Кречмар по четвергам, 26 ноября

Кречмар по четвергам

26 ноября состоялся прямой эфир, где главный редактор «Русского охотничьего журнала» Михаил Кречмар ответил на вопросы читателей.

Поступило много вопросов, касающихся административного и правового регулирования в сфере охоты. Поэтому на этот раз вместе с Михаилом в редакции заместитель Президента Росохотрыболовсоюза, охотовед, много лет проработавший в системе промысловой и трофейной охоты на Камчатке, Андрей Сицко – практик и теоретик охотничьего хозяйства.Мы публикуем текстовую версию выпуска, где вы найдёте ответы на свои вопросы. Также не забывайте подписываться на «Русский охотничий журнал» в приложении «Журнал онлайн»

Вы всегда можете посмотреть запись эфира на YouTube или прослушать подкаст:

Кристина, сочувствующая из Москвы

– Как путешественникам не стать случайной мишенью для охотников? Что нужно знать туристам, чтобы не забрести на специальные участки, отведённые под охоту?

Михаил Кречмар. Я объясню, почему такой вопрос вообще возник. Группа туристов, проходившая маршрут, зашла на территорию, где шла охота на водоплавающую дичь. И охотники потребовали, чтобы туристы ушли, так как они мешали охоте. Переадресую этот вопрос Андрею. Насколько подобная позиция охотников правомерна и как себя вести людям в такой ситуации?

Андрей Сицко. Вся территория Российской Федерации является охотничьими угодьями, за исключением заказников, заповедников, национальных парков, территорий населённых пунктов и иных мест, где законодательно запрещено охотиться. Надо понимать, что вы везде находитесь в охотничьих угодьях. Но опасность охотника для туриста не больше, чем для грибников и ягодников, ведь тех-то гораздо больше. Плюс охота ведётся в основном в осеннее и зимнее время, туристы же путешествуют обычно летом, когда и охоты-то нет. И вот в случае с вопросом Кристины – у охотников никаких особых прав для того, чтобы изгонять туристов с местности, нет.

Михаил Кречмар. Так как мне приходилось выступать и в роли арендатора охотничьих угодий, и в роли арендатора лесного фонда с целью развития туризма, могу добавить: существует сервитут посещения – свободное посещение территории. Если территория не находится в частной собственности, то по ней может ходить каждый. И, конечно же, охотники указывать людям, где им ходить, не могут. По части того, чтобы путешественникам не стать случайной мишенью для охотников, скажу: почитайте правила охоты. В правилах написано везде и по нескольку раз: не стрелять по неясно видимой мишени. К сожалению, современные охотники нарушают эти правила, но всё-таки старайтесь выглядеть как человек, носите яркую одежду, ведите себя громко, пойте песни, и тогда ваши шансы получить пулю будут минимальны.

Андрей Сицко. И ещё можно отметить, что сейчас получает развитие охота вольерная, и такие участки, конечно, огорожены. Если вы видите явные признаки, что здесь содержатся в вольере животные, то лезть через сетку не нужно. Соблюдайте правила частной собственности.

 

Иван Иванов, охотник

– Вопрос про охоту с прицелом без тепловизора с вышки. Воспринимают ли кабаны и лоси свет простого белого фонаря? А то многие морочатся и ставят красные/жёлтые фонари – типа зверь не реагирует на такой свет.

Михаил Кречмар. На белый свет реагирует абсолютно точно. На красный и жёлтый реагирует, но не очень. Я вам не могу достоверно сказать, что лось и кабан на красный фонарь не реагируют вообще. Они, скорее всего, что-то видят, но всё-таки реагируют на него гораздо меньше, чем на обычный белый фонарь. Можете проверить это на себе. Люди тоже гораздо хуже реагируют на красный свет, и красными фонарями довольно часто обзаводятся те люди, которые ведут незаконную охоту: якобы, когда ты нелегально лезешь на вышку, с красным фонарём тебя хуже видно. Но не знаю, я сам не лазил и не проверял.

– Почему на Камчатке застрелить медведя стоит 7000 евро, и это без вертолёта и доставки, просто егерское обслуживание и типа «лицензия», в то время как в Псковской области, например, за 30 000 стреляй любого медведя, и никто ещё лицензию не хочет покупать?

Начнём с того, что камчатский трофей довольно сильно отличается от трофея псковского. Так называемый «стрелябельный» минимум – это медведь длиной от кончика носа до кончика хвоста в семь футов (2 м 10 см). Вероятный трофей, который там можно получить, это 2,5 и даже 3 м. И каждый охотник, в общем-то, мечтает в глубине души, что такого медведя добудет.

7000 – это ориентировочная цена, сформированная под влиянием внешнего рынка. Если вы захотите поехать на Аляску и застрелить там зверя, то минимальная стоимость аляскинского медведя (причём мелкого и не очень хорошего) будет как раз 7000. Но Аляска – развитая охотничья территория с развитым сервисом, а в Россию, как говорил один мой хороший друг, проводник охотничьих и рыболовных туров Михаил Скопец, ездят только совершенно отчаянные люди. То есть для того, чтобы как-то привлечь людей, за медведя, стоящего на Аляске 15 000, у нас берут 7000. И это ещё не всё, это лишь поверхностный взгляд на ценообразование.

А теперь взглянем поглубже. Сколько медведей может продать организатор охот на Камчатке за сезон? Андрей это, наверное, лучше знает, так как он там был и работал. У нас, к примеру, в Магаданской области максимум, который ты можешь за сезон реализовать, это 25–30 туристов. И это очень хороший сезон. Я думаю, на Камчатке так же? Сколько предприятие может пропустить через себя?

Андрей Сицко. Всё зависит от сроков. Если говорить о весенней охоте, то всё ограничивается сроком самой охоты – 30 дней. Тем не менее в эти 30 дней охота всего две недели, пока лежит снег, и то не всегда. И осенью охота результативна в течение двух недель. То есть охотиться на медведя нужно тогда, когда его возможно добыть. Бегать по тундре и искать зверя в октябре – дело достаточно хлопотное. Поэтому выбирается срок, когда животное добыть наиболее эффективно, и данными сроками всё ограничивается. Ну и плюс, естественно, учитывая дороговизну доставки, нужно охотиться двум-трём охотникам одновременно, и всё это накладывает отпечаток. Естественно, установка лагерей и прочее…

Михаил Кречмар. Приобретение оборудования, обмен оборудования, амортизация… Когда-то я делал калькуляцию для комитета Госдумы, из которого мне поступил такой же вопрос. Получается, с клиента организатор охот в итоге с 7000 долларов или евро получает от 800 до 1200 евро – это то, что остаётся непосредственно ему. Всё остальное уходит на наём егерей, приобретение продуктов, снаряжения, обслуживание лагерей и амортизацию снегоходов. То есть выхлоп довольно небольшой. При этом надо понимать, что организатору охоты на полученные деньги (за эти две недели весной и две недели осенью) надо жить весь год. Есть, конечно, и другие подработки: ловля рыбы, бараны, где-то лоси. Но в целом, как я говорю, медведь – кормилец на севере Дальнего Востока. И вообще, самый главный медведь – это весенний медведь, когда охота на него наиболее эффективна. И цена на него оправдана. Про Псковскую область ничего не знаю, видел только город Псков.

– После того как сохотили лося, если не просто отрубить ему рога, а хочется сохранить голову с рогами на чучело, как её обрабатывать (варить/солить) до момента передачи скорняку, или как там он называется, кто может сделать чучело? Как сохранить, чтобы всё не стухло?

Михаил Кречмар. Во-первых, этим занимается не скорняк, а таксидермист-чучельник. Надо снять с головы лося шкуру (довольно квалифицированный и сложный процесс). Делается кольцевой разрез по груди, и дальше разрез идёт по затылочной части, в точке, где сращиваются рога. Снимается шкура с головы чулком, губа обдирается (работа ещё та), обдираются уши (их можно не полностью). Но самое главное – всё густо засыпать солью, и этот «галстук» должен оказаться у таксидермиста в течение 2–3 дней. В Москве толковых таксидермистов около десятка.

Выварка черепа – дело простое. Варим часа 2–2,5, потом очищаем сперва ножом, дальше металлической щёткой. Окончательную обработку черепа лучше тоже доверить таксидермисту.

– Как правильно стрелять из карабина? На стенде всё понятно: стол, подушка, сколько угодно времени – но как только карабин на весу в руках, чем больше зацеливаешь мишень, тем больше руки устают и начинает гулять прицельная точка. Есть соблазн выстрелить побыстрее, но обычно у новичков типа меня это приводит к резкому нажатию спускового крючка и, как следствие, поддёргиванию ствола и уходу выстрела фиг знает куда. Как правильно стрелять? И то же, если надо выстрелить не один раз, а несколько. Как?

Михаил Кречмар. Для каждого человека, который только начинает учиться стрелять из винтовки, главное – умение обрабатывать спуск, чтобы не было этого сдёргивания спускового крючка. Выжимать спуск надо мягко, аккуратно, чувствовать, когда он срывается, и при этом чтобы оружие не сдёргивалось.

Есть такая простая тренировка – тренировка холощения. Вы берёте карабин, специальный фальшпатрон, вставляете его, наводите карабин на какую-то произвольную точку и просто держите какое-то время и делаете спуски. Мои знакомые спортсмены холостят так подолгу и по многу минут. Я занимаюсь холощением каждый день фактически, удерживаю карабин в приемлемом состоянии около полуминуты. При этом хочу сказать, что огромное количество людей сейчас испорчено всеми этими легендами о «высокоточке». Люди, которые на столе, с упора, стреляют и режут карту на 100 метров, конечно, есть. Но на охоте всё иначе. Ты прислоняешься к какому-то дереву, а оно возьми да качнись. Или пытаешься найти позицию – лежачую, с колена или с рук. Так вот, я не устаю повторять: каждый стрелок стреляет так, как он стреляет с рук. А всё остальное – от лукавого. Поэтому учитесь стрелять с рук. Тренируйтесь постоянно. Тренировка и практика – без них нет ничего. По интернету всему не научиться. Можете посмотреть канал Жоры Губича, исключительного стрелка. Он прекрасно всё показывает – и как тренироваться, и как стрелять.

– Всегда волновал меня вопрос: при ходьбе по зимнему лесу есть ли вероятность случайно провалиться в берлогу к медведю в объятия? Как увидеть, что под снегом берлога, и обойти?

Михаил Кречмар. Я большую часть жизни жил в местах, где медведей больше, чем здесь, берлоги у них земляные, но я никогда сам не проваливался и даже не слышал, чтобы кто-то проваливался. Хотя количество медведей у нас в Магаданской области сопоставимо с количеством людей. Мне кажется, это совершенно надуманный страх.

– Есть ли для патрона 7,62×54 такой же эффект горизонтальной девиации, как у мелкашки? Как брать поправку на сильный боковой ветер и нужно ли?

Пункт номер один: для любого патрона есть эффект горизонтальной девиации, но он зависит от скорости пули. Для патрона 7,62×54 я не знаю, на каком участке траектории он начнёт сказываться. Это явно не та дистанция, на которую мы стреляем. Поправку на сильный боковой ветер брать нужно. Но, опять же, надо понимать: какой ветер, под каким углом. Вообще, умение понимать ветер – одно из самых важных умений практикующего охотника. На дистанциях до ста метров при использовании такого мощного патрона на ветер можно внимания не обращать.

– Как правильно выбрать точку прицеливания при стрельбе сверху вниз при достаточно большом перепаде высот, скажем, метров 50 при удалении цели по горизонтали метров на 100?

Михаил Кречмар. Можно игнорировать. Начинает это всё работать на дистанции свыше 200–250 метров.

– Можно ли, если в карабине уже в патроннике полуоболочка, а тут внезапно взлетел глухарь, стрелять по нему? Ну, то есть понятно, что выстрелить можно, но не разорвёт ли его, или это зависит от места (случайного, естественно) попадания, типа в кость или навылет?

Михаил Кречмар. Современными правилами охоты запрещено стрелять глухаря из чего бы то ни было, что имеет полуоболочечные пули. Разрешена охота только из малокалиберной винтовки. Стрелять из винтовки во взлетающую птицу (даже если она взлетела от вас в 30 метрах) – это достаточно виртуозный выстрел. Надо понимать, что в 99% вы промахнётесь, а не промахнётся кто-то только случайно. В общем, не стреляйте во взлетающего глухаря из большого винта, и из маленького тоже. Стреляйте из дробовика, всё по-человечески должно быть.

 

Олег Владимирович Дудник, член общественной палаты города Магадана

– В последние годы участились случаи выхода медведей к людям. Для посёлков Колымы это, наверное, неудивительно было и ранее, но теперь это перестаёт быть редкостью и для жителей столицы региона. А в прошлом году полиция Магадана преследовала медведя по ул. Ленина! Что это – значительный рост популяции медведей или какие-то другие факторы?

Михаил Кречмар. Медведей становится больше, они теряют страх перед человеком – это совершенно точно. У людей же на руках оружия всё меньше и меньше, использование оружия становится более регламентированно. Я в страшном сне себе не могу представить, чтобы в годы моей молодости в том же Магадане в «Шанхай» пришёл медведь. Его бы шлёпнули мгновенно, он бы до забора не успел дойти. Все окружающие, в том числе власти и правоохранительные органы, сказали бы тогда, что правильно сделали. Сейчас же любая стрельба по медведю в целях защиты жизни и собственности в России чревата мгновенным составлением протокола на браконьерство. Сколько у нас сейчас за медведя, Андрей? Тысяч двести? Эта цена и есть причина ограниченного отстрела и того, что медведь никому не интересен. И надо нам понимать, что таких визитов к людям будет больше и больше.

Андрей Сицко. Ну и плюс к этому не стало промысловиков, которые стреляли медведя в отдалённых районах, поддерживая у животного страх перед человеком. Именно этот страх и был основой для сдерживания городских вылазок. Рост популяции зверя по всей стране налицо, в том числе и в связи с тем, что охотиться на медведя очень трудно.

Михаил Кречмар. Не только трудно – медведь, по сути, никому не нужен, кроме ограниченного круга трофейных охотников. Есть его нельзя, и шкура воняет…

– Стало некоторым трендом в последнее время «жалеть животных», зачастую – диких. К медведям часто в социальных сетях то же отношение, что и к кошкам... Насколько опасен для обычного среднестатистического жителя Магадана забредший в город медведь?

Михаил Кречмар. Однозначно опасен. Медведь – хищник, крупный агрессивный зверь, и в ситуации, когда он стрессирован и испуган, склонен вести себя агрессивно. Зверь может убежать, а может и напасть. Напасть не потому, что хочет есть, а для того, чтобы человека прогнать. Вот об этом надо помнить! Медведь опасен всегда!

 

Павел Витальевич Зырянов, заместитель директора медиахолдинга «Вечерний Магадан»

– Мне 50 лет, охотой занимаюсь всю сознательную жизнь. Интересует вопрос куропаток в нашем регионе – я не владею цифрами, но за последние лет 10 визуально их численность уменьшилась, причём заметно. Это вижу я и об этом говорят многие охотники Магадана. Как по-Вашему, наше наблюдение объективно, если да, то с чем такое уменьшение связано?

Михаил Кречмар. С магаданскими куропатками меня связывают добрые и тёплые давние отношения. Это была та дичь, на которую я охотился, будучи учеником 10-го класса. Ходил по сопочкам и стрелял их каждые выходные. Куропаток было действительно довольно много. Но помнить надо вот о чём – о сроках в 10 лет. Куропатка, как и заяц, – зверь, который подвержен долговременному изменению численности. В течение 10–12 лет численность куропатки и зайца может упасть практически до нуля, а потом подняться до очень высокого уровня. Сейчас просто идёт падение. Подождите ещё немного – год, два, – и куропатки снова станет больше.

Андрей Сицко. Это те виды, на которых охота не влияет никак. Только природные факторы влияют на изменение численности зайца, куропатки и многих мелких животных.

 

Вадим, охотник из Москвы

– Ты сказал, что твоё отношение к охотникам и охоте поменялось и когда-нибудь ты подробно напишешь про это. Так вот, вопрос: как менялось твоё отношение к охоте и охотникам на протяжении всей жизни и какие аспекты влияли на это?

Михаил Кречмар. Я отвечал на этот вопрос в прошлой трансляции, поэтому повторю вкратце. Для меня охота – это существование в природе с оружием в руках (могу выстрелить, а могу не стрелять). Есть несколько вариантов, когда я готов поохотиться за выдающимся трофеем, и этих вариантов не так много. В принципе, охота – это мясо для меня и моей семьи. Отношение к охоте в обществе сейчас очень поменялось. И у меня поменялось отношение к самим охотникам. Я раньше считал: если он охотник, значит, хороший человек. А сейчас вижу, что в связи с отсутствием фильтра, отсутствием охотминимума, с тем, что охотничий билет получить проще простого, среди охотников появилось большое количество случайных людей, которых раньше бы к охоте не подпустили и на пушечный выстрел. Я очень бы хотел, чтобы ввели какие-то ограничивающие факторы и на получение охотбилета, и на экзамен охотников. Тогда количество охотников быстро бы сократилось за счёт случайных элементов. Я знаю, что мне такое мнение не добавляет популярности среди стрелкового и охотничьего сообщества, но я думаю так и считаю, что прав. А что думает Андрей Алексеевич?

Андрей Сицко. Да, я согласен с тем, что после того, как ушёл охотминимум, качество охотников изменилось. Ну и плюс раньше помимо охотминимума нужны были рекомендации двух охотников, чтобы вступить в охотничье общество. Сейчас же охотничьи билеты выдаются свободно, и ни к чему хорошему это не привело. И много идёт разговоров о том, что пора вернуть всё обратно, и вроде все согласны, но пока никаких изменений не внесено, хотя мы на них надеемся.

 

Антон, охотник из Подмосковья

– Исходя из Вашего опыта и, возможно, опыта Вашего отца, поделитесь мнением, в каком возрасте можно брать на охоту ребёнка, приучать его к выстрелам, трофеям без опасения физических и психологических рисков?

Михаил Кречмар. Если родители – охотники, то никаких психологических рисков не возникает. Ребёнок всё это воспринимает как само собой разумеющееся. Я вот играл в детстве обычно с тетеревом, с вальдшнепами красивыми, которых отец приносил с охоты. Я всё время видел, что у отца дома в руках оружие. Он то его чистил, то тюнинговал, то менял приклады и так далее. Я жил в окружении трофеев и оружия, и ружьё для меня такой же элемент быта, как табуретка. Если говорить о том, как рано можно брать ребёнка на охоту, то вот у оленеводов и пастухов на Севере дети растут в ярангах, и из мелкашки они начинают стрелять в 7–8 лет. Конечно, это против закона, но в тех местах не до того. Я сам ружьё получил в 13 лет, а в 14 у меня уже был охотничий билет. Поэтому считаю, что как только человек в состоянии ружьё поднимать и выдерживать отдачу, то можно и давать. А брать с собой на охоту можно и раньше.

– Новые правила охоты. Прописана охота с луком на медведя. Не торопим ли события? Возможно, решением будет обязательное наличие огнестрельного оружия у охотника? Ещё в курицу не научились попадать, а уже медведь?

Михаил Кречмар. Прописана охота с луком не только на медведя, но вообще на всё, и охота с луком по каким-то непонятным мне причинам запрещена во время загонных охот. Почему нельзя охотиться на медведя? Я не понимаю. Каждый сам кузнец своего счастья: хочет охотиться на медведя с луком – пусть охотится, главное, чтобы за это решение отвечал только этот охотник и никто другой. То есть я бы взялся сопровождать такого охотника с луком, но при условии постоянной страховки. Однако подписывать страховку для этого человека я бы не стал и туроператором бы не выступил. А так – свободные люди в свободной стране. Хотят на медведя с луком – пусть охотятся.

– Светоотражающие и выделяющиеся яркие жилеты на охоте. О маскировке нет и речи. Правильная мера?

Михаил Кречмар. На коллективных охотах однозначно правильная. Потому что мы все обожаем рассказывать страшилки про медведей, но охотники сами себя стреляют на коллективных охотах гораздо чаще, чем медведи давят людей. И надо помнить, что у млекопитающих, на которых производится коллективная охота, зрение или монохромное, или полихромное, они не видят этих ярких жилетов. Насчёт светоотражения я не уверен, но оранжевые жилеты звери точно не видят. Поэтому тщательная маскировка нужна на самом деле на пернатую дичь. Кто всё видит прекрасно – так это птицы. А зверь – он без глаз в подавляющем большинстве своём. Кроме горных копытных, конечно.

 

Александр, охотник из Приморского края

– Законом предусмотрено открытие летнего сезона на кабанов с 1 июля и практически до конца года. В Приморском краевом обществе взяли за практику выписывать лицензии (вернее разрешения) на месяц. По прошествии месяца нужно покупать новое разрешение. Угодья общего пользования. При этом разрешение выписывается не на всю территорию какого-то района, а только по некоторым ключам или хребтам. Насколько это соответствует закону, ну или насколько это распространено? К слову, такая практика стала применяться с прошлого года после нашего предложения о рассрочке платы за разрешение. Лицензия на лето стоит около 10 килорублей. Мы предложили рассрочку основной лицензии и льготную цену на каждого последующего зверя, чтобы народ не прятал добычу, а смело закрывал бумагу.

Михаил Кречмар. Любая инициатива наказуема. Не надо улучшать то, что работает. Всегда найдутся люди, которые способны это обернуть на пользу себе. Так поступили и охотпользователи в Приморском крае. Они, с моей точки зрения, сделали это неправильно. Но тут ещё непонятно, о чём идёт речь: о путёвке или о лицензии? И идёт речь об угодьях общего пользования либо об угодьях Приморского краевого общества охотников? Уточните, и тогда мы сможем ответить на этот вопрос более квалифицированно. Но так, на первый взгляд, мне это не нравится.

 

Влад, охотник из Москвы

– Какова ситуация с истреблением кабанов из-за африканской чумы свиней? Что есть, что будет с поголовьем?

Михаил Кречмар. Надо понимать, что африканская чума свиней – как ковид: пришла навсегда. Поэтому в одном месте численность кабана будет падать до нуля фактически, в другом будет расти, затем опять падать до нуля. Истреблять кабанов с целью борьбы с чумой, с моей точки зрения, дело малопродуктивное. Объясню. Вот вы заболели – что вы делаете? Идёте домой, ложитесь в постель, пьёте чай с мёдом, лечитесь и ждёте, пока выздоровеете. Зверь от нас мало чем в этом отличается. То есть кабану стало плохо – он лёг где-то под кустом и помер. А тут нашли этого мёртвого кабана, и начальник территории говорит, что надо кабана истребить. Как будем истреблять? Будем делать загоны. Кабан – тварь юркая и не очень большая, попасть в него очень сложно. Гораздо больше кабанов, чем истребят, разбегутся по окрестным угодьям, в том числе и те, что больны африканской чумой свиней. Поэтому такая практика истребления кабанов способствует скорее распространению чумы, нежели её фиксации. А что скажет на это Андрей?

Андрей Сицко. Это давнее противостояние ветеринаров и охотников. Как правило, ветеринарные службы уверяют всех, что кабан является главным разносчиком африканской чумы свиней, начиная с самого появления на территории нашей страны АЧС. Тем не менее учёные проводили исследования и говорят о том, что кабан не является основным участником этого процесса. А основной причиной распространения является всё-таки антропогенный фактор. То есть кабаны не перемещаются на тысячи километров, к примеру, от юга России до той же Тверской области. В Тверскую область АЧС была привнесена в исправительно-трудовую колонию с какими-то продуктами и уже оттуда распространилась по области. Она и в Иркутскую область проникла таким же образом. Заносилась далеко не кабанами. Тем не менее одной из мер борьбы с АЧС считается снижение численности кабанов. И этот процесс идёт вне зависимости от нашего желания. Численность снижается, однако от АЧС мы не избавились и неизвестно, избавимся ли. И надо сказать, что численность кабанов у нас в стране была с самого начала намного меньше, чем в Европе, в разы меньше. Поэтому то, что кабан может распространять чуму на большие расстояния, это сказки.

– Каковы перспективы вольерной охоты в средней полосе с учётом того, что места естественного обитания животных сокращаются в связи с хозяйственной деятельностью человека?

Михаил Кречмар. Я насчёт сокращения мест обитания с охотником Владом категорически не согласен. Потому что, наоборот, за последние 30 лет, с 1991 года, выведены из оборота огромные территории, которые раньше находились в хозобороте. Поезжайте на север, на юг, на запад и восток от Москвы, и вы увидите огромное количество заброшенных сельхозугодий, которые заросли и являются идеальной кормовой базой для того же лося, которого сейчас много. Хуже стали условия для кабана, просто потому, что в последние годы советской власти на полях оставалось до 80% урожая картофеля. Как меня учили в вузе, лучшая биотехния – это плохо ведущееся сельское хозяйство. А там, где сельское хозяйство ведётся, оно ведётся хорошо. Поэтому территории естественного обитания животных не уменьшились, а увеличились.

Про вольерную охоту можно говорить много. Надо помнить, что вольер вообще очень дорогая вещь, даже гектар. Это сетка, это столбы, это обслуживание, надо купить зверей и так далее. На самом деле вольерная охота есть и будет оставаться в ближайшие 30 лет уделом очень состоятельной и очень узкой прослойки людей. Не думаю, что есть смысл это всерьёз обсуждать.

Андрей Сицко. Тем не менее перспективы есть. Тем более в этом году внесены изменения в закон об охоте, которые разрешили охоту в вольерах, чего до этого не было. Хотя, конечно, люди ставили вольеры и охотились, но вроде как этого не было, а сейчас есть. Сейчас перспективы открыты.

 

Дмитрий, охотник из Москвы

– Ваше отношение к переносам сроков летне-осеннего периода охоты на водоплавающую дичь, а именно на утку? И не только в южных регионах, но и в нашей средней полосе. В Московской области охота открывается со второй субботы августа. Конечно, большинство охотников выходят на эту охоту, ведь ждут её с нетерпением. И всё-таки охотничьими трофеями становятся либо хлопунцы, либо маточное поголовье, которое находится рядом со своими выводками. В итоге этот выводок превращается потом в лёгкую добычу хищников, потому что без родителей молодняку довольно сложно прятаться и так далее. Также очень сильно поменялся температурный режим, климат. 20 лет назад в начале ноября стояли уже чёткие минусовые температуры и все водоёмы были практически во льду. Сейчас все реки и водохранилища открыты до 15 декабря как минимум, а то и дольше. Миграционный путь птицы в период времени пролёта растянулся, и нет ярко выраженного миграционного времени пролёта, поскольку тёплый период стал намного длиннее. Почему бы не сделать так, чтобы охоту открыть чуть попозже, с 1–15 сентября? Дать молодняку подняться на крыло, окрепнуть, и после этого открыть охоту и продлить её хотя бы до 15 декабря. Вот сейчас я приехал с охоты, с Рузского водохранилища, и охота у нас закрывается уже на днях, а птицы масса, вся птица есть. Есть кряква в нашей добыче, есть гоголь, есть чернеть, морская, хохлатая, лысуха. Есть всё, но, к сожалению, охота закрывается. А по моим наблюдениям, в данный период охота должна как раз стартовать. Птицы только начинают двигаться. Почему бы не пересмотреть, даже в пользу именно выживаемости птицы, вот эти сроки охоты?

Андрей Сицко. То, что стало теплее – однозначно. Это мы видим, и утка стала задерживаться больше. Но говорить о том, что настало время сдвигать сроки охоты, я бы не стал. Во-первых, охота в августе доступна всем охотникам, утка повсеместна и на неё охотиться можно. Хотя я в последнее время не люблю охотиться на открытии, потому что утка имеет низкие качества, она вся в пеньках. Я сейчас люблю охоту в октябре. Лучше добыть несколько октябрьских уток, это достойный трофей. Утку, которая концентрируется на водохранилищах, может добыть небольшое число охотников. И плюс охота была у нас по старым правилам ограничена 15 ноября, а теперь правила изменились и охота может быть сдвинута (по решению субъекта РФ). 90 дней – установленный срок охоты на водоплавающую и другие виды дичи. И срок охоты на водоплавающую дичь в новых правилах прописан со второй субботы августа. Поэтому если удастся убедить руководство охоты Московской области в том, что такая необходимость есть, то, наверное, может произойти перенос. Но я не сторонник этой идеи, так как зимой надо охотиться на зимние виды, а не на уток.

Михаил Кречмар. На самом деле это находится в руках управления охоты субъекта федерации, и охотникам, если они хотят пересмотреть сроки, надо обращаться к ним.

 

Юрий Евгеньевич Заостровцев, главный редактор журнала «ТВЕРЬ ОХОТНИЧЬЯ»

– Закон о вольерной охоте принят, а методичек по её организации от Минприроды до сих пор нет. Охотпользователи волнуются...

Андрей Сицко. На самом деле законом методички не предусмотрены. Там есть два приказа, один уже выпустили (№ 404). Вот и все полномочия Минприроды по этой части. А всё остальное охотпользователи могут сами осуществлять на свой вкус.

– Увеличение/сдвижка или разбивка по видам дичи сроков весенней охоты случится ли, наконец?.. Хотим как в Беларуси.

Андрей Сицко. У нас не совсем как в Беларуси, но сдвиг уже есть, так как в новых правилах разрешена охота с подсадной уткой не менее 30 дней. И охота на боровую дичь, на глухаря, тетерева и вальдшнепа, осуществляется отдельно от охоты на остальные виды дичи (на уток и гусей). То есть уже гусятникам можно устанавливать иные сроки, чем на охоту на токах. И плюс любители охоты с подсадной тоже получили отдельный, довольно длительный срок для охоты.

 

Дмитрий, охотник из Москвы

– В охотугодьях свободного пользования во многих областях РФ существует практика поощрения за добычу волка. В частности, в Тверской области местный отдел природоохраны за добычу волка поощряет охотника выдачей лицензии на копытных. Однако процедура эта крайне непрозрачная и, как показывает практика, несправедливая. Местные власти регулярно отчитываются публикациями для населения области, что работа по регулированию численности волка ведётся, но на деле борьба ведётся скорее с волчатниками, а не с волками. Существуют местные правила и регламенты, по которым следует действовать при сдаче волка. Эти правила при выдаче разрешения на изъятие до охотников не доводятся и нигде не публикуются, а их несоблюдение становится формальным поводом в отказе в поощрении охотника. Создаётся впечатление, что это делается специально, чтобы больше отказать охотникам в их законном праве на поощрение. Так, оказывается, при стреле волка необходимо вызвать охотинспектора для привязки по координатам к месту добычи и фотофиксации факта добычи хищника. Требование, на первый взгляд, логичное, но на деле зачастую трудновыполнимое, т. к. охота может проходить в ночное время (на приваде или на вабе), как правило, на большом удалении, в местах, где отсутствует связь. Как поступать в таком случае, разъяснений нет. Также вы должны получить акт о добыче волка за подписью охотинспектора и ветврача, помимо этого, вы ещё должны получить акт об утилизации животного за подписями вышеуказанных лиц. После этого эти документы и ваше заявление сдаются вами в областное министерство природоохраны, и там комиссия с участием охотинспектора принимает решение, поощрять охотника или нет. Результаты работы комиссии нигде не публикуются и не обнародуются, решение охотник узнаёт лично. Никакой общей картины по решению комиссии – кто конкретно получил поощрение и за что – также не публикуется. Более того, если правила добычи волка не соблюдаются, на вас может быть наложено административное взыскание. Такое впечатление, что волка добыть – это всё равно что уток настрелять и охотники в очередь стоят на сдачу хищников. Волчатников и тех, кто всерьёз занимается охотой на волка, по пальцам посчитать, т. к. охота сложная, затратная и требующая навыка, терпения и настойчивости. Зачем же отбивать у людей желание охотиться на этого опасного хищника, который приносит в разы больше ущерба и диким, и домашним животным, чем стоит законная возможность охотнику добыть копытное в результате поощрения?

Андрей Сицко. Дело в том, что процесс распределения разрешений в общедоступных угодьях по закону об охоте регулируется законом субъекта. То есть субъект РФ в своём законе определяет процесс распределения разрешений в общедоступных угодьях. Я не читал соответствующий закон Тверской области, но вряд ли там всё то, что изложил охотник, прописано. Скорее всего, какая-то самодеятельность субъекта есть, но трудно сказать, насколько всё это соответствует полномочиям самого субъекта. Общедоступные угодья в Тверской области, в общем, небольшую площадь занимают, соответственно, разрешений немного. С этим и связаны многочисленные препоны, которые региональные власти ставят перед охотниками. Потому что лосей в общедоступных угодьях мало и на всех их разделить сложно. Наверное, в этом дело.

Михаил Кречмар. С одной стороны, вроде поощрения есть, а с другой – понастроено множество искусственных препон.

Андрей Сицко. Никто в Тверской области, думаю, не собирается угнетать волчатников, просто лосей на всех не хватит. Наверное, так.

 

Антонио

– Стоит ли взять вторым ружьём штучное ТОЗ-63 16-го калибра в хорошем состоянии для охоты на полевую птицу, например перепела? Как оно проявит себя в качестве ружья легашатника?

Михаил Кречмар. Я не легашатник, поэтому не скажу, как оно себя проявит. Я просто считаю, что ружьё ТОЗ-63 – это хорошее ружьё. И стоит наверняка недорого. Берите, не сомневайтесь.

 

Роман Юрьевич

– Что стоит за ограничением калибров нарезного оружия по боровой и новых правил калибра .22 LR? Почти все охотники сходятся во мнении, что это увеличит количество подранков.

Михаил Кречмар. Большую часть истории охотники стреляли боровую дичь именно из .22 LR. Белую куропатку, глухаря, тетерева, рябчика. Этот патрон считался классическим для добычи боровой дичи. То, что запретили другие калибры – это другой вопрос. Обсуждать существующие запреты нет смысла, есть смысл работать над тем, чтобы их снять, но это уже надо решать с властью. А так я могу просто посоветовать охотящимся на боровую дичь с .22 LR стрелять точнее, вот и всё. Не стреляйте далеко, стреляйте метко.

– Ваше отношение как охотоведа к весенней охоте на селезня утки и тетерева. Считаете ли Вы, что запрет такой охоты благотворно скажется на увеличении популяции?

Михаил Кречмар. Нет, не считаю. Утки полно, не вижу я необходимости в запрете охоты на селезня, особенно с подсадной.

– В нашем регионе остро стоит вопрос весенних палов, устраиваемых фермерами. Весной огонь от них губит не только диких животных, но и среду обитания. Как с этим может бороться охотничье сообщество?

Михаил Кречмар. Меня ещё в годы моей работы в заповеднике оторопь брала от логики заведения этих палов. Не только фермеры этим занимаются, это даже дети делают: им весело наблюдать, как всё горит. Конечно, это очень плохо, и тут путей несколько. Один из них – очень высокие штрафы для землепользователя, с территории которого пал перешёл в общие угодья. Фермер – выжигай своё поле. Вышел твой пал за пределы поля – 200 тысяч. Не важно, даже если не ты, а дети подожги. С твоей земли ушёл пал – ты и плати 200. Так и победим.

 

Сергей Михайлов

– Можно ли с .308 калибром охотиться на песца?

Михаил Кречмар. Можно, песец умирает от него хорошо. Но зачем?

 

Иван Горбачёв

– Что нужно сделать охотникам, чтобы повлиять на принятие новых законов и правил охоты и оборота оружия? Многие против отдельных пунктов новых правил охоты. Как донести до правительства своё видение?

Михаил Кречмар. Через политические организации на местах. Через ваши ячейки «Единой России», через ваших депутатов. Нам кажется, что борьба за свои права – это взял, вышел на митинг, поорал с плакатами, тебя побили – значит, ты за свои права поборолся, успокоился. А на самом деле всё не так. Это кропотливая и очень вдумчивая работа. Вы приходите в отделение «Единой России», или КПРФ, или ещё в какую-то партию, и говорите о своей идее. Приходите с хорошо сформулированным предложением. До того как прийти туда, проверьте предложение у юриста. Надо работать в очень тесной смычке с юристами. Общество охотников в ряде случаев может себе это позволить, как и отдельные охотпользователи. Сформулировать, донести до первички партийной. И оттуда, по ступенькам, вплоть до Госдумы. Это работает! А просто трёп не работает.

 

Вячеслав Потанин

– Хорошо, когда охота на медведя – это индустрия. Лицензия на медведя – от 30 тысяч. Медведь за месячную зарплату – очень неоднозначный трофей. О каком регулировании численности при этом можно говорить?

Михаил Кречмар. Вообще-то лицензия на охоту на медведя – 3000, а не 30 000. Это в общедоступных угодьях и без егерского обслуживания. Только всё будете делать сами. А убьёте вы медведя или нет – это вопрос. И надо понимать, что регулирование численности и спортивная охота – две совершенно разные вещи. Регулировать численность можно по-разному. Например, в Европе охота на гусеобразных запрещена (в той же Голландии), а численность регулируют с помощью газа, который выпускают на полях. Стрелять нельзя, а газом можно… В Ботсване, например, охота на слонов закрыта, а регулируют их цианидом. Поэтому, хотя я пока выхода из вилки между высокой стоимостью охоты на медведя и регулированием его численности не вижу, но при этом понимаю, что охота и регулирование – совершенно разные вещи.

 

Роман Юрьевич

– Зоны покоя в охотугодьях. Можно ли в них передвигаться на машине, лыжах, снегоходе без оружия либо с зачехлённым разряжённым оружием? Многие егеря и охотинспектора трактуют зоны покоя по-разному.

Андрей Сицко. У нас по закону об охоте в охотугодьях должны устанавливаться зоны покоя, и в них, соответственно, устанавливается запрет охоты. Поэтому там должны соблюдаться все те ограничения, которые сопровождают запрет охоты. Ни о каком запрете на передвижение на лыжах без оружия не может быть и речи. Можно без проблем. На автотранспорте, если не преследуется цель охоты, тоже можно. То, что статус этих зон покоя толком не прописан в законе, это да, но это другой разговор.

– Если при охоте на зайца и тетерева я вижу дорожку следов лося и косули, могу ли я пройти по этим следам, чтобы просто полюбоваться зверем? Или это может быть приравнено к браконьерству?

Андрей Сицко. Может, особенно при наличии пулевых патронов в патронаже. Другое дело, что это должны увидеть те, кто приравнивает.

 

Вячеслав Потанин

– Для введения охотминимума нужна хотя бы минимальная образовательная база – как сдавать экзамен без предварительного обучения?

Михаил Кречмар. Нужно пройти сначала предварительное обучение.

– Что вы скажете про загонную охоту?

Михаил Кречмар. Наиболее массовая охота в европейской части России. Хорошие загонные охоты – это интересно, красиво.

 

Валерий из Москвы

– Как Вы относитесь к женщинам-охотницам? В коллективе за предложение взять супругу на охоту меня подняли на смех. Хотя она имеет своё оружие и охотится со мной много лет.

Михаил Кречмар. Ну, это вопрос к вашему коллективу, а не к женщинам. Я знаю много женщин-охотниц. Дружу с ними, многие из них мужиков за пояс заткнут.

 

Сергей Чурин

– Что Вы думаете о запретах и разговорах вокруг «ланкастера» и пятилетнего стажа?

Михаил Кречмар. Пятилетний стаж на нарезное надо однозначно отменять, это нонсенс. О запрете «ланкастера» – я не вижу, чем «ланкастер» мешает охотнику.

 

Роман Юрьевич

– Петлевой промысел на определённые виды животных разрешён КМНС. Почему не разрешить его и на те виды, которые мы добываем капканами, для всех? Какая разница, чем я возьму того же бобра – капканом или петлёй?

Михаил Кречмар. Прежде всего потому, что петля обладает гораздо меньшей избирательностью: в петлю ловится практически всё. Петля – абсолютно истребительный способ добычи животных. Когда какие-либо сторонники запрета оружия думают, что припёрли меня к стене, говоря про дальнобойные винтовки, тепловизоры, ночные прицелы и так далее, мол, этим всех животных можно перебить, я отвечаю: вы знаете, каким оружием убито больше всего животных за всю историю человечества? Петлёй! Поэтому чем больше петли ограничиваешь, тем лучше. К примеру, на Аляске в те годы, когда я там работал, можно было ловить волков петлями. Но как это происходило: фермер получал петлю от местного охотинспектора, и на каждой петле стояла пломба с номером, указывающая, что она принадлежит охотинспектору. Если петля без пломбы и без номера, то ты браконьер. Петли могут применяться в отдельных случаях, но надо помнить, что именно они, а не дальнобойные винтовки и всякая оптика – абсолютное оружие.

 

Р.В. Норд

– Каково Ваше мнение о возможных изменениях в законодательстве в отношении обращения с оружием? Например, возможность передавать своё оружие охотнику с 16 лет. Пример охоты – отец и сын.

Михаил Кречмар. Я выступал на радио «КП» и говорил, что охотился с билетом молодого охотника с 14 лет, а не с 16. И считаю, что это очень правильно.

 

Роман Юрьевич

– Вороны и одичавшие собаки в угодьях сейчас вне закона. Негласно охотники с пониманием данные объекты отстреливают. Почему не прописать данную возможность законодательно?

Михаил Кречмар. В охотхозяйствах везде это поощряется. Собака без ошейника в угодьях убивается. Вопрос непростой, конечно, вроде как в законе не прописано, но люди делают…

 

Макс27899

– Сколько стоит у вас лицензия на косулю?

Михаил Кречмар. Мы чаще всего путаем две вещи: стоимость путёвки и стоимость лицензии. Лицензия на косулю – около 500 рублей. Кабан – 450, лось – 1500.

 

Тихон

– Вы используете термин «убить» вместо «добыть». По каким-то убеждениям? Или это просто вопрос привычки?

Михаил Кречмар. Я считаю, что использовать именно слово «добыть» – это вопрос привычки. А если я кого-то лишаю жизни – я убиваю. Да, я убийца, от слова «убить».

364