Где же дупель?

Полевая и болотная дичь
Дата публикации:
просмотров: 451
Комментарии: 0
Где же дупель? В поисках самого маленького трофея

«Где же дупель»? – этот вопрос начинает будоражить умы охотников с подружейными собаками, как только приближается открытие охоты.

Отдельные счастливчики, точно знающие, где дупель точно будет, тихонько отмалчиваются в кулачок, раскрывая тайну координат этих мест только самым близким друзьям, и то под большим секретом. Большинство же владельцев спаниелей, эпаньолей, легавых и «приближённых» к ним судорожно мечутся по интернету и обзванивают как своих знакомых, так и охотобщества в надежде найти эту «таинственную птицу».

Так откуда такой интерес к этому небольшому кулику, которого так часто путают с бекасом, а особые «знатоки» – даже с вальдшнепом? Дупель, типичный представитель отряда куликов, обитает в европейской части России и не только известен как один из самых массовых охотничьих видов птиц, на которых охотятся с подружейными собаками, но и считается завидным «трофеем» среди охотников. Да-да, самым маленьким, но трофеем. В то время, когда одни едут в Африку или лезут в горы в надежде осуществить свою заветную охоту, другие охотятся в лугах на «красную» дичь. «Красную» не по цвету оперения или какой-то другой части тела, а по своей ценности для охотника. Именно к «красной дичи» относили этих небольших куликов наши прадеды и деды на протяжении нескольких веков. Российская интеллигенция предпочитала этот вид дичи многим другим охотам. Тургенев, Некрасов, Толстой, Аксаков и многие другие классики русской литературы воспевали охоту за этим маленьким трофеем ничуть не меньше, чем охоту на медведя или волка. Не отстаём от них и мы.

Этот год оказался «лакмусовой бумажкой» для проверки угодий на присутствие дупеля и, как большинство решило, его полное отсутствие. Многочисленные дожди июня и июля настолько сильно вымочили поля, что большинство совхозов и фермеров просто не смогли выехать на них.

– Техника застревает, – жаловались они, – невозможно косить.

– Да и какой смысл косить, – оправдывались другие, – если сено не сохнет, а гниёт, и его потом не вывезти с поля.

По всем местам, где обычно были сенокосы и держался дупель, стояла высокая трава, и поиски птицы, по мнению большинства охотников, были безрезультатны. Но дупель никуда не пропал. Обильные дожди и сырая почва создали для него великолепную кормовую базу. Вот только поиски его значительно осложнились: ведь в густой траве быстро устают и собаки, и люди, да и запах распространяется намного хуже. В выигрыше оказались только спаниелисты, чьи собаки, работающие накоротке, буквально выковыривали дупелей из травы. Тем не менее птицы было немного. Так куда же она делась, недоумевали охотники. Наверное, откочевала к югу, решили они.

Ничего этого не произошло. Дупель, как и бекас, предпочитает держаться в невысокой траве, в которой ему хорошо видно приближение хищников и человека, и либо затаиться, либо улететь от опасности. Поэтому большинство вставших на крыло птиц тут же откочевало в поймы рек с редкой растительностью, но обильные кормами, либо на пастбищные земли, где их беспокоят только коровы. А редкие встречи с дупелем этим летом объясняются слишком большой из-за дождей площадью для их расселения.

Собственно, всё это было неудивительно. Ведь в прошлые засушливые годы дупели держались тех же мест, но более концентрированно. Ведь именно на покосах и пойменных пастбищах была наиболее сырая земля, а значит, и обилие пищи. Когда же луга пересыхают, то все кулики скапливаются у самой кромки воды, там, где легче всего добыть себе пропитание. Мы наблюдали это на Припяти, приехав туда на охоту несколько лет назад. Лето было жаркое, и все великолепные выкошенные луга, такие заманчивые для охоты с легавыми собаками, от засухи гремели, как барабаны, при каждом шаге. Зато вся птица собралась в небольших сырых старицах и взрывалась целыми стаями при подходе к ней.

Этот год действительно оказался исключительным, особенно в тех хозяйствах, которые вовремя открыли охоту с подружейными собаками. Птица была везде. А там, где ещё и косили траву, не на сено, как жаловались в Московской и Тверской губерниях, а на силос, птица распределялась по всем лугам и представляла прекрасную возможность для охоты. Охотоведы только руками разводили:

– И откуда у нас здесь её столько?

Да ниоткуда. Её всегда было много, только сенокосные поля к открытию охоты настолько высыхали, что никакой дупель на них уже не сидел: ему там просто нечего было есть. В этом же году он распределился по всей территории и жировал в своё удовольствие.

Первые охоты начала августа были настолько впечатляющими, что, казалось, им не будет конца. Но буквально через неделю почувствовалось, что птиц становится всё меньше и меньше. Если вначале они встречались высыпками, и среди них превалировали молодые, ещё не успевшие накопить жир птицы, то к середине августа это стали, в основном, одиночки или пары хорошо упитанных птиц. Ночные туманы и холодные дожди сказались на концентрации дупелей, и они начали мигрировать к югу, хотя явного пролёта ещё не было. Приходилось хорошо прочёсывать окрестные поля, чтобы найти кормящихся птиц, хотя в начале охоты достаточно было посетить всего один луг, чтобы дать собаке вдоволь поработать, а охотнику – выполнить норму отстрела. В очередной раз сказалась теплолюбивость этих птиц и необходимость двигаться к местам зимовки. Зимуют-то «наши» дупели в Африке и, как все дальние мигранты, улетают от нас довольно рано.

Поэтому непонятно упорство ряда охотничьих хозяйств, которые под разными предлогами не открывают охоту с легавыми и спаниелями своевременно, но раньше, чем общее открытие по перу.

– Да у нас нет охотников с подружейными собаками, – говорят одни, – поэтому раньше времени мы открывать охоту не будем.

– Если мы откроем охоту для вас раньше, – вторят им другие, – то вы у нас всех уток распугаете.

Господа дорогие, а как же закон «Об охоте» и Правила охоты, в которых чёрным по белому прописаны сроки открытия охоты, в том числе для охотников с подружейными собаками? И не для отдельных хозяйств, а для всего охотничьего мира России без исключения. Нельзя же продолжать жить по старинке и по старым Правилам охоты «восьмидесятых». Хорошо ещё, что большинство охотников – инертные люди и до сих пор не обратились в суд для решения этого вопроса. К тому же большинству подружейных охотников ваша утка не нужна ни в каком виде, пока есть возможность охоты на болотно-луговую дичь: дупеля, бекаса и коростеля.

Дупель же в этом году обманул всех. Отъелся, дал хорошее потомство в высокой траве и двинулся к югу, чтобы в следующем году порадовать нас обильными высыпками, став для кого-то самым желанным трофеем!

451