Новости
Дата публикации:
просмотров: 302

Промысловая охота – основа охотничьего хозяйства малонаселённых районов

Комментарии: 0
Промысловая охота – становой хребет охотничьего хозяйства

Один из старейших и опытнейших охотоведов России Юрий Мифодьевич Дунишенко написал свои предложения к третьему этапу Национального Лесного Форума, который проходит в Хабаровске 24 – 25 июня.

Предложения касаются как «Стратегии развития охотничьего хозяйства России до 2030 г.», так Лесного Кодекса и Закона об охоте. «Русский охотничий портал» размещает у себя эти предложения с любезного разрешения автора.

В связи с тем, что многие положения Лесного кодекса не способствуют развитию охотничьего хозяйства, необходимо устранить хотя бы основные противоречия:

1. Изменить положения «Стратегии …». Основной целью должно быть развитие охотничьего хозяйства, т.к. увеличение численности животных, поставленное в приоритет, без экономически состоятельных хозяйств невозможно.

2. Признать, наконец, нормой закона существование промысловой охоты, охотников-промысловиков и всего, что связано с производством товарной продукции. В настоящее время есть только нерасшифрованное упоминание.

3. Предусмотреть в нормативных документах амнистию существующих объектов охотхозяйственной инфраструктуры. Она создавалась десятилетиями и до появления «Лесного кодекса». В настоящее время даже десятки тысяч охотничьих избушек, в которых живут люди, оказались на нелегальном положении и узаконить их без изменения законодательства невозможно.

4. Упростить состав «Проекта освоения лесов в целях ведения охотничьего хозяйства» для хозяйств промыслового направления. А правильней – отменить его вовсе. Потребность в обновлении объектов инфраструктуры возникает далеко не каждый год. Поэтому, ради лесобилета на заготовку дров для зимовий создавать такой громоздкий и дорогостоящий документ можно только для того, чтобы промысловик из леса ушел навсегда.

5. Отменить, как коррупционную, норму закона, предусматривающую административное наказание вплоть до лишения участка, при отклонениях от "Проекта освоения лесов в целях ведения охотничьего хозяйства" и "Проекта внутрихозяйственного охотустройства", т.к. на участках происходит постоянная трансформация угодий вследствие деятельности других арендаторов (лесозаготовители, строители линейных объектов, разработчики недр и пр.), а также негативных явлений природного характера (лесные пожары, обширные наводнения, гибель лесов от вредителей и т.д.). Поэтому расположение объектов инфраструктуры постоянно корректируется, что в настоящее время контролирующими органами расценивается ( по желанию), как нарушения.

6. Исключить обязанность охраны арендованного участка от лесных пожаров. Она фактически декларативна, т.к. зимой лес не горит, а в иное время года подавляющее большинство охотников в лесу не бывают. Да и не располагают охотники ни средствами, ни техникой для борьбы с пожарами и располагать не будут. Во всяком случае – на территории Сибири и ДВ.

7. Отменить для хозяйств промыслового направления оплату за охотхозяйственное соглашение, т.к., даже при малых площадях индивидуального участка охотника, который в северных районах превышает 50 тыс. га, оплата превышает заработок за сезон.

8. Вернуть для лесопромышленников расчет ущерба и размеров компенсации, наносимого рубками леса. В настоящее время компенсацией негативной трансформации среды обитания диких животных вынуждены заниматься охотпользователи. Разрушают, получая за это деньги одни, а восстанавливают, за свой счет – другие. Где логика?

9. Подготовить пакет документов по вопросу сертификации на региональном уровне самоловов в целях их соответствия нормам гуманной добычи.

10. Определиться со статусом материалов охотустройства. Материалы межхозяйственного охотустройства – обязательны к исполнению. Внутрихозяйственного охотустройства –документ внутреннего пользования хозяйства, исполненный за его деньги и по его техническому заданию – должен иметь рекомендательный (всегда так было) характер.

11. ЗМУ в существующем виде отменить и далее применять его как метод государственного учета, применяемый для отслеживания тенденции изменений численности охотничьих животных, и исполняемый не охотпользователями, а государственными структурами на принципах мониторинга.

302