Кто они - охотники на белых медведей Чукотки?

2023

медведы

Книга «Мохнатый «бог», шалун, убийца» в основном, посвящена проблемам взаимоотношения медведей и людей. Одной из основных форм конфликта была, есть, и остаётся охота. С детства нам, а сегодня и нашим детям, на всех возможных уроках от школы до университета – внушается, что охота на белого медведя у нас в стране не ведётся. Более того, часто говорится, что она запрещена во всём мире, что, мягко говоря, не так.

В частности, квота Российской Федерации по международным соглашениям на добычу белого медведя составляет 29 особей, мы просто её не выполняем.

В своей книге я касаюсь проблемы добычи белого медведя, которая велась, и, видимо, продолжает вестись в нашей стране, опираясь на различные источники. В частности, на книгу А. Кочнева и Э.Здора "Добыча и использование белого медведя на Чукотке: Результаты исследований 1999–2012 гг.", изданной при поддержке WWF в 2014 году в Москве.

Анатолий Кочнев – мой старинный приятель с середины 90-х годов прошлого века, ведущий специалист по биологии белого медведя в нашей стране, постоянно живущий на Чукотке, а не гастролирующий там из Москвы. Исследование выполнено очень добротно, насколько это можно сделать по отношению ко столь деликатному предмету, авторы в тексте сделали все необходимые оговорки.

Социальный состав охотников и цели охоты

Помимо отстрела «конфликтных» белых медведей, заходящих на территорию населенных пунктов, существует и специализированная охота на них. Для выяснения целей такой охоты в анкетах 2011-2012 гг. были предусмотрены следующие вопросы: «Ведется ли целенаправленная охота на белого медведя?» и «По каким еще причинам люди убивают белых медведей на Чукотке?». Поскольку предлагаемые варианты ответов на оба вопроса дублировали друг друга, то первый вопрос задавали только в 2011 г. «сельчанам», а в дальнейшем исключили его из анкеты. Второй вопрос задавали в оба года исследования и обеим категориям.

Мы также систематизировали материалы интервьюирования 1999-2005 гг. по аналогии с анкетами 2011-2012 гг., чтобы выяснить цели охоты и состав охотников в предыдущие временные периоды (рис. 16). Информаторы называли по нескольку вариантов причин отстрела белого медведя и его использования. Отсеяв варианты, связанные с «конфликтными» медведями, мы получили разные выборки для периода 1957-1991 гг. и 1992-2005 гг.

Поскольку основные задачи интервьюирования в 1999-2005 гг. состояли в выяснении путей использования сырья из белого медведя, то среди названных вариантов присутствовали явно второстепенные, которые не являются причиной отстрела. Например, для приманки при пушном промысле (упомянут только одним информатором для периода 1957-1991 гг.) или на корм ездовым собакам (3,85 % в 1957-1991 и 4,6 % в 1992-2005 гг.) мясо белого медведя использовали частично. Из 8 информаторов, которые сообщили про кормление собак в 1992-2005 гг., двое отметили, что собаки с неохотой едят медвежье мясо, еще двое - что предпочитают сами употреблять в пищу, а собакам давали лишь в тех случаях, когда не было другого корма или медвежатина портилась. Трое информаторов сказали, что собак мясом белого медведя кормить нельзя, причем один из них сослался на рассказы старейшин, повествующие, что собаки, попробовавшие мясо, становятся неуправляемыми при виде белого медведя, и это может кончиться для каюра плачевно. Только один охотник сообщил, что дает собакам по куску мяса после разделки специально для притравливания собак на медведя.

гр1

Рисунок 16. Цели охоты на белых медведей по материалам интервьюирования 1999-2005 гг. (105 респондентов из 21 населенного пункта).

Столь же второстепенными являются и религиозные цели, потому что традиционно те или иные ритуалы и обряды проводили при добыче любого животного (Богораз, 1939). В этнографической литературе и материалах интервьюирования мы не нашли ни одного прецедента, когда белого медведя убили специально в неких религиозных целях. 2,3 % респондентов в 1992-2005 гг. упомянули об использовании частей добытого медведя в качестве амулетов, охранителей яранг и ритуальной пиши. Однако зверей при этом добывали в других целях, а религиозное использование было попутным.

Еще несколько причин для отстрела упоминались очень редко. Для периода 1957-1990 гг. один информатор указал, что белых медведей отстреливали для кормления клеточных песцов на звероферме. По его сообщению, такое случилось лишь однажды в 1960-х гг., когда условия охоты на других морских животных, которые обычно идут на корм (морж, тюлени), были чрезвычайно неблагоприятными. Еще двое респондентов сообщили, что в 1992-2005 гг. убивали белых медведей, которые в летне-осенний период находились рядом с лежбищами моржей, специально, чтобы хищники не мешали выходу моржей на берег. По-видимому, это происходит чаще, чем явствует из данных интервьюирования, поскольку нам приходилось слышать о подобном из тех районов Чукотки, откуда таких сведений при опросе не поступило. Один информатор для периода 1992-2005 гг. указал, что иногда убивают худых и грязных белых медведей с внешними признаками болезни или травмированных - в «санитарных» целях. По-видимому, здесь также играет роль вероятность, что такой медведь может быть опасен для людей.

Весьма значительным фактором отстрела белых медведей в советское время (1957-1991) оказался пушной промысел. О том, что белых медведей убивали в тех случаях, когда они поедали приваду для песцов и разоряли капканы и пасти, рассказали почти все информаторы из зон «Пролив Лонга» и «Восточно-Сибирская». Вот некоторые из таких сообщений:

«Когда ставили капканы на песцов, то медведи постоянно приманку съедали и песцов за собой уводили. Из-за этого их часто стреляли. Когда песцовую приманку поедали, то сильно доводили меня. Я таких на упряжке догонял и убивал»;

«Когда охота капканами была развита, то стреляли в основном таких медведей, которые «мародерами» были. Примерно 2 медведя на каждого охотника в год».

Такая причина отстрела белых медведей, прежде всего, характерна для западной Чукотки, где промысел песца был одним из важных сельскохозяйственных направлений в советский период. В то же время из-за низкой численности ластоногих и китообразных морской зверобойный промысел здесь развит очень слабо, поэтому приманка для песца была в дефиците и весьма ценилась. Этим объясняется такая реакция охотников на «мародерство» белых медведей. С восточной Чукотки, где существует массовый промысел таких крупных млекопитающих, как моржи и киты, подобных сообщений не было. В эту же категорию попали рассказы о случаях нападения белых медведей на клеточных песцов. В общей сложности отстрелы, связанные с пушным промыслом и звероводством (за исключением случаев использования мяса для приманки и корма на звероферме), составили 11,54 %. В 1990-х гг. пушной промысел и звероводство, а следовательно, и конкуренция с белым медведем из-за приманки и песцов, сошли на нет.

Несмотря на имеющиеся у нас сведения о достаточно активной охоте на белых медведей в советский период на изолированных полярных станциях и пограничных заставах, в рамках исследования было получено лишь одно свидетельство, относящееся к периоду 1957-1991 гг. При этом информатор лишь вскользь упомянул о военных, акцентируя внимание на то, что медведей регулярно добывали русские профессиональные охотники, которые в те годы освоили все побережье к западу от Колючинской губы. Не исключено, что имелись в виду все те же конкурентные отношения из-за песцовой приманки. Остальные респонденты ничего по этому поводу сообщить не смогли. В 1992-2005 гг. случаи охоты некоренного населения, по-видимому, стали происходить чаще. По крайней мере, об этом сообщили пятеро респондентов из разных районов Чукотки: «Очень много всякого неизвестного транспорта ходит, старателей развелось в тундре, а у нас медвежьи места. Среди приезжего народа есть любители охоты ради шкуры» (зона 2).

«Слышал не менее двух раз, что на вездеходах приезжие убивали медведей. Один раз пограничники убили на заставе» (зона 4).

Тем не менее охота приезжего некоренного населения в 1957-1991 гг. составила лишь 2,87 % от общей выборки. 36 информаторов, которых специально спрашивали об этом, а также об использовании для охоты на белых медведей вездеходов и вертолетов, ответили отрицательно:

«Не видел и не слышал, чтобы приезжие убивали умку» (зона 4).

«Чтобы кто-то с вездехода, вертолета или большого судна охотился, такого не знаю» (зона з).

Таким образом, основными добытчиками и потребителями белого медведя в оба временных периода являлись коренные жители. Цели охоты преимущественно заключались в добыче мяса и шкур для личного потребления (69,23 % в 1957-1991 гг. и 49,43 % в 1992-2005 гг.). При этом если торговля шкурами в 1957-1991 гг. была относительно редким явлением (8,97 %), то в 1992-2005 гг. она как одна из целей охоты прозвучала в 35,63 % ответов.

Как отмечено выше, при пилотном анкетировании в 2011 г. «сельчанам» задавали два вопроса, при которых предлагаемые варианты ответов частично дублировали друг друга. На один из вопросов ответили все опрошенные, при ответе на другой вопрос один человек выбрал вариант «не знаю». Некоторые люди отмечали несколько вариантов, поэтому выборки получились разные (рис. 17). И в том, и в другом случае лидировал вариант, что охоту на белого медведя ведут «местные охотники ради мяса и шкур», чтобы «добыть мясо и шкуры для себя». По сути, большинство других вариантов ответов имеет тот же смысл. Например, вариант «профессиональные охотники по разрешениям», который выбрали 5 респондентов, поскольку все профессиональные охотники, живущие в зонах 3-4, являются коренными жителями, т. е. теми же «местными охотниками». Вряд ли респонденты при выборе варианта делали акцент на «разрешениях», тем более, что двое из них при заполнении анкеты не стали писать это слово. Остальные трое могли иметь в виду разрешения на отстрел конфликтных медведей или же искренне заблуждаться, предполагая, что охотникам из сельских общин уже разрешили использовать квоту. Варианты «из охотничьего азарта» (1 информатор) и «для религиозных целей» (4 информатора) не являются самодостаточными, а сопутствуют основной цели охоты - добыть мясо и шкуры.

гр17

Рисунок 17. Цели охоты на белых медведей. По сведениям «сельчан» из 8 сел (зоны 3-4) в 2011 г.

Интересно, что варианты «приезжие ради трофеев» (1 информатор) и «браконьерят начальники и военные» (6 информаторов) набрали разное число голосов, хотя, казалось бы, имеют одинаковый смысл. Однако для большинства наших респондентов, по-видимому, первый вариант отражал конкретное явление - трофейную охоту, а охоту местных «начальников» и «военных» они трофейной не считают. В любом случае, доля этой категории охотников относительно невысока. Один из информаторов, отвечая утвердительно на этот вопрос, сделал приписку «иногда».

Такое же разночтение наблюдается при рассмотрении вариантов, когда целью охоты является продажа шкур. В первом случае вариант ответа был сформулирован как «браконьеры для продажи шкур и черепов». Такой вариант выбрал только один информатор. Во втором случае формулировка звучала мягче: «торговцы скупают шкуры, а люди хотят заработать денег на жизнь», этот вариант набрал 6 голосов. При этом 5 информаторов из шести параллельно выбрали и вариант «добыть мясо и шкуры для себя».

Таким образом, местные жители не разделяют понятия продажи шкур и использования их «для себя», т. е. в личных целях: для пошива одежды, обуви, подстилок на нарты и т. п. В настоящее время такое использование шкур - редкое явление, и когда информаторы отмечали вариант «добыть мясо и шкуры для себя», они чаще всего имели в виду употребление в пищу мяса, в то время как шкуры при наличии спроса можно и продать, это тоже будет «для себя». В представлении сельской общины такая охота не является «браконьерской», несмотря на Красную книгу и другие законодательные акты.

Именно по этой причине вариант «браконьеры для продажи шкур и черепов» оказался невостребованным, тем более, что черепа белого медведя, как правило, не идут на продажу, а используются для совершения охотничьего ритуала. Общественное мнение считает «браконьерами» только тех охотников, которые убивают медведей исключительно в целях получения шкур на продажу, не используя мясо в пищу. Такие случаи иногда происходили в 1990-х гг., причем многие информаторы осуждали их. Если же мясо зверя используется в пищу, то продажа не слишком нужной в хозяйстве шкуры не считается зазорной.

Трудно объяснить, почему при ответе на первый вопрос вариант «у нас совсем не убивают» прозвучал у 5 информаторов, а при ответе на второй - лишь у одного. Вероятно, это связано с разной формулировкой вопросов. Такой вариант ответа не был предусмотрен анкетой, и так отвечали только те, кто был неудовлетворен имевшимися вариантами. При анкетировании «сельчан» в 2012 г., а также «охотников» в оба года исследований подобный ответ отсутствовал (рис. 18-19).

гр18

Рисунок 18. Цели охоты на белых медведей. По сведениям «сельчан» из 24 сел, поселков и городов (зоны 1-6) в 2012 г.

В целом если объединить варианты «добыть мясо и шкуры для себя», продажу шкур и религиозные потребности, как вторичные к первому варианту, то эти цели добычи белого медведя назвали от 83 до 96 % жителей Чукотки среди категорий «сельчане» в 2012 г. и «охотники» в 2011-2012 гг. Доля отвечавших, что люди хотят заработать на жизнь продажей шкур, в 2012 г. выросла и была примерно одинаковой как у «сельчан», так и у «охотников» (см. рис. 18-19). По-видимому, это связано с тем, что в анкету были включены южные и западные районы Чукотки, где торговля шкурами происходит чаще (при сравнительно меньших размерах добычи).

Вариант «браконьерят начальники и военные» при опросе «охотников» в 2011 г. назвал только один человек (2 %), в то время как в 2012 г. 7 человек (5,83 %). В еще большей степени этот вариант прозвучал у «сельчан» в 2012 г. - 20 информаторов (16,95 %). Несомненно, что такие случаи могут чаще происходить в районах с относительно большой плотностью приезжего населения, т. е. на юге и западе Чукотки (зоны 1, 2 и 5), где в 2011 г. анкетирование не проводилось. Этим объясняется рост доли этого варианта в 2012 г. как среди «охотников», так и «сельчан». При этом и в 2011, и в 2012 г. «сельчане» утвердительно отвечали на этот вопрос вдвое чаще, чем охотники (см. рис. 17-19). Поскольку степень информированности «сельчан» в вопросах добычи белого медведя заведомо ниже, чем «охотников», то они могли оценивать уровень браконьерства среди приезжих на основе предположений, а не фактов. В любом случае эта категория охотников является далеко не основной среди добытчиков белых медведей.

гр19

Рисунок 19. Цели охоты на белых медведей. По сведениям «охотников» из 8 сел (зоны 3-4) в 2011 г., поселков и городов (зоны 1-6) в 2012 г.

Исходя из результатов опроса, можно сделать вывод, что главная социальная группа добытчиков и потребителей белых медведей - охотники из числа коренного населения, которые используют мясо в пищу, а шкуры, за редким исключением, - на продажу.

706
    Adblock detector