Куньи
Дата публикации:
просмотров: 60

На барсука

Комментарии: 0

Барсук – пушное животное, весьма широко распространенное на территории России. Однако в силу биологических особенностей этого зверя едва ли можно в какой-нибудь местности назвать его многочисленным.

Характерная черно-белая клиновидная голова и массивное приземистое туловище делают его легко узнаваемым среди других представителей семейства куньих. Барсук – довольно крупное животное, его вес перед залеганием в зимнюю спячку может превышать 30 килограммов. При кажущейся неповоротливости и мирно-ленивом внешнем виде, в момент опасности он может демонстрировать серьезную скорость и немалую силу.

Рацион барсука весьма характерен для всеядного зверя подобных размеров и образа жизни. Основу его питания составляют различные черви, насекомые, мышевидные грызуны, лягушки, а также ягоды, грибы, дикорастущие и сельскохозяйственные растения. На такой диете у него к моменту залегания в спячку накапливаются весьма серьезные жировые запасы, позволяющие перенести зиму.

Применение находит практически вся продукция, полученная при добыче барсука. Мясо его съедобно и некоторыми почитается как весьма вкусное, народная (и не только) медицина приписывает его жиру лечебные свойства, а шкура хоть и ограниченно, но все же пригодна для изготовления меховых изделий. При этом самым важным трофеем, является, пожалуй, жир, весьма популярный как средство для лечения широкого спектра заболеваний, особенно болезней верхних дыхательных путей. Это наглядно подтверждается как количеством предложений данного товара в Интернете, так и тем, что барсучий жир – один из немногих препаратов такого рода, регулярно продающихся в аптеках. При этом жир барсуков, приобретаемый непосредственно у охотников, несмотря на более высокую стоимость, закономерно пользуется большей популярностью, чем «аптечный».

Необходимо отметить, что охота на барсука имеет некоторые нюансы с административно-правовой точки зрения. Дело в том, что этому зверю посчастливилось быть одним из немногих «некопытных» животных, добыча которых, по отечественному охотничьему законодательству, осуществляется в соответствии с установленным лимитом. То есть в отличие, скажем, от птиц или зайцев, которых добывают в пределах дневной и сезонной нормы, в отношении барсука предполагается точное количество особей, предназначенных к изъятию из естественной среды обитания. Установленное для каждого охотничьего хозяйства это количество называется квотой. А утверждение этих квот – процесс довольно трудоемкий, включающий в себя организацию общественных слушаний, проведение экспертизы и недовольство профильных органов государственной власти в случае недоосвоения квот по итогам сезона. И если ради утверждения квот на добычу массово востребованных копытных животных охотпользователи обычно стараются не за страх, а за совесть, то в случае с барсуком, который востребован гораздо меньше, такого рвения зачастую не наблюдается. Ведь несмотря на то, что в Интернете можно найти предложения этой охоты по ценам, сопоставимым с охотой на кабана, в большинстве мест население не готово за нее платить такие деньги.

По большому счету существуют четыре обычных способа охоты на барсука – охота с лайками, охота с норными собаками, охота в засаде возле норы и охота с применением капканов. Почти всегда эти способы подразумевают серьезный подход, поэтому барсук нечасто становится добычей простых городских «охотников выходного дня», если организацией охоты не занимается егерь или местный охотник.

В степной зоне норы обычно расположены или в защитных лесопосадках между сельскохозяйственными полями, или в заросших кустарником балках. Охота с лайками – это фактически единственный способ, при котором необязательно знать точное месторасположение нор. Достаточно того, что в окрестностях они есть, а по прилегающей территории барсуки перемещаются в поисках пищи. В теплое время года они могут отходить от нор довольно далеко и иногда даже не возвращаться на дневной отдых, проводя светлое время суток в подвернувшихся укрытиях. Иногда зверь ищет не только пищу, но и новое постоянное жилье – если по достижении определенного возраста его изгнали из семейного обиталища.

Успех этого способа охоты зависит в первую очередь от рабочих качеств собак. Ближе к вечеру нужно выйти в перспективное место и отпустить лаек в свободный поиск. Иногда такой способ практикуется не в вечернее, а в утреннее время суток, но, как минимум в наших краях, это гораздо менее эффективно. В некоторых случаях собаки ловят и удушивают барсука самостоятельно, а иногда дело приходится заканчивать выстрелом. Конечно, можно так охотиться и прямо возле известной норы, но отсутствие свободного поиска в исполнении собак, на мой взгляд, делает такую охоту менее интересной.

Еще одним распространенным способом является охота с норными собаками. Из всех животных, на которых охотятся таким образом, барсук, пожалуй, самый сложный для добычи зверь. Его нора обычно имеет весьма сложную конфигурацию и нередко становится местом получения травм, иногда даже смертельных, для охотничьих собак. Нередко такая охота, помимо работы норников, подразумевает и физическую – с лопатой в руках – работу их хозяев. Ведь в отличие от более легкой норной добычи – лисиц и енотовидных собак, такого сильного зверя, как барсук, тяжело задавить в норе или выгнать из нее. Поэтому нередко роль собаки сводится к удерживанию барсука на одном месте с последующим его обозначением при раскопках норы. Как разновидность этого способа можно выделить охоту на временных укрытиях – в наших краях чаще всего это бетонные трубы в земле, оставшиеся от старых ирригационных систем. За день можно просмотреть довольно много таких мест, и выгнать барсука из них обычно бывает проще, чем из постоянной жилой норы.

Охота в засаде на барсучьей норе практикуется реже охоты с собаками. Ее суть сводится к тому, что необходимо знать жилую нору, подобрать удобное место для засады рядом и с вечера ждать выхода зверя. При этом стоит заметить, что он ведет себя осторожно, и при подозрении на опасность может не появиться из укрытия, оставляя охотнику только возможность слушать звериное сопение где-то неподалеку от выхода из норы.

Наконец, еще один традиционный способ – охота с применением капканов. Барсуку повезло попасть и в перечень видов, для отлова которых использование стандартных ногозахватывающих удерживающих капканов запрещено. Однако благодаря норному образу жизни барсуков для охоты на них можно успешно пользоваться проходными (удушающими) капканами.

Мой первый барсук был взят именно с помощью такого капкана. Подготовка началась задолго до начала охотничьего сезона – с того, что мне пришлось буквально уговаривать руководство местного общества охотников инициировать процесс получения квоты на барсука, который в качестве легальной добычи до сего момента в этих угодьях никого не интересовал. До того я несколько раз принимал участие в норной охоте, однако там добыча зверя была заслугой собак и коллективного труда. Моей давней мечтой же было самостоятельно взять это животное. Лаек у меня не было, соответственно оставалось пробовать охоту либо из засады, либо с помощью самоловов. А поскольку буквально за месяц до запланированной охоты мне пришла посылка с капканами КП-250 (которые планировалось использовать в основном для охоты на лисицу), то было принято решение попробовать именно этот способ.

Запланировав уложить охоту в три дня, я отправился в угодья, на которые было получено разрешение. В тех местах мне было известно несколько действующих больших барсучьих нор. Однако по результатам генеральной разведки было найден другой перспективный вариант. Дело в том, что эти норы имели большое количество используемых выходов, которые все перекрыть у меня просто не хватало капканов. Однако примерно в 1,5 километрах от одного из крупных жилищ барсука было обнаружено очень перспективное место – остатки старой ирригационной системы, где бетонные трубы перемежались вырытыми в земле проходами. Там была найдена явно свежая заготовка барсучьей норы, имеющая всего два используемых выхода. На них я и установил капканы, приехав на место вечером. С обеих сторон аккуратно замаскировав самоловы стеблями травы, растущей рядом, я скинул предохранительные крючки с пружин и удалился в домик – ждать утренних результатов.

Ночью спалось плохо – с нетерпением я ожидал, когда подойдет время проверить капканы. Причем оставлять их на день в настороженном состоянии было нельзя, поскольку активно шел сезон охоты с собаками на пернатых, и покалечить чьего-нибудь четвероногого помощника, случайно заглянувшего в барсучью нору, я не хотел. Еще затемно я выдвинулся к месту установки капканов. В голове навязчиво крутилась мысль о том, что, скорее всего, попытка будет неудачной. Ведь это был мой первый опыт установки капкана на барсука, да и вообще первый опыт использования такого типа капканов. По рассказам других охотников я знал, что барсук – зверь осторожный, который нередко обманывает капканы, установленные даже опытными охотниками. Да и холодный воздух ночью мог негативно повлиять на вероятность выхода зверя из норы.

В сумерках при подходе к месту мне сначала показалось, что капкан стоит нетронутым. Затем, приблизившись еще на метр, я разглядел, что он все же сработал, но есть ли что-то в нем, понятно еще не было. Постепенно за сведенными дугами показалась бесформенная в утренних сумерках серая масса, а потом, присветив фонарем, я разглядел и заветные белые полоски на морде животного. Мощные пружины капкана обеспечили добычу барсука без мучений, моментально перебив позвоночник в районе шеи. Барсук оказался молодым 15-килограммовым самцом, мясо которого было съедено, жир роздан по знакомым и родственникам, верящим в народную медицину, а выделанная шкура пока ждет своего применения в компании шкур барсуков, добытых мной в последующем.

«Русский охотничий журнал», март, 2016

60