Европа
Дата публикации:
просмотров: 439

Гуси и фермы

Комментарии: 1
Гуси и фермы

Большинство охотников в России обычно интересуются миграционными путями гусей. Оно, в общем, и понятно – охотничий сезон на гусей в нашей стране приурочен ко времени весенней и, в меньшей степени, осенней миграции. Немногие задумываются над тем, как проводят гуси лето или зиму.

Понятно, что гнездовой ареал большинства видов наших гусей приурочен к зоне тундр. Там они как-то размножаются, а зиму проводят «на юге». При этом для гусей понятие «зимовка на юге» – вещь достаточно относительная. Разные виды разных популяций гусей, гнездящихся и мигрирующих через территорию нашей страны, проводят зиму в различных условиях на огромном пространстве, начиная от западного побережья Северной Америки (белые гуси) и заканчивая странами Западной Европы (Великобританией, Данией, Голландией и так далее). Ситуация на этих зимовках очень разная. Мне наиболее интересны зимовки, расположенные в странах Западной Европы. Ситуация там сильно изменилась за последние 40-50 лет. Причем в отличие от большинства других зимовок в лучшую сторону. И нынешнему обилию гусей весной охотники европейской части нашей страны во многом обязаны природоохранной политике таких стран, как Нидерланды, Германия, Бельгия и другие.

К концу 60-х годов численность гусей в Западной Европе достигла своего минимума. Так, численность белолобых гусей оценивалась менее чем в 50 000, белощекой казарки – в 18 000. Связано это было со многими факторами, одним из которых была охота на зимовках. С начала 70-х и до 2000 года охота в странах Западной Европы на перелетных птиц была существенно ограничена – вплоть до полного запрета. Ограничения очень разнообразны, и были они обусловлены различными причинами. Это сокращение охотничьих сезонов, введение дней покоя и зон покоя для водоплавающих, ограничение охоты по времени в течение дня. В том числе в ряде стран были введены запреты на коммерческий оборот продукции охоты. В первую очередь это коснулось запрета на продажу добытой дичи в рестораны. Эти действия параллельно с фактически полным закрытием весенней охоты в европейской части СССР с 1969 по 1986 год и с резкой интенсификацией сельского хозяйства в Европе дали мощный толчок к росту численности почти всех видов гусей.

Стая гусей на фоне ветряка

Европа не является неким единым конгломератом. Она очень разнообразна. В различных странах традиции, в том числе охотничьи и природоохранные, разнятся. Также сильно различается охотничье законодательство. Из-за этого в части стран охота на почти все виды перелетных птиц была запрещена (например, в Бельгии и Нидерландах), в других странах ситуация для охотников сложилась гораздо лучше (в Дании и Германии).

Одна из наиболее интересных ситуаций сложилась в Нидерландах. Это страна небольшая, всего 42 тысячи квадратных километра. Если провести традиционное сравнение с областями нашей страны, то можно сказать, что она немного меньше Московской и в два раза меньше Ленинградской области. При этом заметную площадь ее занимают польдеры. Это фактически морское дно, которое с помощью дамб было отвоевано у моря. Нидерланды – страна победившего сельского хозяйства, и польдеры сооружались для расширения сельскохозяйственных площадей.

Резкий рост, почти по экспоненте, численности гусей пришелся на вторую половину 80-х и начало 90-х годов. При этом возрастала численность не только белолобого гуся, но и белощекой казарки, короткоклювого гуменника, черной казарки, серого гуся. То есть всех видов, зимовавших в странах Западной Европы. В начале 80-х годов часть белощеких казарок, вида, который до этого гнездился исключительно на скалах Новой Земли и Вайгача, начала гнездиться вдоль пролетного пути – как на островах Балтийского моря, так и на побережье Белого и Баренцева морей. При этом часть белощеких вовсе перестала улетать размножаться в тундру, основав оседлую популяцию в Нидерландах. На 2005 год численность гнездящихся в Голландии белощеких казарок оценивалась в 6000 гнездящихся пар, или в 25 000 особей.

Серый гусь, единственный нативный гнездящийся вид гусей, к 60-м годам был истреблен полностью. Однако к настоящему времени он успешно гнездится повсеместно. Причем в таких количествах, которых, как мне кажется, не достигал никогда. В 2009 году численность серого гуся только в Нидерландах оценивалась примерно в 190 000 особей. В связи с тем, что политика, направленная на сохранение мигрирующих видов птиц, применялась и в соседних странах, численность серого гуся росла не только в Нидерландах.

От традиционных мигрирующих и оседлых видов не отстали и виды-интродуценты, в первую очередь канадская казарка и нильский гусь. Численность нильского гуся в Голландии оценивалась в 2010 году примерно в 10 тысяч размножающихся пар, что составляет примерно 40-50 тысяч птиц на конец сезона размножения.

До поры до времени растущая численность гусей, преимущественно белолобого, белощекой казарки, серого гуся и короткоклювого гуменника, не представляла собой какой-либо проблемы. Однако к настоящему времени общая численность зимующих в Голландии гусей достигла примерно 2 000 000 особей. Попробуйте представить такое количество гусей в Московской области. У меня вот плохо получается. Кроме того, два наиболее массовых вида – белолобый гусь и белощекая казарка – стали больше времени проводить на зимовке, сократив время миграции. Так, белолобик прилетает на зимовку на полтора месяца раньше, а белощекая казарка стала улетать на места гнездования на несколько недель позже.

При этом надо помнить, что помимо мигрантов в Нидерландах есть и оседлые популяции. И их численность на данный момент составляет примерно 250 тысяч особей. Так что без преувеличения можно сказать, что Нидерланды – самая гусиная страна Европы.

Учитывая все выше перечисленное, закономерным становится вопрос – а что там с охотой? Сколько добывают гусей голландцы? По отечественной охотничьей литературе широко кочует цитата из книги доктора биологических наук, академика РАЕН В.Г. Кривенко, в которой говорится, что «..если в России охота на водоплавающих птиц продолжается 2,5–3,5 месяца, то за рубежом на зимовках и трассах пролета гораздо дольше: в Германии – 4,5, в Великобритании и Болгарии – 5,5, в Индии – 6, в Румынии, Дании, Нидерландах, Бельгии, Италии – 6,5…». При этом обычно не упоминают, что книга, откуда цитируется этот текст, была опубликована в далеком 1991 году. Материал же еще немного старше, в лучшем случае – второй половины 1980-х. То есть информация более чем четвертьвековой давности, и ее можно рассматривать скорее как исторический документ.

Стая гусей пролетает над полем ветряков в Голландии

Серьезные изменения произошли и в охотничьем законодательстве Нидерландов. Сразу надо сказать, что в отличие, скажем, от соседних Дании, Германии или Франции, там роль охоты исторически была существенно ниже. Все-таки это страна с богатой купеческой и сельскохозяйственной культурой. Наверное, именно это лежит в основе той ситуации, которая сформировалась на данный момент. В основном ограничения охоты касались перелетных, мигрирующих видов птиц. Постепенное ужесточение охотничьего законодательства привело к тому, что в 2001 году охота на гусей в Нидерландах была запрещена полностью. На данный момент разрешена охота всего на 5 видов птиц, причем из мигрирующих водоплавающих разрешена охота только на крякву. Охотничий сезон начинается с середины августа и заканчивается 31 января. К 2006 году оседлая популяция белощекой казарки существенно увеличилась в размерах, и с 2006 года была открыта летняя охота на эту популяцию. К 2012 году добыча составила уже более 5000 казарок. Сроки охоты таковы, что она закрывается перед прилетом мигрирующих белощеких казарок

Коммерческая охота запрещена, правом на охоту обладает владелец земли, но его можно делегировать третьим лицам. Процент охотников один из самых низких в Европе – на 16,5 миллионов голландцев приходится всего 28-30 тысяч охотников. То есть охотники составляют менее 0,2% от общего населения страны. Запрещена свинцовая дробь, в магазинном оружии запрещено использовать более двух патронов. Запрещено коммерческое использование продукции спортивной охоты. То есть Нидерланды являются страной с одним из наиболее жестких охотничьих законодательств.

Однако то, что написано выше, касается только спортивной охоты. Помимо этого в Голландии можно охотиться в рамках «populationcontrol» (контроля численности популяции) и «damagecropcontrol» (контроля потрав сельскохозяйственных культур). Под первым понятием подразумевается контроль численности оленей и кабана, под вторым – действия, направленные на сокращение урона, наносимого дикими животными сельскому хозяйству. Как раз в рамках последнего возможна охота на гусей – преимущественно на серого гуся, на белолобого и на белощекую казарку. Количество добываемых в рамках этих мероприятий птиц довольно тяжело оценить, поскольку нет единой системы учета добычи. Разные источники дают разные цифры. Причем разброс достаточно велик – от 40 до 100 тысяч добываемых птиц в год. При этом обычно акцент делается на регуляцию численности местных птиц. Термин «регуляция численности» в данном случае употребляется в самом прямом смысле. Птицы не только добываются с помощью огнестрельного оружия – применяются различные способы сокращения численности птиц, включая обработку яиц на гнездах специальным составом, в результате которой гибнут эмбрионы. Еще несколько лет назад практиковались отлов линных птиц и помещение их в специальные помещения, куда подавалась смесь азота и углекислого газа. Уничтожение птиц с помощью газа осуществлялось, в том числе, в районе аэропорта Схипхол в Амстердаме. Там проводилось просто распыление газовой смеси. Она тяжелее воздуха, за счет чего скапливалась в низинах. Надо ли говорить, что такие методы вызвали бурю эмоций не только у «зеленых», но и у обычных людей?

В итоге получается не очень сбалансированная система. С одной стороны, численность гусей в Голландии просто огромна, с другой – спортивная охота на них запрещена. С полей птиц можно отгонять любыми способами, но они достаточно умны и быстро приспосабливаются. То есть проблема потрав сельскохозяйственных культур все равно остается. Как быть, что делать? В результате в начале 2000-х, через два года после запрета спортивной охоты на гусей, была принята программа по компенсации урона, наносимого гусями фермерам.

Эта программа состоит из двух частей. Во-первых, было выделено 80 000 гектаров земли, в первую очередь сельскохозяйственной, где было запрещено как-либо беспокоить гусей. В эту площадь не включены особо охраняемые природные территории – аналоги наших природных парков, заказников и так далее. То есть эти 80 000 выделены специально для зимующих гусей. Поля засеваются, но владелец не имеет права беспокоить гусей и мешать им кормиться. За это он получает определенную компенсацию. Дело это сугубо добровольное: хочешь – участвуешь в программе, не хочешь – не участвуешь.

Теоретически все было выстроено верно – гуси получали возможность кормиться, фермеры получали компенсации. Но, к сожалению, разработчики не учли специфики питания разных видов гусей. Крупные гуси – белолобый, серый и гуменники – за счет относительно крупных клювов скусывают растения на достаточно большой высоте от земли. Часть растений при этом выдергивается целиком. После пары-тройки набегов поле становится им неинтересно, и они откочевывают на соседнее. Белощекая казарка же за счет более миниатюрного клюва щиплет траву практически до уровня земли. Работая «в паре», эти виды наносят существенный урон сельскому хозяйству. Поэтому гуси не стали ограничиваться площадями, которые были выделены для них. Фермеры по-прежнему были свидетелями набегов гусей на их посевы. В каких-то случаях птиц удавалось вовремя вспугивать, в каких-то – нет. Потери сократились, но все равно остались. Их тоже компенсируют, но по другой программе. Она оценивает объемы потрав и по факту выплачивает сумму, покрывающую нанесенный урон.

Вот мы вплотную подошли и к финансовой составляющей компенсаций. В сезон 2003-2004 года по обеим программам было выплачено 7,4 миллиона евро в качестве компенсаций фермерам. В сезон 2007-2008 года сумма существенно увеличилась и составила уже 17,4 миллиона евро. Напомню, что речь идет о стране, не имеющей огромных запасов дорогих природных ресурсов. Переводим даже по «старому курсу» в рубли и получаем внушительную сумму – 783 миллиона рублей. Ну а по «новому» – почти миллиард. Суммы выплат несколько варьируют по годам, они зависят как от масштабов урона, так и от цен на сельскохозяйственную продукцию. Нидерланды не являются при этом какой-то уникальной страной. Системы компенсаций за потравы есть и в других странах, например, в Германии и Бельгии.

Довольно много охотников, когда речь заходит об охоте на зимовках, придерживаются точки зрения, что на зимовках стреляют то, что родилось и выросло у нас в стране. То есть пользуются тем, во что сами ничего не вкладывают. Обычно люди при этом как-то упускают из вида тот факт, что гуси все-таки бОльшую часть жизни проводят на местах этих самых зимовок или по пути к ним. На гнездование в тундру птицы прилетают на короткие три месяца, редко больше. Питаются в это время тем, что сами найдут. Вклад нашей страны в обеспечение благоприятных условий для гнездования гусей, прямо скажем, незначителен. И по большей части он заключается в наличии огромных, плохо преодолеваемых пространств тундр. Хорошо хоть какие-то шаги сейчас стали предприниматься по охране ключевых мест для гусей на миграциях. Хотя, увы, эти шаги отнюдь не всегда хорошо продуманы.

Вообще, мне кажется, что у нас отношение к гусям в частности и к охотничьим видам в целом как к ценному природному ресурсу не сильно отличается от отношения к любым другим природным ресурсам. Пока есть – пользуемся, закончатся – найдем другие.

Голландцы в этом смысле являются полной противоположностью, не только максимально сократив потери популяций от охоты, но и фактически занимаясь подкормкой гусей в масштабе страны. Не могу сказать, что голландская система управления популяциями гусей вызывает у меня восторг. Мне все-таки ближе американская система охотпользования. Но первая у меня вызывает чувство уважения к людям, которые ее создавали и отлаживали.

Русский охотничий журнал, июнь 2016 г.

440