Церковь и охота

2020

собор

Дискуссии о Церкви, её отделении от Государства, её месте после отделения, и о том, отделена ли она от него де-факто, я постоянно встречаю на многострадальных просторах русского Интернета. Правильно ли она отделена, как именно она должна быть отделена, отделена ли вообще, что надо делать, чтобы её отделить; и отделить правильно – эти вопросы обсуждаются достаточно большой частью нашего общества.

И я вот с некоторым интересом смотрю, что у этих вопросов  и дискуссий очень много общего с такими же вопросами и дискуссиями о месте в обществе охоты.

На самом деле мы имеем дело с очень похожим явлением. Только, так сказать, труба пониже, и дым пожиже.

Потому что в советское время охота была с государством де-факто объединена.

Конечно, основная причина этому была валютная составляющая в довоенный ещё период – экспорт пушнины стоял на третьем месте в списке источника валютных поступлений где-то до начала 1950-х годов. Экономически значимая продукция охоты – пушнина – была объявлена монополией государства, но, так как соболей комбайнами на широких полях собирать не получалось, поощрялась любая форма участия в промысловой охоте – в том числе и любительская. На пушнину, с капканом и огнестрельным оружием. А так как уж всё равно – охоту надо было поощрять, и она ещё очень удачно смыкалась с идеей общей огневой подготовки для мобилизационной армии – то даже билет охотничьего общества был де-факто, приравнен к государственному.

Что произошло в последние 30 лет?

Пушнина потеряла своё экономическое значение.

В РФ декларируется постепенный переход к профессиональной, то есть, контрактной, армии.

То есть, наиболее значимые для нашего государства аспекты охоты утратили свой смысл.

И охоту от государства – отделили.

Де-факто это выразилось в переходе на единый билет. Каждый может стать охотником, но крутиться, в этом статусе, он будет самостоятельно.

И охота лишилась всех патерналистских мер, которые имела при государственном покровительстве.

И приходится охотникам жить в открытом обществе, при всесторонней критике оппонентов. Причём, с самых разных сторон.

Нет, конечно, многие охотники могут мечтать, что их оппонентов объявят врагами народа, к ним ко всем приедет ФСБ и всех посадит.

Или что они сумеют вступить в сговор с существующей властью, которая сумеет в обход любых соглашений протащить выгодные охотникам решения.

Но тут мы снова спотыкаемся о проблему открытого общества. И эти ходы точно так же открыты и нашим оппонентам.

Так что придётся договариваться.

И жить в условиях «отделения от государства».

Ну вот…

Да, ну вот как Церковь.

187

    Похожие статьи