Северная Америка
Дата публикации:
просмотров: 122

Канадские открытия

Комментарии: 0

В канадской провинции Онтарио основная охота приходится (как и в других регионах Северного полушария) на осень. Сезоны открываются относительно поздно, хотя климат сопоставим со средней полосой России. Южная часть Онтарио находится приблизительно на широте Сочи (43 с. ш.), так что солнце греет прилично, но из-за близости Гудзонова залива (если память не изменяет, учительница географии в школе называла его «великим холодильником Северной Америки») здесь совсем не тропики. Залив является частью Северного Ледовитого океана, и отсюда до него около тысячи километров.

Сезоны охоты и даты открытия в Онтарио, в отличие от России, практически не меняются: это либо фиксированные календарные даты, либо «первый понедельник ноября» (открытие охоты на оленя с огнестрелом). Это, конечно, намного удобнее для планирования охот, чем постоянно меняющиеся сроки. Если и происходят какие-то изменения в сезонах, то они имеют более долгоиграющий характер. Так, например, под давлением «зелёных» на 20 лет запретили весеннюю охоту на медведя. За это время его развелось столько, что в некоторых населённых пунктах детей боялись на улицу выпускать. В результате сокращения бюджетов проблематичных медведей (вроде тех, что копаются в мусоре и лезут в дома) перестали отлавливать, а людям советовали, если что, звонить в полицию.

В этом году пытались обрубить сезон охоты на зайцев прямо в середине сезона, но под давлением охотников восстановили, теперь будем в следующем году ждать сюрпризов. Также объявили волка в одном регионе особым видом (алгонкинский волк), занесли в Красную книгу и запретили охоту на него, а заодно и на койота, под предлогом того, что их без микроскопа не отличить – всё это под давлением «зелёных«. Теперь все трапперы (охотники-промысловики за пушниной) в этом регионе остались у разбитого корыта, так как волки и койоты (и их гибриды) уничтожают все остальные виды.

Так вот, первое «осеннее» открытие – это чёрный медведь (барибал) 15 августа. Открытие это малопримечательное, так как на медведя охотится совсем немного охотников. Энтузиасты этого вида заранее, недели за 2–3 до открытия, начинают устраивать привады, которые пополняют с определённой регулярностью, в зависимости от расстояния, на котором они живут от предполагаемого места охоты. Привада – это обычно 200-литровая пластиковая бочка с кукурузой, патокой и т. д., прикреплённая цепью, чтобы медведи не утащили. Типичный местный медведь – некрупная добыча: около 60 кг.

За открытием на медведя следует охота на местного (немигрирующего) гуся (канадскую казарку): открывается она в начале сентября на 2 недели. Затем, в последнюю субботу сентября, открывается охота на всю мигрирующую птицу: уток, гусей, вальдшнепов и прочую водоплавающую мелочь. Это открытие – довольно интересное явление. Много лет назад я совершил глупость и отправился на открытие в общественные угодья (доступные всем охотникам, в отличие от частных земель, где можно охотиться только с разрешения владельца). Приехав на место затемно, я был поражён количеством машин. Взяв ружьё, я долго топал по зарослям тростника, пытаясь найти свободное место. Пока я ходил, началась пальба (практически в полной темноте). Стало светать. Стрельба (преимущественно по чайкам, пролетающим на высоте метров 100) усилилась. На голову сыпалась дробь. В общем, я развернулся и пошёл к машине.

Судя по описаниям открытий на российских охотничьих форумах, эта картина многим хорошо знакома, так что воздержусь от дальнейших комментариев. Понятно, что больше я туда на открытие не ездил. В последние годы я избегаю открытия утки, больше охочусь на утку попутно, а если и собираюсь специально, то обычно в конце октября, когда большая часть придурков уже настрелялась по чайкам и идёт пролёт северной утки. А это, если повезёт – незабываемая картина. Я видел огромные стаи лично, но охотиться на них, конечно, сложно: нужно большое количество чучел и т. д.

15 сентября на севере и 25-го на юге открывается моя, пожалуй, самая любимая охота – на рябчика (канадского воротничкового). Обычно я отправляюсь километров 600 на север, где все угодья общественные (нет частных земель, одни так называемые "«королевские»: английская королева Елизавета II по-прежнему является нашим монархом). Угодья там – смешанный лес, старые вырубки, некоторые называют этот лес тайгой. С научной точки зрения это верно, но для меня тайга – это только в Сибири, почему-то так в голове отпечаталось. Большинство местных жителей охотится на рябчика с квадроциклов: разъезжают по гравийным дорогам и просекам, а увидев рябчика, вышедшего на обочину поклевать гравий, спешиваются (или, по крайней мере, должны бы) и стреляют птицу (часто в голову) из мелкашки или малым ружейным калибром типа .410. Меня лично такая охота мало привлекает. Я нахожу заросшие просеки, куда народ на квадроциклах не суётся, и охочусь пешком со своими легавыми собаками. Ходить по лесу без какой-то тропы практически невозможно, т. к. лес захламлённый и густой: или ногу сломаешь, или шею свернёшь. Мобильник там не работает, так что если сам не выползешь, как Мересьев, найдут нескоро.

Следующая в календаре – охота на белохвостого оленя с луком или арбалетом. Тут вообще всё очень тихо проходит: камуфлированные охотники тихо сидят на своих заранее подготовленных лабазах и ждут оленей на тропах, соединяющих места лёжки и кормления. Вот не люблю я охоту с луком за высокий процент подранков, а приходится. Охота с огнестрелом открыта всего две недели, в некоторых населённых местах запрещена вовсе, а с арбалетом с 1 октября и до Нового года – 3 месяца.

Так вот, об охоте на оленя с огнестрелом. Это, пожалуй, самая специфическая местная охота. Поскольку продолжается она всего 2 недели, то весь сезон – это практически «открытие». Олень распространён очень широко, по всей южной части Онтарио и на север, до тех широт, где глубина зимнего снежного покрова ограничивает ареал его распространения. На юге, в населённых районах, где практически все земли частные, охота вообще продолжается меньше недели, с понедельника и по субботу включительно, и из оружия можно использовать только ружья и «мушкеты» дульного заряжания. Правда, ружья, в основном, с нарезными стволами и оптикой, так что метров на 150 они стреляют вполне прицельно.

Охота на оленя весьма популярна и имеет глубокие корни. Традиционно фермеры могли поохотиться на оленей, закончив сбор урожая. Пожилые охотники рассказывают, что когда они учились в школе, то школы просто закрывались в этот период, т. к. и ученики, и учителя – все были на охоте. До сих пор в сельской местности школы пустеют наполовину во время охоты на оленя.

Сезон обычно приходится на первый гон самцов (начало ноября), но мало кто в этот период охотится с манками. Леса и поля наводняются людьми в оранжевом с головы до пят (по правилам, жилетки и шапки достаточно, но никто не хочет быть подстреленным случайно). Народ их так и называет – оранжевая армия. Многие охотники не задумываясь пересекают границы частных владений в поисках оленей (что запрещено законом). Охотятся больше загоном; учитывая, что угодья – это поля с небольшими лесочками, метод этот весьма эффективен.

В более северных, лесных районах народ выезжает на неделю (редко на две) и охотится как с лабазов, так и загоном, если местность позволяет. Живут в «избушке» или притаскивают жилой прицеп (кемпер). Охотятся десятилетиями в одном и том же месте, считая угодья «своими», хотя юридически они общественные; ну, эта картина всем знакома, я думаю.

Вернёмся в октябрь. В середине октября открывается охота с огнестрелом на лося (есть ещё охоты с луком и «мушкетами», но мы их здесь пропустим). Это ещё одна массовая коллективная охота, вроде охоты на оленей. Традиционно охотятся группами в 5–15 человек. Многие отправляются на северо-запад, больше чем за 2000 км: там больше лосей и меньше охотников. Тащат за собой квадроциклы и лодки, для передвижения по угодьям и эвакуации потенциальной добычи. Лицензии разыгрываются в лотерею, причём их количество резко уменьшилось в последние годы, потому что количество лосей продолжает сокращаться (охотвласти проводят учёт зимой с вертолётов и самолётов).

Называются разные причины сокращения популяции. Например, какой-то идиот (да-да, не побоимся называть вещи своими именами) разрешил свободный отстрел лосят, т. е. любой охотник, купивший лицензию в свободной продаже, мог без всякой лотереи взять лосёнка. Кроме того, неофициально многие охотники считают, что индейцы (которые могут охотиться без лицензий и вне сезона, в т. ч. ночью с фонарями) выбивают огромное количество лосей. Они даже продают мясо в магазинах в резервациях, что, в принципе, незаконно. Но власти и политики боятся затрагивать этот вопрос: если что, индейцы начнут вопить, что их опять притесняют.

Ну вот, собственно, и всё по открытиям. Зимний сезон – это охота на кроликов и зайцев, а там уже недалеко до 25 апреля, когда открывается весенняя охота на дикую индейку. Вот и год прошёл.

«Русский охотничий журнал», №8, 2017

122