внимательно всё слушает и высматривает. Если его всё устраивает, то медленно и осторожно идёт к месту вабы, причём озирается по сторонам, периодически останавливаясь, но никогда и ни при каких обстоятельствах не смотрит вверх.

Бытует мнение, что вышки в обязательном порядке должны быть закрытыми, а также простоять в угодьях не один день или месяц. С этим я не соглашусь. Проверено на практике: волк прекрасно идёт к переносным вышкам (установленным прямо перед охотой). Он хорошо видит фигуру человека, сидящую, скажем, на скирде соломы, но совсем не замечает и не обращает внимания на шум, если сидишь между тюками. Обусловлено это тем, как мне кажется, что для волков нет угрозы опасности сверху, кроме человека.

Волчата, если их правильно позвать, несутся, чуть не сбивая с ног. В отсутствие волчицы, конечно.

Волк всегда идёт смотреть, кто вторгся в его владения. Услышит он фальшь в голосе или нет, неважно: это вопрос времени. Бывают ситуации, когда волки отзываются, но у них нет особого желания идти к вабильщику. Тогда применяется методика, проверенная на практике: на месте, где сидел вабильщик, оставляется стрелок, а вабильщик покидает место вабы, как бы заканчивая охоту. Волки из-за интереса к вою обязательно придут проверить, кто вторгся в их владения. Велик шанс добыть этого зверя.

Суть вабы заключается не в вашем выстреле, а в умении обмануть, перехитрить такого умного зверя, как волк. В моей практике были волчицы, которые уж больно были податливы на вабу и неслись на вабильщика сломя голову и по ветру, и против. Также были молчуны, которые просто приходили на разборки. Был случай, когда при розыске выводка номерные про… пустили волка, и тот, подойдя на расстояние шагов 20 до меня, стоял, немного поскуливая, вилял хвостом и смотрел. Я, если честно, был немного в замешательстве от такого поведения волка.

Трубы для вабы волка

Хорошим помощником при вабе волка является труба. Труб существует великое множество, каждая хороша по-своему. В далёкие времена, когда не было ни пластмассы, ни стекла, вабили просто в ладони, складывая их рупором. Но время шло, всё менялось. Менялось и восприятие волком звуков, издаваемых при вабе. Зверь приспосабливался, изменялась и сама охота. Волчатники изобретали всё более и более хитрые способы охоты, кто-то делился своим опытом, а кто-то нет.

В охотничьей литературе встречаются материалы, где утверждается, что трубы должны быть только такого формата, как описывает автор. Здесь есть некоторое заблуждение. А связано оно, как было описано выше, с физиологическими отличиями людей.

Я провёл ряд экспериментов и сделал сравнительный анализ движения воздушного потока воздуха во время вабы. Результат был подтверждён на практике при проведении охот. За основу были взяты трубы вабильщиков и хорошо всем известная керосиновая лампа. В одну из труб мною были внесены изменения, которые благоприятно сказались на качестве звука, о чём ниже.

Итак, начнём.

Труба по Л.М. Новикову

Из рисунка видно, что при прохождении через узкое место трубы воздушный поток разгоняется и из ламинарного движения переходит в аэродинамическое. Что, в свою очередь, ведёт к увеличению расхода воздуха и уменьшению давления. Аэродинамический эффект хорош в случае большого объёма лёгких у вабильщика, также в хороших погодных условиях (отсутствие ветра). Такой эффект способствует приданию издаваемому звуку заунывности, грусти и тоски.

В вабе волка данный тип трубы нашёл своё применение в лесных массивах, лесных закутках. Хорошо будет работать вблизи волчьего логова: уж очень нравится голос грусти переяркам да прибылым.

Труба хороша, проста в изготовлении, но трудоёмка в использовании. Отличительной особенностью является регулировка толщины стенки (самой трубы), что влияет, в свою очередь, на силу и тембр звука. При изготовлении нужно учитывать, какой силы у вас голос, и в соответствии с этим подбирать толщину стенки.

Недостатки – большие габариты и невозможность изменить тональность при подаче голоса. При сильном ветре практически бесполезна. Хрупка, при хорошем усилии может сломаться.

Труба по П.Т. Силивончику

По сути, труба сделана из двух кусков пластмассы. Два конуса одинаковой длины вставлены один в один и соединены шурупами. При движении воздушный поток разделяется на две части, что, в свою очередь, приводит к большему распространению в пространстве. Изготовление вообще копеечное, проста, доступна, хорошо звучит, есть возможность изменять частоту звучания и тональность. Занимает мало места, при сильном голосе имеет характерное дребезжание пластмассы. Толщина стенки пластмассовых конусов – 2 мм.

Моё изменение трубы П.Т. Силивончика

Изменённая мною модель трубы П.Т. Силивончика

Первый конус – стандартный, второй заменён на более длинный, из более толстой пластмассы и с большей толщиной стенки (4 мм).

Как видно из рисунка, в такой конструкции воздушный поток расходится на две части. Одна часть, попадая в малую часть конуса, приобретает вращательное движение, что придаёт звуку эффект заунывности. В самом начале второго конуса некоторая часть воздушного потока из первого возвращается в основной поток и во втором конусе разгоняется, не имея никакого сопротивления, проходит на более далёкое расстояние, что даёт более насыщенный и богатый звук. Это хорошо использовать при сильном ветре.

На практике труба дала хорошую направленность звука даже в ветреную погоду (при ветре порядка 3–5 м/с), слышимость для человеческого уха – порядка 2–3 км. Устойчива к механическим повреждениям. Практика охоты в зимний период показала, что конусы на морозе издают не изученный ещё мною то ли звон, то ли дребезжание пластмассы. Возможно, сказывается отрицательная температура.

Керосиновая лампа

Как видно из результата эксперимента, воздушный поток, попадая в трубу, приобретает ламинарное движение, т. е. обладает постоянными скоростью и давлением. Затем, при поступлении в колбу трубы, резко изменяются скорость и давление воздушного потока, что, в свою очередь, приводит к изменению движения. Возникает завихрение, что благотворно сказывается на качестве звука.

Данная труба неплохо зарекомендовала себя при вабе волка, но есть одно «но»: при хорошем ветре теряется сила звука (далеко не будет слышно). Можно охарактеризовать её как оружие близкого боя. Ваба будет заунывная, нагоняющая тоску. При хорошей силе голоса из-за тонкой стенки стекла труба будет давать дребезжащий звук. Из недостатков – очень хрупка.

История добычи матёрой волчицы

Пригласили как-то на охоту в одно частное хозяйство, волков посмотреть. Долго ездили, искали подходящее место для вабы. В итоге сели на пойме реки Березины, рядом – лесной участок, в котором неоднократно замечали волчьи следы. Местом для охоты выбрали скирду соломы, благо сельское хозяйство развито.

Всё хорошо, погода радует, над головой пролетают небольшие стайки гусей, поднимают настроение. Смеркается, и вот небольшой всхлёб, и тихо и монотонно волчий вой набирает голос, заполняя собой всё вокруг. И тут, как назло, поднимается ветер. Да дует так, что готов шапку с головы сорвать. Но делать нечего, сидим. И вот вторая ваба, тоскливо, монотонно и одновременно гнусовато, уже на порядок сильнее и продолжительнее. Ветер дует так, что ничего не слышно. Мой напарник, которого зовут просто Васильевич, кстати, на такой охоте впервые, и, уже совсем расстроенный плохой погодой, просится домой.

И вот оно – счастье: матёрый волк монотонно и гнусовато, закрывая своим голосом потоки ветра, оглашает опушку леса, и тут же его подхватывают другие волки. Ярко и красочно заголосили. Всплеск адреналина придаёт вабильщику, да и не только ему, радости, несмотря на плохую погоду.

Васильевич, не ожидая такого поворота событий, спрашивает:

– Что будем делать?

– Сидим ждём, сейчас придут прямо в руки, – отвечаю я.

Немного переживаю за свои слова: а вдруг не придут?

– Надо подзывать, пока не раскусили, вдруг на ветер станут заходить, – объясняюсь с Васильевичем.

Призывный вой совмещаю со скулением, и, пока я тяну вабу, хлопки по плечу: с дрожащими руками Васильевич передаёт тепловизор и указывает пальцем направление. По прямой движется волк прямо в руки. Спокойно цепляю ночной прицел. Да блин… забыл подсветку в машине.

– Включай свою, будешь светить, – говорю Васильевичу.

– Убежит…

– Да пусть попробует.

И тут началось самое весёлое. У меня включён прицел, у Васильевича – нет.

Корректирую, куда светить:

– Левее, ниже, ещё левее, уже много, давай немного выше... Всё, вижу.

Выстрел, хлопок, вижу, волк упал… поднимается. Подсветка уже светит неизвестно куда.

Опять корректирую подсветку, благо Васильевич успел каким-то образом включить свой прицел. Выстрел. Мимо. Опять поймал в прицел, веду и… всё, падает! Васильевич в шоке от происходящего. Не веря в такую удачу, срывается с укрытия и бегом к машине.

– Поехали смотреть! – кричит на ходу.

– Да давай ещё посидим.

– Поехали быстрей, – тянет меня за собой.

В итоге, подъезжая к месту, где лежал добытый волк, мы увидели ещё одного, но уже убегающего от нас волка. И тут опять шок у Васильевича, ещё одного могли взять. Досадно.

В итоге наших приключений добыли матёрую волчицу, у которой были почти стёрты зубы, да мало того, один зуб был сломан и уже врос в нижнюю губу.

Русский охотничий журнал, сентябрь 2018 г.

1110