Оружие и боеприпасы
Дата публикации:
просмотров: 1100

Что имели – не храним: испытания охотничьего оружия в СССР

Комментарии: 0
Что имели – не храним. Испытания охотничьего оружия в СССР

Практические испытания – один из важнейших этапов становления каждой новой модели охотничьего оружия. Именно на них всплывают на поверхность все мелкие недостатки, которые в дальнейшем окажут значительное влияние на удобство эксплуатации, живучесть и общее впечатление от оружия, которое в итоге повлияет на его коммерческий успех на рынке.

В советское время, которое большинство из нас по инерции продолжает ругать, а некоторые уже начинают с тоской вспоминать, ни о каком коммерческом успехе речь не шла. В магазинах висело одно-два ружья, что-то (как правило, «репарашку») можно было купить «у знакомых». И всё. Радовались тому, что есть. Но факт остаётся фактом: ружья проходили не только стендовые испытания, но и проверку в реальных условиях эксплуатации. Этим занимались охотники, сотрудничавшие с разработчиками, охотничьи хозяйства, «приписанные» к самим оружейным заводам, и, конечно же, ВНИИОЗ им. проф. Б. М. Житкова. По итогам испытаний составлялись экспертные заключения, которые разработчики учитывали в дальнейшей работе над моделью.

Об испытаниях охотничьего оружия 80-х годов мы побеседуем с Сергеем Ивановичем Миньковым, начальником отдела экономики, техники, права и охотничьего туризма ВНИИОЗ.

Е.Ц. Сергей Иванович, как долго вы занимались испытанием промыслового оружия и сколько приблизительно «единиц» прошло через ваши руки?

С.М. С 1978 года до момента развала СССР. К сожалению, в отечественной практике последних десятилетий было не очень много оружейных новинок, особенно в категории промыслового оружия. Работать приходилось с различными моделями оружия и патронов: первыми отечественными патронами со стальной дробью, комбинированным оружием типа ИЖ-15, ТОЗ-34, ружьями .410 калибра, охотничьими карабинами калибров .308 и 9,3×64. Вообще, через наш институт прошла вся техника, которая непосредственно была задействована в охотничьем промысле: первые отечественные снегоходы, все без исключения модели капканов, которые выпускали в СССР, машины для переработки кедровых шишек, веялки для клюквы и брусники, а также прочий инвентарь для работы с дикоросами.

– Хотелось бы поподробнее узнать о категории промыслового оружия. Существовало ли какое-то «концептуальное» советское промысловое ружьё?

Было когда-то замечательное промысловое ружьё – ИЖ-56 «Белка». Его последнюю, третью версию, с верхним нарезным стволом под патрон калибра 5,6 мм и нижним дробовым 28-го калибра, прекратили производить в середине 60-х годов. И с тех пор никаких комбинированных ружей, пригодных для использования на промысле, в СССР больше не выпускали. А ведь для охоты в тайге такое ружьё просто незаменимо. Там нужен точный выстрел малокалиберной пулей по мелкой цели: белке, соболю или кунице, боровой дичи, чаще рябчику, – плюс для подстраховки (за ветками, в движении) дробовой ствол. Изредка возникает необходимость и пулевого выстрела из гладкого ствола. Оружие охотнику-промысловику нужно универсальное, прочное, по возможности лёгкое, с дешёвыми дробовыми патронами, которые при необходимости можно переснаряжать прямо в таёжной избушке. Дискуссия о том, каким должно быть идеальное промысловое ружьё, не прекращалась на страницах журнала «Охота и охотничье хозяйство» и на всевозможных совещаниях несколько десятилетий, пока охотничий промысел существовал как отрасль народного хозяйства.

– Сегодня недостатков «Белки-3» почти никто не помнит. О таких легендарных вещах принято говорить только хорошее. Хотя в годы производства эту самую «Белку» не ругали разве что очень ленивые.

Конечно. Там, например, спица внешнего курка цепляется за весь лесной хлам и собирает мусор со снегом внутрь механизма. То же происходит с нижней стороны ствольной коробки через дырку для рычага затвора, когда ружьё, как это у нас принято, втыкают в сугроб. В критический момент курок не взводится. Критический момент – это не гипотетическое нападение «бешеного медведя-шатуна», всё гораздо проще: это деньги, которые убегают оттого, что ружье не стреляет.

Даже используя «Белку» в качестве основного ружья, человек достаточно часто путает положение переводчика и стреляет не тем, чем надо. Результат аналогичный, то есть попадание мимо кассы.

Продольный болт крепления приклада при нормальной затяжке рано или поздно, но с большой долей вероятности расколет приклад. Дерево «играет» от колебаний температуры и влажности. Дефект частично можно было бы исправить заменой ложи на ореховую с тщательной пропиткой, чего на практике, естественно, никто не делал.

– А как ведут себя стволы?

Стволы на муфтах гуляют как хотят, поэтому пристрелку нужно периодически контролировать. При бережном обращении малокалиберный нарезной ствол у «Белки-3» очень точный. Вот только возможности бережно с ним обращаться на промысле обычно нет. Несмотря на всю «чугунность» ружья, эта проблема проявлялась регулярно, особенно с появлением снегоходов.

Кстати, нижний ствол 28-го калибра, возможно, из-за особенностей сверловки, никак не желал стрелять зарядом 28-го калибра. Нормальный для «Белки» заряд находится близко к 20-му калибру, то есть это своеобразный прообраз «28 Magnum». Но бумажные гильзы 28-го калибра в описываемое время были недостижимым дефицитом, отечественных пластиковых не существовало вообще, да и сейчас найти их непросто. Преимущества же «многострельных» латунных гильз может расписывать только тот, кто, по большому счёту, не имел с ними дела. Одно крепление дробового пыжа чего стоит. В результате у промысловика во всех карманах перекатывалась высыпавшаяся из патронов дробь.

Многочисленные претензии охотников-промысловиков послужили одной из причин прекращения производства ружей этой модели. Да и рынок оружия для пушного промысла в середине 60-х годов, по-видимому, был близок к насыщению. По данным, опубликованным в журнале «Калибр» № 3–4 за 2006 г, с 1956 по 1964 год было изготовлено более 100 тысяч «Белок» разных модификаций. Кроме того, значительная часть спроса покрывалась малокалиберными карабинами ТОЗ-16 и ТОЗ-17, которые до 1968 года тоже можно было купить просто по предъявлении охотничьего билета.

– То есть фактически получается, что советская оружейная промышленность каждому промысловику дала по «Белке»? Это ружьё и сейчас можно встретить в продаже, правда, по совершенно заоблачной цене…

Да, если говорить о штатных, то есть профессиональных охотниках. Однако вскоре после прекращения производства «Белки» обнаружилось, что обновлять неминуемо изнашивающийся «арсенал» охотников-промысловиков нечем: на рынке так и не появилось обещанной альтернативы этой модели оружия. Возобновить его выпуск в исходном виде тоже не удалось, несмотря на многочисленные настойчивые запросы охотничье-промысловых хозяйств. Возможность свободной продажи нарезного охотничьего оружия была исключена законодательно, а годовая потребность кооп- и госпромхозов в несколько сотен ружей уже не могла заинтересовать производителей. Только к началу 80-х годов конструкторы тульского оружейного завода, наконец, созрели для попытки изготовить такое ружьё на базе массовой и популярной модели ТОЗ-34.

– Расскажите, пожалуйста, что именно представляют собой «комбинашки» ТОЗ-34. Кроме нескольких абзацев про модель с гладким стволом 28-го калибра в авторитетной среди охотников энциклопедии «Охотничье оружие мира» и ваших постов на Guns.ru, информации об этих ружьях практически нет.

Изделие, конечно, получилось во многом компромиссное: на ствольную коробку ТОЗ-34 12-го калибра установили новый блок стволов: малокалиберного нарезного и гладкого 20-го или 28-го калибров. Верхний, нарезной ствол немного опустили, то есть ось канала нарезного ствола сместили вниз. Стволы сблизили для того, чтобы удар верхнего бойка приходился в закраину малокалиберного патрона. Благодаря этому ружьё стало чуть компактнее, но прицельные приспособления получились высокими. Стволы жёстко соединены ствольной муфтой в казённой части и двумя перемычками, спаянными оловом. Одна – под цевьём, вторая – на дульном срезе.

За счет коротких и лёгких стволов ружьё получилось очень манёвренным. В разобранном виде ТОЗ-34 5,6/20 входит даже в глубокий карман рюкзака. Или, если хотите, в небольшой цивильный кейс. Кому как удобней. При переноске на ремне ствол ружья не торчит из-за плеча. Для передвижения по лесу это очень удобно, когда ружьё на ходу не цепляется за ветки.

– Длина ТОЗ-34 5,6/20 (28) в собранном виде – 92 сантиметра против 110 у «Белки», вес – 2,5 кг и 3,3 кг соответственно. А какие удобства, помимо манёвренности, его конструкция даёт на практике?

Это обычное внутрикурковое ружьё с двумя спусковыми крючками, в отличие от «Белки» или её позднейшей довольно несуразной «реинкарнации» МП-94МП «Скаут» (5,6/410), у которых для выстрела из каждого ствола нужно вручную взводить курок и использовать переводчик.

Важное преимущество модели – наличие варианта с 20-м калибром. Этот «почти полноценный» короткий дробовой ствол позволяет успешно стрелять птицу влёт. Кстати, мы с самого начала предлагали тульским и ижевским оружейникам сделать промысловое ружьё именно с сочетанием стволов 20-го калибра и 5,6 мм. И, в общем, были правы. Подтверждение тому – популярное ижевское ружьё ИЖ-94 «Север» 5,6/20, появившееся спустя 15 лет, по следам комбинированного ТОЗ.

Перезаряжать ТОЗ-34 5,6/20 тоже очень удобно: стреляная гильза .22 LR на раскрытом ружье после лёгкого движения пальцем вываливается через вырез в нижней части ствольной коробки и падает на землю. Мелочь, которая приятно ускоряет перезарядку. Блок стволов, в принципе, взаимозаменяем с дробовым 12-го или 28-го калибра. Тоже неплохой бонус для владельцев второго, «обычного» ТОЗ-34. Но в этом случае лучше ставить комбинированный блок на приклад от дробовика, а не наоборот, потому что верхний боёк на «комбинашке» заточен «под мелкашку» в виде заострённой пирамидки. Стандартный закруглённый боёк дробового ружья вполне нормально накалывает и .22 LR.

– Были ли какие-то принципиальные отличия моделей со стволами 20-го и 28-го калибров?

Между собой обе модели – ТОЗ-34 5,6/20 и ТОЗ-34 5,6/28 – различались только калибром гладкого ствола, но к ружью 28-го калибра прилагался четырёхкратный оптический прицел, правда, почему-то без кронштейна.

– Сколько всего ружей получил для испытаний ваш институт?

10 ружей, по 5 каждого калибра. Во время испытаний я охотился с ружьём 28-го калибра, позднее перешел на 20-й калибр, а когда распродавали институтский «арсенал», купил это ружьё. Им и пользуюсь до сих пор, хотя «износил» уже два приклада. Если посчитать добытую за всё это время дичь не по весу, а «по головам», то это ружьё у меня оказалось самым добычливым.

– Что показалось вам самым необычным, когда вы начали работать с ним?

По сравнению с привычной «Белкой» или несколькими бывшими в руках дробовиками 12-го и 16-го калибров ружьё оказалось настолько удобным, что ощущалось буквально как часть тела. Недоумение вызвал только открытый прицел в виде широкой полукруглой прорези размером с половину карандаша прямо на казённом срезе стволов, то есть слишком близко к глазу и поэтому совсем «не в фокусе». Куда-либо попасть было почти невозможно.

Вообще, не очень понятно, почему отечественные оружейники издавна упорно стремились сделать прицельную линию как можно длинней, причём явно в ущерб удобству прицеливания. Например, на всём современном европейском нарезном охотничьем оружии целик находится как минимум на половине расстояния между глазом стрелка и мушкой. Это примерно посередине ствола, его сразу хорошо видно без лишнего напряжения зрения, что очень способствует быстрой и результативной стрельбе.

Возможно, это ещё одно из живучих среди потомков Левши заблуждений, вроде дырки под оптическим прицелом, такой, чтобы в неё обязательно было видно мушку. В результате в открытый прицел заглядываешь как в замочную скважину, а оптика стоит на нелепых длинных «ногах», точность от этого страдает, и шею приходится вытягивать.

– Как вы решили эту проблему?

С.М.На этом ружье есть планка «ласточкин хвост» для крепления оптического прицела, но коротенькая, 55 миллиметров, только на длину ствольной муфты. Планку удлинили до 11 сантиметров и на её передний конец установили целик от ружья «Белка-3» с подъёмным щитком на 25 и на 50 метров. Вообще, приспосабливались по-разному. «Родной» целик на казённом срезе заменяли на кольцевой прицел. Это подобие диоптра, только с большим отверстием. Чтобы целик отодвинуть подальше от глаза, пытались даже использовать закреплённый «задом наперёд» прицел от ижевской пневматической винтовки. Получилось тоже неплохо, он даже регулируется по высоте и по горизонтали, но на нём много острых торчащих деталей.

– На Guns.ru вы писали, что удивились отсутствию хрома в стволах...

До этого была твёрдая уверенность, что все ТОЗ-34 – хромированные. Свое ружьё я оставил на месяц под половицами в таёжной избушке, а когда его оттуда вытащил, очень удивился тому, что внутри гладкий ствол покрылся ржавчиной. На бой это никак не влияет: просто нужно помнить эту особенность и время от времени его чистить (смеётся. – Е.Ц.).

– По какой причине производитель выбрал длину стволов 50 см?

Дело в том, что это стандартная длина обычной тозовской малокалиберной ствольной трубки. Гладкий ствол вынужденно сделали таким же. После того случая с ржавым ружьём я пытался у конструкторов ТОЗ узнать – а почему так? Получил невразумительный ответ типа: блок с «мелкашкой» в спаянном виде хромировать нельзя, а заранее отдельно обработать гладкую трубку тоже было невозможно по какой-то технологической причине.

– Каковы, на ваш взгляд, недостатки этих моделей?

Все недостатки, присущие ТОЗ-34, конечно, имели место и в этом ружье. Самый типичный из них – загибание взводителей при попытке насильно «переломить» ружьё после попадания в механизм мусора или дробинок, в результате чего курки недовзводятся, появляются осечки и проблемы с разборкой. Известно, что ТОЗ-34 нужно взводить аккуратно и до конца, «на 4 щелчка». Если внимательно прислушаться, то можно почувствовать, как оба курка последовательно сначала проходят зацепы интерсепторов, а потом встают на боевой взвод. При слегка погнутом взводителе ружьё, казалось бы, функционирует нормально, но курок встаёт только на предохранительный взвод, после этого ружье щёлкает, но не всегда стреляет, перестаёт работать предохранитель, и спуск становится очень грубым, тугим.

Другой проблемный узел – U-образные проволочные боевые пружины. Правда, в моём ружье такая пружина сломалась только один раз, но в саянской тайге и, как назло, на нарезном стволе. Оставаться с начала сезона без «мелкашки» очень не хотелось. В тот раз выручила проволочная «рогулька» для установки рябчиной петли. Она была сделана из пружинной проволоки 3,5 мм. Новую пружину для ружья прямо в избушке выгнули пассатижами между вбитых в нары гвоздей, а лишнее отпилили трёхгранным напильником. Кстати, служила эта «кустарная» деталь не один год.

– Тем не менее базовая модель – ТОЗ-34 12-го калибра – держится на плаву, то есть пользуется спросом на рынке, около полувека. Единственное изменение, внесённое за 40 лет производства – это флажок для облегчения разборки. Были ли какие-то индивидуальные «болячки» у поступивших к вам ружей?

На двух ружьях из 10 поступивших на испытания пайка дульной перемычки была кривая, пришлось переделывать. Других проблем не было. За 35 лет регулярного пользования я не замечал увода СТП от нагрева стволов. Может быть, просто не возникало необходимости обращать на это внимание. Дело в том, что на таёжном пушном промысле преобладает неспешная стрельба с дистанции не более 20–25 метров. Причём на 10–15 метров приходится стрелять гораздо чаще, чем на 35. И вообще, по моему твёрдому убеждению, для стрельбы далее 50 метров, кроме «мелкашки», есть на свете много другого, более подходящего оружия и патронов.

– Какое заключение было дано по итогам испытаний данных моделей?

В общем – положительное, хотя недостатков, как тогда казалось, обнаружили довольно много. А на фоне сегодняшней действительности это ружьё кажется почти идеальным. Хотя бы уже потому, что лучше так ничего и не появилось. Оно легче, компактнее, баланс значительно лучше, чем у того же ижевского «Севера», спусковой механизм, пусть и унаследован от дробовика, но работает значительно мягче, чем на «ИЖ».

– Как вы думаете, пользовалось бы это ружьё спросом с учётом всех проблем и нюансов современной отечественной действительности? Модель проверена десятилетиями практики, выявлены, пожалуй, все имеющиеся недостатки, найдены несколько способов их устранения…

Не просто пользовалось бы. Оно пользуется. Последние ружья из этих двух сотен разлетаются на вторичном рынке как горячие пирожки, несмотря на высокую цену. Только типичный покупатель сейчас другой: в основном это любители издалека и без лишнего шума пострелять по сидящей птице. Традиционная и когда-то очень популярная ружейная охота на белку с лайкой, к сожалению, ушла в прошлое.

– Сергей Иванович, спасибо за беседу. Захотят ли отечественные оружейники воспользоваться имеющимся опытом, а главное, смогут ли они сейчас повторить столь удачные разработки, покажет только время.

О том, почему комбинированные ружья на базе ТОЗ-34 не производились серийно, как показал себя на охоте карабин МЦ-19-09, и многом другом читайте в продолжении интервью: Испытания охотничьего оружия в СССР. Карабин МЦ-19.

Русский охотничий журнал, январь 2017 г.

1101