Новости
Дата публикации:
просмотров: 208

Российский «Кубок горного охотника» вручён Хусейну «Сауди» Голабчи

Комментарии: 0

10 декабря 2016 года в Музее охоты и рыболовства Центрального дома охотников состоялось знаменательное событие: президент Клуба горных охотников Эдуард Бендерский вручил первый в истории клуба «Кубок горного охотника» легендарному Хусейну «Сауди» Голабчи (Hossein (Soudy) Golabchi).

Хусейн (второе, неофициальное имя – Сауди) Голабчи родился в Иране в 1940 году, первого барана добыл в 16 лет, в дальнейшем эмигрировал с семьёй в США, получил американское гражданство. Один из пяти охотников в мире, добывших более 40 различных трофейных видов горных баранов. В 2013 году 7 из 10 трофеев Марко Поло в Топ-10 (десятке лучших зарегистрированных трофеев) принадлежало Хусейну Голабчи…

«…Я очень признателен Клубу горных охотников за оказанную мне высокую честь. Не сомневайтесь, этот весьма ценный для меня приз займёт высокое место в моей коллекции различных охотничьих наград. Я родился в Иране – бараньем раю, как его принято назвать. У нас на Родине, куда ни пойдёшь, везде горы и везде бараны. Первого я добыл в 16 лет, а уж сколько всего было на моём счету горных трофеев до того момента, пока мы не переехали в США, и не сосчитать. Но главное, вот уже полвека я охочусь в горах и пока не думаю останавливаться.

Я охотился практически во всех горных системах мира: в США, Канаде, на Памире, Тянь-Шане и в Гималаях, на Камчатке и плато Путорана. Для меня не важно, где охотиться: горы везде Горы. Почему так сложилось, что в моей коллекции больше всего баранов Марко Поло? Нет, вовсе не потому, что этот вид баранов имеет самый крупный трофей (самые длинные и массивные рога. – Прим. ред.). Главное – это человеческий фактор. Впервые я охотился в Таджикистане в 1991 году – там познакомился с аутфитером и охотником Юрием Матисоном, познакомился и подружился. Так вот, с 1991 года я как минимум один раз в год приезжаю к Юрию на охоту. Исключений было всего два, одно из них в 2014 году, когда я перенёс сложную операцию на позвоночнике… (Тут Хусейн на своём айфоне показал фото рентгеновского снимка – нижний отдел позвоночника с привинченным к нему, другое слово подобрать трудно, металлическим экзоскелетом… – Прим. ред.) На моих глазах сын Юрия вырос из маленького мальчика во взрослого мужчину, а мы давно уже называем друг друга братьями: он меня – старшим, а я его – младшим. И сейчас я тоже в Москве проездом: меня в очередной раз ждут Памир, Юрий и Марко Поло…

Но, повторюсь, я всю жизнь охотился в разных горах и изыскивал любые возможности для расширения своей охотничьей географии. Да, сейчас мне всё труднее охотиться дома – в США и особенно в Канаде. (Кроме кучи металла в позвоночнике Хусейн в совсем недавнем прошлом перенёс две операции на сердце, а горные охоты в США и Канаде по праву считаются одними из самых физически трудных. – Прим. ред.). Сегодня в моей коллекции 46 или 47 различных видов горных баранов, многих и многих я добывал не по одному разу, в трофейной охоте я добился всего, чего хотел, но моя страсть к охоте на wild sheep не становится от этого меньше. Однако мне уже 76 лет, и в последнее время я всё чаще задумывался о том, какая участь ждёт мою коллекцию трофеев в будущем. Поэтому недавно я принял решение все мои трофеи – не только горные, вообще все, а это более 300 различных трофеев со всего мира: Африки, обеих Америк, Азии и Европы – передать Китаю для музея (естественной истории, очевидно. – Прим. ред.). Но это не просто подарок, это сделка: за это правительство Китая, страны, в которой трофейная охота закрыта уже почти 10 лет, в особом порядке разрешило мне добыть по одному экземпляру всей трофейной китайской фауны, не только горной. В своё время я много охотился в Китае и в моей коллекции много китайских трофеев, но для меня, возможно, это единственный способ вновь испытать счастье охоты в этой стране…

Что сказать о трофейной охоте в России? Знаете, трофейная охота во всём мире переживает, я считаю, упадок: всё меньше и меньше в наших рядах молодых охотников. У молодёжи теперь другие интересы – интернет, виртуальная реальность, – и дикая природа занимает её все меньше. А вот Россия на общем мировом фоне выглядит обнадёживающе. В последние несколько лет появляется всё больше молодых (относительно. – Прим. ред.) русских трофейных охотников, уверенно заявляющих о себе на мировой трофейной арене. Что касается качества организации охот… Знаете, я регулярно приезжаю к вам вот уже четверть века и не собираюсь останавливаться. Надеюсь, я ответил на ваш вопрос…»

208