Кречмар по четвергам, 5 августа

Кречмар по четвергам
Кречмар по четвергам, 5 августа

Про «Ланкастеры» и «Парадоксы»

Давно не виделись. Поговорим про «парадоксы» и «ланкастеры», переломки, увеличение возраста и прочие милые нашему сердцу изменения законодательства.

История с «ланкастерами», к сожалению, явилась наглядным свидетельством нашей общей недоговороспособности – прежде всего друг с другом. Не раз и не два я слышал голоса о том, что нам нужен аналог NRA, – но аналог NRA надо ещё создать. И что мы имеем в итоге? Мы имеем несколько ассоциаций практической стрельбы – ни одна из которых не подняла голос против введения этих поправок; мы имеем Союз оружейников России – который тоже если и поднял голос, то постфактум; производители же, скорее всего, пытались решить свои проблемы каждый по отдельности за закрытыми дверями. Что из этого получилось – мы видели.

Сейчас усиленно ходят слухи, что год на введение поправок к действие взят для того, чтобы «вернуть всё взад»: вернут «ланкастеры» и «парадоксы» в разряд гладкоствольного, отменят стаж для приобретения магазинного оружия, снимут ограничение по возрасту. Не думаю.

«Ланкастер» – всё-таки тот вариант, который ближе к нарезному, чем к гладкоствольному. Мы пользовались лазейкой в этой системе лет пять, но надо помнить: система – она очень не любит, когда её держат за дурака. А держали её за дурака, увы, совершенно демонстративно. Вспомним все стрельбы по грудным мишеням на 300 м из ТГ и тесты на пробитие. Вы что, думаете, товарищи депутаты не смотрят YouTube вместе с вами? Или их помощники не смотрят? «Парадоксы», конечно, зря попали в этот же список, но… Попали.

Сложно сказать, чем было обусловлено введение заградительного стажа на магазинное оружие – но он введён. Авторы поправок явно не беспокоились о судьбе отечественного производителя – хотя бы потому, что производство именно переломок у нас последние лет 20 было слабым местом, в том числе из-за требований к культуре производства. Двустволки и одностволки с переламывающимися стволами гораздо сложнее делать, чем пятизарядки и карабины. ОднакНо думаю, что рыбка задом не поплывёт,. Судя по скорости принятия решения, оно было политическим и принято на самом высоком уровне, так что жить в обозримом будущем придётся с ним.

Что именится для нас, включая меня?

Я не собираюсь от него отказываться: как оружию для загонных охот ему вполне есть место в моём арсенале. Кроме того, я продолжаю думать, что «ланкастеров» вполне достаёт на самые распространённые охоты средней полосы – это загон и охота с вышки. Наши «ланкастеры» позволяют добывать любых зверей нашей страны – от косули до больших медведей и лосей (в варианте 9,6×53).

Будут ли продолжать производить эту линейку оружия с такой сверловкой? Хотелось бы думать, что будут, при этом из категории оружия для развлекательной и спортивной стрельбы оно может перейти в категорию чисто охотничьего оружия – как позволяющее стрелять в том числе и дробью. Это, конечно, не гуся влёт, но по сидячему на 20 м – вполне. Важнейшим лимитирующим фактором станут патроны: будет их продолжать выпускать «Техкрим» или нет? Напомню, что за последние годы было продано от 120 до 150 тысяч единиц этого оружия и оно будет существовать в обращении многие десятилетия. Лично я бы рекомендовал людям, не имеющим пока стажа на приобретение нарезного оружия, в этот год приобретать «ланкастеры» – пока это можно по гладкой лицензии. С ними они смогут охотиться в течение пяти лет, а там стаж подойдёт и они автоматически перерегистрируются в нарезные. Вообще, существование самого стажа (а у нас сейчас, имейте в виду, появилось два стажа: на магазинные ружья и на нарезное оружие) я считаю абсурдом, нормой, требующей однозначной отмены.

Многие говорят, что нынешний закон об оружии устарел и нам требуется новый. Я бы с этим, наверное, согласился, если бы вслед за критиками считал, что новый закон будут писать правильные люди, мыслящие в оружейном русле. Но реальность сегодня такова, что общественное мнение маргинализирует людей с оружием всё больше и больше – и это не только в России. Это общемировая тенденция, которая затрагивает и США. Нынешние поправки же – они приняты для чего? Они приняты не для безопасности населения: мы понимаем, что с этой точки зрения они выглядят совершенно смехотворно, – а в угоду широкому общественному мнению, при котором человек с оружием, неважно, с документами или без, неважно, с полностью легальными основаниями или без, олицетворяет угрозу для рядового горожанина или жителя села. Это откровенный пиар-ход, направленный на широкие народные массы, перед выборами. А широкие народные массы совершенно точно не на стороне вооружённых людей, будь те спортсменами или охотниками. И разумными аргументами здесь их не убедишь. И поэтому я полагаю, что новый закон об оружии в России будут писать и принимать совсем не те люди, о которых думают энтузиасты его ревизии. И новый закон, скорее всего, будет гораздо менее либерален, чем нынешний. Так что уж лучше, чтобы его не было.

В общем, я всем, кто не имеет этих двух стажей, но хочет заниматься зверовой охотой или пулевой стрельбой, рекомендую за оставшиеся одиннадцать месяцев приобрести «ланкастеры» и магазинки – пока это ещё возможно.

Про медведей

Никогда такого не было и вот опять. Лето, туристский сезон, медведи активизировались. В одном парке Ергаки два несчастных случая со смертельным исходом. И по всей нашей стране, довольно-таки медвежьей, в год таких случаев – около восьмидесяти. Это, кстати, больше, чем любых происшествий с огнестрельным оружием, включая массовые расстрелы, – а они случаются далеко не каждый год. Почему ж у нас оружие после каждого ЧП пытаются запретить, а медведей – нет?

Ответов на это несколько. У нас очень большая страна с очень плохо поставленной системой управления дикой природой. Я даже так скажу: никак не поставленной. И очень маленький интерес ко всему, что происходит даже в соседнем регионе, а уж что происходит через соседний – то и вообще никто ничего не знает. И это касается не только отдельных граждан, но и госорганов тоже. Нет единых баз, нет места в федеральном центре, где все эти данные сходятся, но какого-то механизма реагирования на такие случаи. Жители по привычке бегут в полицию, полиция кивает на Минприроды, иногда подключают МЧС – всё для того, чтобы на кого-нибудь спихнуть ответственность. А кто эту ответственность на себя примет – тот сам не рад. Обычно затаскают и по судам и по прокуратурам. Это из-за отсутствия взаимодействия и чётко прописанных алгоритмов действия. А от того, что мы мало и плохо знаем свою страну, ещё и незнание добавляется.

Кстати, мой друг ведёт телеграм-канал «Россия близко» – ездит по всяким непафосным уголкам России и пишет о них не торопясь, в картиночном режиме. Очень способствует приближению к реальности, между прочим. Но я про медведей.

Сейчас снова всякие инициативы пошли: на Камчатке губернатор предлагает открыть отстрел медведей, приходящих в посёлки, без лицензий. Интересно, а приходила ли кому-нибудь гениальная мысль почистить посёлки от помоек? Потому что именно на помойки приходят мишки в посёлки, не просто так. Повторю в стотысячный раз: ликвидация мусора в лесных, таёжных, тундровых посёлках – это минимизация конфликтов с медведями на 90%. Может, и на 98%. И пути к этому тоже очевидны. Вот есть посёлок, пришёл туда медведь, начал людей гонять. Его абсолютно официально, со всеми необходимыми формальностями, пристрелили. И тут же наказали главу районной администрации – на сумму ущерба от незаконного отстрела зверя, 200 тыс. руб. Потому что виноват, по большому счёту, он: его нерадивость привлекла в населённый пункт зверя.

Поэтому – как говорено много-много раз – минимизировать конфликты между медведями и людьми смогут не разовые героические и не очень героические эпизоды с отстрелом зверушки, уже часто после того, как она натворила дел, а обдуманная система взаимодействия всех госорганов и специалистов от Росприроднадзора до полиции и ветеринарного надзора.

Про изъятие краснокнижных животных

С 1 августа были приняты поправки в законодательство об охоте, упорядочивающие взаимоотношение региональных властей и охотпользователей, а также изъятие животных, входящих в Красную книгу. Здесь на самом деле непосредственно охотников ничего не касается, а самый резонансный пункт – о Красной книге – ничего де-факто не изменил.

Можно ли изымать краснокнижных животных из дикой природы, в том числе и отстреливать? Можно, говорит вся международная практика, и мы ей посвятили как-то целый номер нашего журнала (№ 1-2016). Более того, замечу я, лично я помню и даже участвовал в получении разрешений на отстрел/отлов краснокнижных видов, внесённых в Международную Красную книгу во времена СССР – до 1990 года. И, уверяю вас, в СССР это сделать было неизмеримо проще, чем сейчас.

Дело в том, что на самом деле возможность изъятия особи, принадлежащей к виду, занесённому в Красную Книгу, неизбежно заложена в природоохранном законодательстве любого государства. Возьмём, к примеру, крайний случай: амурский тигр начинает нападать на людей и убивать их. Должен быть предусмотрен механизм по изъятию зверя-людоеда из природы? Должен. Он и предусмотрен. И это очень сложный механизм. Который с каждой корректировкой законодательства становится только сложнее.

Неискушённым людям кажется, что возможность легального изъятия особи краснокнижного вида подразумевает некую одну большую фигуру во главе бюрократической пирамиды, которой надо занести определённую сумму денег и она, эта фигура, разрешение выпишет. Так вот, это не так. Для легального изъятия особи краснокнижного вида потребуется около полутора десятков согласований и экспертиз, в которые будут вовлечены около сотни человек – как специалистов Академии наук и научно-исследовательских институтов, так и участников общественных советов при министерстве и чиновников. И вы что, думаете, никто из них никого не заложит?

Про медведя и кота

Уже весь Рунет обошёл вирусный ролик о медведе и коте – как кот прогнал медведя. Мне уже раз пять позвонили и спросили, как бы я откомментировал это видео. Комментирую тут. Медведь маленький и неопытный – как говорят, отгоныш, третьего года жизни. С котом он, скорее всего, столкнулся первый раз в жизни – а всего неизвестного все звери боятся. Ну и в-главных, у кота была крыша – те люди, которые снимали эту сцену телефоном.

Медведь предпочёл не рисковать и свалил.

405