Пять книг, которые оказали на меня самое большое влияние; и ещё одна, впридачу

2018-2019

Аппарат премии "Просветитель" попросил меня написать список из пяти популярных книг, которые наиболее сильно повлияли на меня "в моём направлении". Так как основным моим направлением является всё-таки прикладная зоология и экология, в меньшей степени -охотоведение; а в список номинантов включена историческая книга, то я таки задумался.

Поэтому список «моих» пяти книг оказался несколько эклектичен.

Он включил в себя четыре книги по биологии; и одну географически-историческую, все они оказали на меня когда-то очень большое влияние.

Если говорить о «биологической» части, то я начну с книги Иосифа Халифмана «Трубачи играют сбор». Прочитал я её где-то во втором классе, и долго увлекался наблюдением за шмелями – наблюдал за медособром, искал их гнёзда, определял шмелей разных видов. Книга написана предельно понятным и доступным языком и. что особенно важно для ребёнка, «на пальцах» объясняет мир, который находится у него на глазах и под ногами. Этим качеством характерны и все другие книги Иосифа Халифмана. К моему сожалению, когда моя дочь попыталась взять эту книгу в районной детской библиотеке, её сотрудники даже не вспомнили фамилии автора. Сами книги там, разумеется, отсутствовали.

Альфред Брэм, «Жизнь животных». Прекрасная, систематизированная антология животного мира, написанная замечательным натуралистом и популяризатором. Огромную роль в этом играло то, что сам Брэм был путешествующим натуралистом и включил туда огромное количество личных наблюдений. А так как он был немцем, то избегал скоропалительных выводов и ссылок на сомнительные источники. Все его книги написаны с огромным знанием объектов исследования и условий, в которых они обитают. Все остальные книги такого рода, как и изданная в Советском Союзе «Жизнь животных» в издательстве «Просвещение» лишь симулировали оригинал, оставаясь далеко позади как по качеству языка, так и по предметности изложения.

Джон Хантер. «Охотник». Лучшая книга об охоте, взаимоотношению людей и животных и эволюции этих взаимоотношений «всех времён и народов». Автор начинал как профессиональный искатель приключений, охотник, а закончил как инспектор по охране дичи в Кении. Замечательный язык и очень точное описание поведения африканских животных и африканских реалий делает её бесценной для читателя-натуралиста. Но я б хотел сказать ещё об одной особенности «Охотника», на которую мало кто обращает внимание. Это – также ещё и лучшая книга, в которой предельно понятно изложены обязанности организатора охотничьих и фотографических туров в дикой природе; и обсуждаются качества, которыми эти организаторы должны обладать.

Даниил Гранин. «Эта странная жизнь». Биография энтомолога-систематика Александра Любищева, которую, обычно, считают образцом тайм-менеджмента. Однако, она учит не только этому – но и огромному количеству других аспектов работы над собой – от освоения иностранных языков до осмысления классической литературы. Ну, лично я учился по ней управлению собственным временем.

Так как в лонг-лист попала моя книга на историческую тему, то я завершил бы свой обзор книгой Игоря Забелина «Встречи, которых не было». Книга о казаках-первопроходцах; и о русских путешественниках, открывших для России северо-восток России. В книге рассказывается о большом количестве неформальных аспектов присоединения – взаимоотношениях между первопроходцами, между ними и царской администрацией, о взаимоотношениях Москвы и Сибири, о сложностях в преодолении сибирских пространств средствами того времени. И всё это – опять же, глазами натуралиста-географа. Собственно, с её прочтения началась для меня работа над «Сибирской книгой» - потому что не нашлось общей истории присоединения Сибири под одной обложкой, написанной столь же красочно и интересно.

«Просветитель» просил у меня пять книг, поэтому эту я не включил в свой список. А вот здесь, на своей странице, где «своя рука – владыка» - я отмечу её обязательно.

Чарльз Дарвин, «Путешествие натуралиста вокруг света на корабле «Бигль»». Очень интересно именно для биолога, имеющего возможность заглянуть в «лабораторию мысли» великого человека. То есть – читаешь его наблюдения за различными животными формами и природными явлениями – и знаешь, как и во что они потом оформятся, какие умозаключения будут сделаны спустя многие годы, возможно – десятилетия. Иногда хочется подтолкнуть, подсказать – и понимаешь, что до печатного воплощения этих мыслей в «Происхождение видов» автор должен поверить их новым, приобретённым, личным опытом. Но это, конечно, интересно, прежде всего, тем, кто «Происхождение видов путём естественного отбора, или Сохранение благоприятных рас в борьбе за жизнь» читал. Общественно политические зарисовки разных стран по маршруту путешественника тоже доставляют немало удовольствия.

Чарлз Дарвин. Путешествие натуралиста вокруг света на корабле «Бигль»

765

    Похожие статьи