«Лягушатники и электроудочники»

2022

избуха

Рисунок Николая Фомина

Через полтора километра Судетов сделал стойку, как хорошая легавая собака. Пробежал чуть вправо, влево, и наконец пошёл по какой-то совсем малозаметной стёжке между огромных разлапистых папоротников.

На этой стёжке следы людей стали заметны гораздо чаще.

- Здесь ходят, - вполголоса сообщил Фёдор. - Наверное, схрон у них там.

Действительно, следы привели к скальнику и упирались в него. Судетов немного помедлил, потом оттащил в сторону груду веток, небольших упавших деревьев и всякой лесной трухи, по-видимому, нападавшей сверху со скалы.

Под скалой обнаружилась изрядная впадина, а в этой впадине невысокая дверца, которая прикрывала какой-то лаз.

Хорев и Судетов разошлись по сторонам, так, чтобы не стоять напротив входа, потом Судетов потянул посохом дверцу на себя. Это была обязательная предосторожность для того, чтобы защититься от настороженного в укрытии самострела.

Выстрела, однако же, не последовало, и товарищи один за другим, согнувшись чуть ли не вдвое, зашли в искусно замаскированное убежище. Убежище представляло собой микроизбушку, с большим мастерством вписанную между пятью огромными валунами. Притолокой ей служил огромный ствол ильма. На первый взгляд, ствол этот был результатом естественного лесоповала, однако исследователи быстро поняли, что его спилили в другом месте и прикатили сюда специально.

Вообще она выглядела как вставленный в нишу равносторонний треугольник из бревенчатых стен, в одной из которых была дверь. Потолком служил каменный свод. Места в землянке было очень мало: каждая сторона треугольника была два метра, и почти всю её площадь занимали предельно грубые дощатые нары. В углу под отверстием между скал из камней, обмазанных глиной был сложен примитивный очаг. На нарах лежали большие конденсаторы и пара раскуроченных свинцовых аккумуляторов. Под досками же друзья обнаружили два громадных сачка, бесчисленное множество крючков из алюминиевой проволоки и несколько банок с полупрозрачной жидкостью и надписями на китайском языке.

- Лягушатники и электроудочники, - сплюнул Судетов.

Лягушатники и электроудочники относились к самой презираемой и мерзостной касте браконьеров. Во флаконах хранилась какая-то абсолютно смертоносная китайская отрава, при попадании которой в реку всё мгновенно всплывало вверх брюхом. Потом добытчики вычерпывали дохляк сачками из ям и на перекатах. Таким образом добывались, в основном, лягушки, которые сушились и продавались китайцам для их мистической восточной медицины. За не очень большие, но вполне ощутимые для сельского человека деньги. Электроудочкой же глушилась рыба в ямах на продажу.

Хорев сложил сухие ветви в очаге и поджёг. Вопреки ожиданиям, помещение не заполнилось густым и вонючим дымом, а его весь потянуло в малозаметную трещину над очагом.

Судетов не поленился и залез на скалу, где обнаружил, что дым выходит под корнями высокого тополя и тянется вверх по стволу. Затем вернулся и поковырял потолок ножом.

- Сажи сантиметр, наверное, - хмыкнул он. - Явно, не эта шпана современная столько накоптила.

Хорев тем временем осмотрел углы.

- Рублено качественно. Из лиственницы, которая здесь не растёт. Привезли откуда-то. Неведомо когда.

- Да, этому схрону может быть чёрт знает сколько лет, - покачал головой Судетов. - Лиственница гниёт медленно, даже в тутошнем гнусном климате.

- Вообще, это ж надо было придумать такое. Особенно, с дымоходом. Интересно, он естественным путём возник, или это ушлые граждане его так расковыряли?

- Да был уже такой, наверное, как его расковыряешь-то? Кто-то очень давно, думаю, нашёл эту нишу с дырой в потолке и приспособил под укрывище. Надо будет археологам сказать, пусть копнут пол. Наверняка много интересного расскажут. Возможно, со времён чжурчженей этот схрон функционирует. А то и ещё раньше.

Они вышли на божий свет, щурясь на солнце.

- В общем, надо Петровичу в охрану об этом месте сказать. Может, они и вытопчут жуликов здешних. И хрен его знает, сколько таких нор по здешним сопкам позапрятано.

395