Тонкости охоты на леопарда

Кошки
Дата публикации:
просмотров: 450
Комментарии: 0
Тонкости охоты на леопарда

В восточной Замбии мне посчастливилось поохотиться на крупных животных с Питером Шиптоном, профессиональным охотником в третьем поколении, организующим африканские охоты более 20 лет. Питер произвел на меня впечатление мастера своего дела, грех было бы не поучиться у него. Поэтому я приставал к нему с вопросами. Днем, во время охоты, он отвечал на все мои «Как?» и «Почему?» однообразно: «It’s the programm». Но в лагере, за стаканчиком джина, мой пи-эйч подробно объяснял, почему программа, по которой надлежало действовать, именно такова. Говорят, что в охоте нет мелочей. Уроки Питера – хороший тому пример.

Итак, африканский леопард. Почетный член «большой пятерки» опасных африканских животных. Зоология, повадки, мифы о леопарде и методы охоты на него хорошо описаны в художественной и научной литературе. Можно перечитать, например, увлекательнейших «Людоедов Кумайона» Джима Корбетта или «Охотника» Джона Хантера. Рекомендую также интересную и полезную книгу Михаила Кречмара «Полосатая кошка. Пятнистая кошка». Как и следует ожидать, мнения специалистов далеко не всегда совпадают. Я же, не претендуя на полноту, хочу лишь рассказать о некоторых тонкостях охоты на леопарда из засидки по программе Питера Шиптона.

Начал он с главного. Выбирая оружие, патрон и особенно пули для леопарда, очень важно иметь в виду, что это опасный, но очень не большой по размерам хищник. Хороший кот весит 60-70 килограммов, крупный экземпляр потянет на 80. Монстры весом более 100 килограммов существуют, скорее всего, лишь в охотничьих рассказах. Может показаться, что трехсотые калибры, особенно под патрон 30.06 достаточны для такого животного. Однако это не совсем так. Крейг Боддингтон (Craig Boddington, «Safari Rifles») опросил девяносто пять профессиональных охотников, с чем они ходят на леопарда. Пятьдесят экспертов назвали классический .375 Holland&Holland Magnum, двадцать два предпочли .300 Magnum и только девятнадцать применяют патрон 30.06. Один эксперт использует .416, и один еще заявил, что скромный двести сорок третий калибр его вполне устраивает. Это выбор профессионалов. Однако клиентам все они дружно рекомендуют .375H&H. Питер того же мнения. Надо еще добавить, что во многих странах при охоте на леопарда законодательно запрещено применение калибра меньше .375. У самого же Питера устрашающего вида штуцер калибра .470. В его руках такое оружие смотрится вполне гармонично.

Итак, нам предлагается стрелять зверя размером с большую собаку, применяя классический патрон для охоты на буйволов. Не будем этому удивляться. Пробитый насквозь не по месту пулей среднего калибра леопард запросто продемонстрирует охотнику, трекеру или случайному прохожему смысл поговорки «у кошки девять жизней», причем сделает это, выбрав самый неподходящий для человека момент. Джон Хантер твердо ставил леопарда на первое по опасности место в африканской пятерке. Да, многие из опрошенных Боддингтоном экспертов считают, что точность выстрела и выбор убойного места важнее калибра. Но кто поручится за клиента? Как он будет стрелять? И очень не хочется профессионалам идти по кровавому следу в заросли, играя в прятки со смертью.

Далеко не у всех есть дома тяжелые ружья для африканских охот. Поэтому в большинстве случаев выбор оружия дело не охотника, а пи-эйча. Но на всякий случай отметим: лучше держать в руках карабин калибра .375, с патроном H&H Magnum и мягкой пулей Norma весом 350 гран. Винтовка должна быть снабжена хорошим светосильным прицелом, желательно с подсветкой. Стрелять ведь придется, скорее всего, в сумерках. В Замбии охотничьи правила запрещают стрелять после захода солнца. Это, кстати, совсем не мешает охоте. К тому же в некоторых случаях пи-эйч может позволить стрелять и в темноте, подсветив леопарда фонарем. Зверь, как правило, не исчезает мгновенно, и время для прицеливания у охотника есть.

Куда же стрелять? Сердце у африканских животных расположено несколько ниже, чем у наших. Надо учитывать и то, что выстрел будет направлен под углом вверх. Целимся позади и ниже лопатки. С другой стороны, брюхо леопарда свисает вниз. Поэтому Питер показывает на картинках, куда надо целиться при разных ракурсах. Такая вот лабораторная работа.

Вооружившись и прослушав теоретический курс, начинаем заниматься привадой. Ее еще надо добыть. Бабуин не подойдет, слишком мал. Леопард съест его за раз и уйдет. Нам понадобится крупная антилопа. Хорошо подойдет вотербок. Сгодится зебра, или гиппопотам. Здесь, на берегах Луангвы, подходящих животных водится немало. Вывешивают привады на другой день, когда мясо размякнет и даст запах – леопард тухлятинкой не гнушается.

Выбор дерева для привады – дело серьезное. Во-первых, рядом должна быть вода. Тогда леопард не уйдет далеко. Во-вторых, дерево должно иметь толстый горизонтальный сук. И самое главное – это место должно часто посещаться леопардом. Такие деревья наперечет, и хороший пи-эйч точно знает их местонахождение. Одно дерево Питер прозвал «счастливым». Еще бы, на нем было добыто семь леопардов. И вот трекер взбирается на одно из таких деревьев и закрепляет приманку. Нога антилопы крепко привязывается стальной проволокой. Обычно приманка свисает вниз, чтобы леопарду было трудно съесть много. Но если зафиксирован визит подходящего животного и на вечер запланирована охота, тогда мясо привязывается поверх сука. Это чтобы леопард спокойно ел и поменьше двигался. От прожорливых птиц приманка укрывается циновкой из травы. Если леопард придет, он раздвинет и порвет циновку, и следы его посещения будут видны издалека. Но в наш век высоких технологий трекер устанавливает на соседней ветке еще и автоматическую фотокамеру. Очень полезная вещь! Так можно узнать, когда приходил зверь, какого он пола и размера. Питер по старинке немного стыдится пользоваться фотокамерами. Стыдится, но применяет! И все же устраивает контрольно-следовую полосу. Для этого привозят мешки с песком и высыпают вокруг дерева.

Для пользы дела один из трекеров таскает на веревке желудок антилопы, оставляя длинный пахучий след. Еще нужно забросать дерево зловонным содержимым кишечника антилопы. Ничего не скажешь, запах крепкий. Но такая «парфюмерия» нужна, чтобы привлечь зверя издалека и отбить запах человека. Считается, что у леопарда отличные зрение и слух, но довольно слабое обоняние. Но что будет на деле? Постараемся не «поддушить» зверя и не оставить пахучих следов пребывания человека.

Но вот привада готова. Работа заняла около часа. А таких привад нужно сделать как минимум четыре. С разъездами хлопот хватает на целый день.

На следующее утро объезжаем привады. Первая не тронута. Вторая же съедена дочиста. Питер предположил, что мясо съел лев – молодые львицы лазают по деревьям. Но фотокамера зафиксировала двух леопардов – самца и самку. Третью приваду посетил крупный кот. Это видно и на снимках, и по отпечаткам на песке. Зверь приходил утром и хорошо поел. Здесь и будем охотиться. Теперь пора строить скрадок. Питер не применяет ни маскировочные сети, ни готовые скрадки. По его мнению, скрадок из тростника и удобнее, и незаметнее. К тому же тростник отбивает запах. И вообще: «It’s the programm…» Что ж, едем в деревню за кольями и тростником. Заодно отвозим мясо убитого накануне буйвола в деревню. Сегодня будет пир. Сегодня много людей будут счастливы!

Его Королевское Высочество чиф Маламо милостиво принимает нас и дает высочайшее повеление на отпуск «стройматериалов». Возвращаемся к приманке и начинаем стройку. Снопы тростника укрепляются вертикально, образуя высокие, под три метра, стены. Одновременно тщательно вычищается земляной пол. Потолка нет. Все делается слаженно и быстро, поэтому работа занимает минут сорок. Но это еще не все. «Программа» предусматривает изготовление травяных «рам» для амбразур и даже травяных «ставен». Оказывается, во время ожидания амбразуры должны быть закрыты изнутри ставнями. Размер подбирается так, чтобы стрелок мог удобно изготовиться, а пи-эйч – без шума просунуть в амбразуру фонарь. Внутри скрадка устанавливаются три удобных пластмассовых кресла. Наконец, на нужной высоте вяжутся жердь-упор для стрельбы и жердь-упор для правого локтя. Все продумано. Скрадок слегка замаскирован свежесрубленными ветвями. Торцы жердей замазаны глиной. Земляной пол мягок. Окантовка амбразуры не шуршит, а «ставень» Питер осторожно приоткроет, когда услышит зверя на дереве. Пи-эйч должен убедиться, что пришел именно самец. Потом он дождется, когда леопард войдет во вкус и перестанет озираться, и даст команду трекеру на открытие амбразуры стрелка. Трекер сидит за моей спиной с дробовиком между колен. Но зачем здесь третий, вот вопрос? Зачем нам лишний запах? Неужели я сам не смогу убрать ставень? Согласно «программе» – не могу. Во-первых, стрелок не должен отвлекаться. Моя задача – осторожно вскинуть винтовку, возложить конец цевья на упор, опереться локтем, поправить прицел и нажать на спуск. Ни о чем ином думать я не должен. Во-вторых, трекер позаботится, чтобы я случайно не задел прикладом соломенную стену. В-третьих, дробовик может пригодиться. А по поводу дополнительного запаха от третьего человека Питер не тревожится.

Мое кресло установлено самым удобным образом, затем подбирается высота упоров. Теперь, если не изменять положение таза, карабин вскидывается удобно и единообразно. Надо только потренироваться, чтобы делать это плавно и бесшумно. Все, охота подготовлена. Снова забрасываем дерево «парфюмерией» и уезжаем. Но придет ли вечером леопард? Или он уже сыт? Обычно леопард охотится в сумерках и ночью. В темноте хищники имеют преимущество. Но «обычно» не значит «всегда» Однажды днем мы заметили самку леопарда у туши только что убитой ею импалы. Зверь увидел нас и недовольно удалился в заросли. На часах было 4 пополудни. Что же касается времени посещения привад, то здесь «порядка» еще меньше. Охотиться ведь не нужно, на приваду, как в ресторан, можно прийти, когда голоден. Фотокамеры фиксировали «несвоевременные» появления зверя – в 7 утра, в 11 утра и в 4 вечера. Один раз мы видели леопарда у привады на «счастливом дереве» в 15.30. Остальные выходы были, как и положено, в сумеречное время. Итак, в скрадок надо засесть не позже трех часов.

После ланча и короткого отдыха выезжаем к засидке. По пути Питер делает остановку для контрольного выстрела. Это тоже входит в «программу», ведь прицел могло и растрясти. Но нет, все в порядке, и к трем часам мы уже на месте. Джип подъехал к самой засидке, идти пешком не пришлось. Зачем так много лишнего шума? Ведь леопард может лежать совсем неподалеку. Но и это предусмотрено. Трекеры уходят, нарочито громко разговаривая. Старый трюк, знакомый по медвежьим охотам. Остается надеяться, что Питер перехитрил леопарда. Пытаюсь прислушиваться к голосам буша, но отдельных исполнителей в общем хоре не различаю. Неожиданно раздаются истерические вопли бабуинов. Понимаю, что это неспроста, что обезьяны реагируют на своего исконного врага. И тут леопард подает голос. Тяжелое, грозное, повелительное рычание. Неужели идет? Увы, сытый зверь побродил вокруг и удалился. В семь вечера Питер открывает ставень и светит фонариком на приваду. Она не тронута, на сегодня охота окончена.

А утром мы снова проверяем приваду. Леопард был здесь за час до нас и съел совсем немного. По мнению Питера, это отлично. Закусил чуть-чуть, вечером проголодается и придет обязательно. Трекер взбирается на дерево и прикручивает кусок мяса поверх ветки. По «программе», леопарду так будет удобнее, и двигаться он будет меньше.

Что же, стол накрыт, гости извещены, хозяева ждут.

Вечером все как вчера. В скрадке уже как-то обжились. Сидеть удобно, ничто не отвлекает. Медведя или кабана приходится ждать гораздо дольше, и далеко не в таких комфортных условиях. Час леопарда наступает около шести, на закате. И он не опоздал к обеду. Послышался шорох, затем легкий треск. Питер насторожился, выждал минуту, приоткрыл краешек ставня и вгляделся. Лицо его выразило неподдельный восторг, он радостно показал мне большой палец. Ждем еще с минуту, затем Питер снова приоткрывает ставень и делает знак трекеру. Тот открывает мою амбразуру, а я плавно поднимаю ружье. Леопард хорошо виден в перекрестии прицела. Он припал брюхом к ветке и жадно ест. Навожу по месту и стреляю. Зверя как ветром сдувает с ветки. Раздается громкий звук упавшего тела. Победа! О нет, еще не совсем победа. Кусты у дерева не дают увидеть результат. Выходим из скрадка и чутко прислушиваемся. Ни звука.

Никто не торопится на разведку. Но вот подъезжает автомобиль, и все с видимым облегчением на него взбираются. Успеваю заметить, что водитель предусмотрительно поднимает свое стекло. Ощетинившись стволами как бронетранспортер, джип медленно приближается к дереву. Но в кустах под деревом ничего не видно. Напряжение растет. И тут я различаю в нескольких метрах впереди пятнистую черно-желтую шкуру. Готов!

Все издают вопль радости. Не теряя осторожности, приближаются к леопарду. Кто-то бросает в него камень. Но уже ясно, что зверь бит чисто. С этого момента начинается праздник.

Торопливо делаем несколько фотографий и грузим трофей в машину. Питер не скрывает радости. Если ему верить (а охотникам надо верить не всегда), добытый зверь очень, очень велик. «Экипаж машины боевой» запевает песню на языке ньянджа. В песне лишь один куплет:

Ba Victor na lelo ba wina chipolopolo.
Va wina ye na wina chipolopolo.

Это значит «Господин Виктор достиг великой победы. Он достиг победы. Он победил». Ну да, я теперь «Тот, Кто Убил Леопарда».

Уже в темноте въезжаем в лагерь. Все предупреждены по рации, все возбуждены, все танцуют и поют ту же песню. Похоже, причина возбуждения – древний страх человека-обезьяны перед ночным убийцей. И радость освобождения от страха. До глубокой ночи раздается «Ba wina chipolopolo».

Господи, как хочется мне услышать эту песню еще раз!

450