Про ядерную войну

2020

изба1

1984 год, зоологическая экспедиция.

Озеро Эльгыгытгин, центр Анадырского нагорья.

Лёд

Июль месяц. На озере ещё полно льда, но уже бойко клюёт голец; и на сопках вокруг полно оленей, которые ходят прямо вокруг домика - ну вот как в фильмах про Серенгети любят показывать.

оленя

Мы работаем там с мая, а улететь должны в конце сентября. До ближайшего населённого пункта у нас километров 300. В качестве средства связи - радиостанция "Ангара" с антенной-диполем. А единственное "окно в мир" - радиоприёмник "Спидола". И даже не окно, а так - сипящий голос кокойты. А так как у нас там отовсюду далеко, а УКВ-вещание, по Канту, есть "вещь в себе", то доносится до нас со всех сторон чёрт-те что, и то - обрывочно.

В частности, вдруг неожиданно, на какой-то неизвестной частоте, прорезается чистый русский голос, говорящий, как Великий и Мудрый Вождь лично проверил все семьдесят тысяч комбайнов перед посевной страдой и призвал всех бороться против произвола американских марионеток, безуспешно пытающихся удавить своими усилиями наше могучее народное государство.

Так как дело происходило после двух дней без связи; а из радиостанции тоже доносилось лишь невнятное хрипение, то у нас в головах мелькает одна мысль - ну, началось... Тут из приёмника слышится бравурный блямц-блямц-блямц, и диктор торжествующе говорит "Вы слушали радиостанцию "Свободная Корея"!

И все выдыхают.

Домик наш

Но бывало иначе.

Связи не было не только сутками.

Иногда - неделями.

Иногда - несколькими неделями.

Переживали ли за нас на Большой Земле? Переживали. Но не очень. Знали - мы - трое здоровенных, опытных и умелых лба, прошедшие к тому году огонь и воду (и даже я - подумать только - мне было 22 года!), чтобы нам пропасть - нужны какие-то совершенно экстраординарные обстоятельства.

Но вот недели три связи у нас не было. Вот совсем. И из "Ангары", и из "Спидолы" у нас раздавалось только невнятное хрипение.

Начальник нашего отряда Володя Аксёнов был человек мнительный.

И, раз уж мир не беспокоился о нас, то он начал беспокоиться о мире.

Надо сказать, что родная советская власть нас в те годы всегда чем-то запугивала. То "звёздными войнами", то ракетами средней дальности, то ещё чем.

В те годы в моде была нейтронная бомба.

И Вова тут нас всех троих за столом собрал, совершенно официально (что, ему, кстати, было совершенно несвойственно) и говорит озабоченно. - Как бы не ядерная война в мире началась. Я в армии связистом был, нас учили, что так оно сразу и будет. Вся связь медным тазом сразу накрывается. Так что - будем мы сидеть здеся. И как бы зимовать не пришлось - куда там, нам в цивилизацию возвращаться? Там пепел, мрак и разорение, а здесь птички, олени и голец подо льдом. Соли у нас два мешка есть, а мерзлоты - вообще запасы неограниченные. Будем ловить гольца, солить, и в штабеля складывать. И оленей колотить, тоже мясо на мерзлоту класть, шкуры - снимать и отминать, одежду из них шить придётся, домик перед морозами оббивать...

рипус

Слушает это всё наш студент, Паша, и говорит задумчиво. - А война кончится, прилетит на вертолёте рыбнадзор, и всех посадит...

аксентий

531

    Похожие статьи