Алтай, Саяны и Забайкалье
Дата публикации:
просмотров: 228

В горах Хамар-Дабана

Комментарии: 0
В горах Хамар-Дабана

Как-то вечерком, вернувшись с работы, я решил приготовить лосятины, добытой осенью в Карелии минувшего года, и при выборе кусков мороженой дичи в морозилке меня взяла ностальгия по охоте. Сразу захотелось что-нибудь запланировать на летне-осенний сезон. Решил начать с просмотра интернета. Давно меня тяготила мысль о Байкале и об охоте в тех краях, поэтому я начал просматривать различные варианты баз и предложений. Конечно же, вариантов не так чтобы не было, но охота в окрестностях Байкала была совсем не освещена.

Попалось мне на глаза предложение об охоте в горной Бурятии на косулю и кабаргу. Интересно было не только добыть сибирскую косулю, но и сам факт охотничьего путешествия. Кроме того, в планах стоял вопрос добычи и кабарги, о которой я спешно разузнал у директора охотничьего хозяйства «Эридан» Базыра.

Эти охотничьи угодья находятся на отдалённых территориях в Закаменском районе республики Бурятия, в настоящей глухомани, в горах Хамар-Дабана близ российско-монгольской границы. Площадь охотугодий «Эридан» достаточно большая, практически вся на горной территории и составляет 89,5 тыс. га. Поэтому поиск трофеев предполагает достаточную физическую нагрузку. Это было несомненным плюсом, так как хотелось активной охоты, в частности «с подхода», да и прессинга охотников в угодьях совсем немного, что увеличивает шансы на успех. Лимиты добычи, выделяемые на данное хозяйство, позволяют сохранять достаточно большую численность косули без ущерба для поголовья. В 2017 году, когда я там охотился, суммарное количество лицензий на косуль составляло 50 штук, включая лицензии, выдаваемые на охоту «во время гона». Как уже писал выше, в хозяйстве также имеются и другие представители копытных, представляющие огромный охотничий интерес. В частности, изюбрь и кабарга, охота на которую многим охотникам так и не представилась в жизни, что обусловлено в основном её эндемичностью и редкостью даже в таких отдалённых районах.

Добыча копытных животных совместима по срокам охоты, например, в ноябре. То есть если в договоре вы оговариваете добычу иного животного, помимо косули, вам необходимо заранее это оговорить и вписать в путёвку. Особенно это актуально при загонных охотах и охотах на солонце.

По последнему зимнему маршрутному учёту животных в «Эридане» были получены следующие цифры:
–косули – 547 особей;
–кабарги – 132 особи;
–изюбра – 128 особей;
–кабана – 286 особей.

Охота на самца косули во время гона продолжается с 25 августа по 30 сентября. Наиболее благоприятное время – первые дни открытия, а со второй половины сентября гон уже заканчивается. Также очень добычливые сроки начинаются после опадания листвы и с первым снегом. В такие моменты легко отследить выход косули на убуры (лысые склоны гор). Ориентировочно это ноябрь месяц. Очень интересная возможность охоты на изюбра-пантача (с неокостеневшими рогами – пантами) открывается с 1 июня по 30 июня – охота с лабаза на солонце в тёмное время суток. Охота на изюбра во время гона начинается с 1 по 30 сентября – «на реву». 1 ноября – 31 декабря – охота на всех копытных без ограничения по полу и возрасту (косуля сибирская, изюбрь, кабан, кабарга). Эти охоты лучше комбинировать сразу на всех копытных. В этот период выпадает снег, и охота может проводиться более избирательно: троплением или с лайками на лошадях. Это самое оптимальное время для охоты на кабаргу.

В охотничьем хозяйстве имеется небольшой егерский коллектив, который осуществляет охранную деятельность (в один из дней мы с Сергеем припозднились, и когда возвращались по темноте, нас встретил в предгорьях вооружённый отряд из 5 человек, разумеется, «своих признали»).

Предварительно оговорив условия организации охоты, я взял билеты авиакомпании S7. Сразу хочется отметить, что стоимость билетов – 21 тыс. руб. в одну сторону (Москва – Улан-Удэ). Самолёт вылетал в 21:00 по московскому времени и обещал полёт чуть меньше 6 часов. Разница с Москвой составляла примерно 5 часов, поэтому солнце вскоре показалось в окне самолёта. По прибытии в аэропорту меня встречал Базыр с широкой улыбкой на лице. Он сразу помог с вещами, прихватив мой огромный рюкзак, и мы отправились получать оружие.

От Улан-Удэ нам предстоял путь в сторону Монголии – около 300 км. В Бурятии я был впервые, и мне всё было очень интересно. Сам город не очень крупный, нет больших домов, вокруг холмистая степь, много кустарника. По дороге Базыр рассказывал о Бурятии, о хозяйстве, охоте, о местном глухаре, о кухне. Мы даже остановились в придорожном кафе, где Базыр угостил меня буузами (национальное блюдо, напоминающее огромные пельмени). Ландшафт постепенно менялся по мере приближения к границе, появлялись сопки, местами стал показываться хвойный лес. Мы пересекли пару горных речушек с галечным дном. Кругом масса коров, лошадей на выпасе, такого количества я не встречал в центральных районах. Сразу подумал о волках, спросил. Базыр говорит, есть, но специально не охотят. Косули много, кабарга есть, изюбр. Лосей нет. Отличный расклад по дичи. Еду за косулей, а хочется добыть всё.

Вдруг впереди на дороге – забор и будка (КПП), проверка документов и пропусков в погранзону. Базыр уже заранее всё приготовил, и нас пропустили без проблем. Далее мы ехали ещё километров 15–20 до посёлка, где меня любезно угостили буузами уже из косулятины. Теперь мы были готовы для выезда в угодья. Стоял сезон осенних покосов травы. Везде были трактора китайского производства, которыми выкашивались огромные луга. На лугах в предгорьях попадались на глаза многочисленные суслики, а также местами монгольские сурки – тарбаганы. Тарбаган немного отличается от всем известного байбака. Окрас у него более тёмный и шерсть более густая. Конечно, для успешного результата желательно нарезное оружие, хотя добыть из гладкоствольного вполне можно. Так как сурок сидит близ своей норы, у него всегда есть шанс успеть убежать с дробовой раной, поэтому дистанцию надо сократить до минимума и, замаскировавшись дождаться его появления. Конечно же, мы остановились на таком лугу добыть грызуна для вечерней похлёбки.

Дом для ночлега был деревянный, внутри – деревянные настилы под спальники и отличная кирпичная деревенская печь. Так что замёрзнуть нам не грозило, да и горячительного было более чем, исключительно в лечебных целях. Около домика нас ждал охотовед Сергей, который был моим проводником и показывал местные красоты. Собственно, с ним я и охотился в дальнейшем. Кругом располагались огромные выкошенные поляны, а склоны гор были покрыты смешанным лесом, причём южные склоны – лысые покрытые зелёной травой – очень хорошо просматривались с вершин сопок. Высота, на которую нам предстоял подъём, была до 1500 метров. Выше не ходили, в угодьях больших гор нет. Такая местность очень интересна для охоты.

Между прочим, я приехал с гладкоствольным п/а 12-го калибра. Из патронов была картечь разных номеров, несколько дробовых и пули Полева, Гуаланди. Пули и дробь мне не понадобились, я пользовался только картечью.

В тот же день вместе с Сергеем мы отправились посмотреть одну из сопок и зайти на солонец. Косули в угодьях много, везде тропы, следы, кора на деревьях потёрта рогами. Уже через пару часов заметили гурана (так называется самец сибирской косули), подняли с лёжки, он побежал и облаял нас чем-то ругательным, но было далековато, неуверенный на выстрел был. Поднялись на сопку, красотища кругом. До солонца ещё около 500 метров. Дошли, сели в засидку, стемнело. Из темноты доносился лай косуль с разных направлений. Через пару часов я начал подмерзать, а всё тело затекло. Решили спускаться и утром прогуляться «с подхода». По пути нам встретился молодой гуранчик, выпрыгнувший из травы, он был размером чуть больше дратхаара. Также пару раз нам показывался козлик, но очень далеко для гладкого ствола. В тот момент я предположил, что вообще не смогу взять с 12-го калибра... Однако начинал понимать специфику этой местности и как будет правильнее выйти на гурана, чтобы взять его с подхода картечью. Учитывая рельеф, наличие хребта и голых склонов южной стороны, можно было выйти на такой лужок незамеченным. А судя по следам и рассказам Сергея, косули с большим удовольствием выходят на склоны пощипать травы, а иногда и устраивают там лёжки на открытом пространстве. Высота травы на склоне по щиколотку, так что засечь косуль с хребта несложно. Очень помогает охотнику дождь. Косули имеют великолепный слух, а шум дождя приглушает шуршащую траву во время подхода. Таким образом вполне можно сократить дистанцию до цели. Это преимущество актуально при охоте с гладкоствольным оружием.

Второй день нам тоже не принёс успеха. Мы выдвинулись на другой весьма обустроенный солонец. Засидка на дереве была хорошо укрыта от дождя и ветра, с удобным сиденьем. Я решил снять сапоги и посидеть в кроссовках, также взял шапку, учитывая холод. Через час ливанул дождь, пришёл Сергей, сказал, что сейчас не вариант мокнуть, пойдём утром с подхода. До машины было идти примерно километра 2 через речку и нескошенный луг, где мы благополучно набрели на пасущуюся косулю. Прицелился, выстрел, козёл скакнул в ближний куст. Обходим, а там крутой берег и под ним лежит тушка. Отлично, первый взят. Сергей его вытащил и тут же на месте быстренько освежевал. Стемнело, дошли до машины, погрузились и двинулись к дому.

Дождь, который поливал неумолимо, здорово размочил дорогу, вот тут-то мы и встряли. Ехали на Nissan Patrol и завязли на размокшей дороге. Рядом, как назло, ни одного дерева, лебёдку не привяжешь, до посёлка идти далеко, а связь не ловит. Сергей решил идти пешком до дома, звать Базыра в помощь, отошёл недалеко, смотрим, возвращается. Оказывается, телефон поймал связь, так что он связался с Базыром и теперь надо ждать. Через 15 минут в темноте мелькнул дальняк пикапа, ещё немного – и мы оказались на свободе.

На следующее утро, учитывая количество охотников, мы выдвинулись на загонную. Загонщиками выступали местные ребята на конях. Наша задача была подняться в гору на хребет, а загон шёл с предгорья вверх, как раз выгоняя на открытые пространства косуль. В первом же загоне поднялась лиса и вспугнула гурана ещё до занятия номеров. Гавкая, он удрал в сторону загона. В последующие загоны нам тоже удача не улыбнулась, и только в конце дня показались 2 самки, которые убегали от места сбора. В конце концов, охота у нас была на самцов, а не на самок. Поехали домой.

Следующий день у меня был последний, и рано утром вместе с Сергеем мы выдвинулись в горы. Стал моросить дождь, вся одежда уже начинала пропускать воду по швам и карманам, а мокрая трава по верхнюю треть бедра намочила штаны, про ноги вообще молчу. Но, тем не менее, мы двигались дальше, подъём в гору согревал, и холода не чувствовалось. Прошли по хребту сопки, Сергей отлучился на пару минут, говорит: «Иди пока вперёд, я щас...» Прошёл я метров 50, впереди небольшой холмик и кусты боярышника с красными ягодами, вдруг из кустов вылетает самка, а справа вылетает вторая косуля, но я не вижу рогов. Вскинулся, 2 выстрела, мимо. Догоняет Сергей, идём смотрим по следам копыт: крови нет... Что ж, пусть так, идём дальше. Прошли километра 2, по пути встречаем первые кедры. Местные собирают в сезон кедровые шишки мешками, на пути всё время попадаются самодельные волокуши для перетаскивания мешков с шишками.

Через некоторое время поднимаем с лёжки очередного козла, даже и не видели, только слышен лай в наш адрес. Через минут 30 Сергей резко притормаживает, присел, взял винтовку, смотрит в прицел, говорит, что видит косулю, но голова за деревом, пол не разобрать. Всматриваюсь, где – не вижу. «Да вон!» – показывает Сергей. И рыжик нас засёк, благополучно убежав на склон. Мы пошли в том же направлении, поднялись на сопку, и пред нами предстала поляна, на которой у кромки леса стоял гуран. Он щипал траву и нас не слышал. Было метров 50–60, я хотел подойти, но Сергей меня быстро одёрнул и сказал: «Стреляй отсюда». Выстрел, гуран подскочил и сразу встал как вкопанный, глядя на нас, – сразу видно, что промах. Второй выстрел – прыжок в сторону склона, третий выстрел – и видно, что повредило переднюю ногу. Олень кубарем покатился по склону метров на 70 вниз в овраг и скрылся в кустарнике. Было явное попадание, поэтому мы не спеша стали спускаться с горы. Внизу лежал молодой гуран с рогами вполне симпатичного вида. Ускорив его кончину и избавив от мучений, мы постепенно спустились по оврагу в долину, где он был благополучно разделан. Позвонили Базыру, и он приехал к нам минут через 15.

Потом я уехал в Улан-Удэ, снял гостиницу на ночь, что обошлось мне в 1 тыс. руб. С собой я вёз 40 кг мяса. Для провоза в самолёте надо было докупить ещё одно место багажа, стоило это 2400 руб. Всё благополучно долетело до Москвы и не испортилось.

Русский охотничий журнал, Ноябрь 2017 г.

228