Другие олени
Дата публикации:
просмотров: 198

Отсутствие собаки – ещё не повод терять подранка

Комментарии: 0
Отсутствие собаки – ещё не повод терять подранка

Я постараюсь описать повадки и поведение подранков на примере моей практики охот на оленей в Великобритании. На что смотреть, что искать и как читать найденные вами после не самого удачного выстрела следы? Надеюсь, многим бывалым охотникам будет интересно сравнить способы, которые я приведу в пример, со своими, ну а начинающим охотникам всё это может пригодиться в будущем.

Вот случай, произошедший со мной совсем недавно, в начале декабря 2016 года. Стандартные сборы для подготовки к выходу: сложенная одежда, зачехлённый карабин, пара ножей и хирургические перчатки. Подъём в 5:00, лёгкий завтрак и примерный план в голове на определённые угодья. В этот день я ехал охотиться на оленей в совсем небольшие угодья – площадью в 20 гектаров. В центре участка – большой красивый дом, окружённый полями. С одной стороны, на границе с соседними угодьями, – высоченная насыпь/дамба, за ней я охотиться уже не могу. Возле дома – большой сад с розовыми кустами по периметру и огромной плакучей ивой, нависающей над хорошо ухоженным прудом в центре сада. Причина, по которой я изначально получил разрешение на охоту (или отстрел оленя) в этих угодьях, крылась именно в этих розовых кустах. Розы – это излюбленное лакомство оленей, немудрено, что они регулярно подвергались опустошительным набегам. Вот хозяйка участка и обратилась ко мне за помощью – отбить хотя бы на время у оленей охоту поедать её розы.

За сутки до выезда я поставил в известность хозяйку угодий, что планирую прибыть утром, на что она ответила положительно и сообщила, что совсем недавно видела 5 оленей недалеко от сада. Это было во всех отношениях ободряющее известие, так что, встав с утра, я загрузил в машину всё необходимое и выехал из дома в 6, через 45 минут уже запарковал машину в привычном месте, разложил сошки, зарядил карабин и медленно пошёл по замершей траве. Полное отсутствие ветра делало передвижение очень сложным, я думаю, каждый из вас может представить тихое, морозное утро, когда можно слышать собственное дыхание. С момента, как я сделал первый шаг, стало понятно, что охота с подхода будет непростой и стрелять, скорее всего, придётся по встревоженному зверю, а возможно, и по бегущему. Тут надо отметить, что стрельба по бегущему зверю в среде профессиональных охотников в Англии не приветствуется и не практикуется. От машины до сада было около 300 метров, в последние 80 метров некоторые части сада уже можно было рассмотреть. Медленно пробираясь кромкой поля, я периодически останавливался, прислушивался и всматривался в сизую туманную даль. Начало светать, туман рассеивался, а температура продолжала падать.

И вот на подходе к саду я заметил в нём несколько силуэтов ланей, мелькнувших в сторону соседнего поля. До них было метров 60–70. Движениями, давно доведёнными до автоматизма, я, вскинув карабин на сошку, в оптику поймал силуэты трёх молодых оленей, но двое из них не задержались в поле обзора оптики. А вот третий силуэт оленя – на фоне прихваченной инеем травы – был чист и отчётлив! Он стоял по диагонали, и его левая лопатка находилась за столбом ограды, так что у меня не было чистого попадания в грудную область. Но лучшего шанса в этих условиях ожидать было трудно, поэтому я принял решение стрелять в печень. Всё это происходило, конечно же, в считанные секунды, и времени на какие-то раздумья не было: отступив маркой прицела 3 см от столба вправо, я нажал на спуск. Хлопок пули по телу оленя зародил в голове мысль, что выстрел не пришёлся по запланированному месту, но сейчас было не до этого. Не глядя, куда пошёл олень, по которому я стрелял, перезаряжаясь на ходу, я сорвался наперерез оставшейся группе. Одолев две ограды, я успел увидеть, как четыре силуэта удалились в гору и скрылись в кустарниках. Подозревая, что олень, по которому я стрелял, мог быть ещё на ходу, я решил остаться на месте и выждать…

В Англии не существует загонной охоты на зверя, практикуется именно этот способ: не стоит преследовать раненое животное, необходимо выждать 20 или более минут. Зверь ляжет и дойдёт, а вам не придётся ходить за ним километрами. Если же попытаться сразу преследовать подранка, то у него поднимется уровень адреналина в крови, кровь начнёт свёртываться быстрее, поэтому кровотечение остановится и животное сможет пройти гораздо большее расстояние. В 7:30 утра (через 45 минут после начала охоты), когда первые лучи солнца начали плавить иней на траве, я поспешил к месту, где стоял в момент выстрела олень. Подойдя, я не смог найти ни шерсти, ни крови, ни следов на траве. Лёгкая слабость пробралась вдоль моего позвоночника к коленям: я понимал, что олень ранен, но ранен не в печень! А это означало возможность потери животного. Я знал точно, что пуля попала в оленя, и поэтому мне необходимо было найти хоть какие-то последствия этого попадания для точного определения нанесённой травмы. Проведя более получаса на коленях, я нашёл в траве маленькую крупинку ребра и в двух метрах от нее – ещё одну крупинку мышечной ткани. Обе были размером в 3–4 мм, и это было всё!

То, как всё получилось дальше, произошло только благодаря упорству моего характера, знанию угодий и повадок подранков. Некоторые вещи не меняются ни при каких обстоятельствах: непотревоженный преследованием подранок всегда пойдёт в ближайшее укрытие (лес/кустарники, заросли ежевики или бурьяна), в большинстве случаев постарается уйти в том же направлении, откуда пришёл (потому что там было безопасно!), или поспешит за сородичами (в группе опять же безопасней). При этом он пойдёт по дуге, уклоняясь в сторону входного ранения на теле, и ляжет/остановится в 150–200 метрах от места выстрела, если до того момента за ним не будет погони. Почему именно 150–200 метров? Дело в том, что приблизительно столько пробегает практически любой зверь на первом этапе паники. Далее он постарается найти скрытое/безветренное место для укрытия (низинки, поваленные деревья, большие пни, даже сельскохозяйственная техника). Я видел, что здоровые особи ушли вверх по полю, так что подранок наверняка двинулся в противоположном направлении, вверх по дамбе, т. е. туда, откуда пришла вся группа. Но вот куда именно, я не знал! Решение пришло незамедлительно. Передвигаясь зигзагом с промежутками в 2 метра, я двинулся в ту сторону, в которую, по моему предположению, пошёл подранок.

Пройдя 100 метров в одном направлении, я поворачивал на 180 градусов, делал 2 больших шага в сторону и шёл 100 метров в обратном направлении, тщательно смотря под ноги. В 9:45 (более 2 часов спустя) я нашёл ещё одну каплю крови в 4 мм диаметром на устеленной листьями земле (внимательность и концентрация). Кровь была тёмная, густая и имела специфический запах: мои предположения подтвердились, попадание пришлось в желудок! Это говорило о том, что либо я уже потерял оленя, либо мне предстоит длинный и тяжёлый день. Спустя ещё 30 минут я увидел следы на обратной стороне насыпи: они выглядели так, словно какое-то животное в панике скатилось с горы. Это была моя следующая подсказка, и после неё немного оптимизма в душе появилось. Медленно спускаясь вниз по насыпи, я услышал, как олень побежал от меня в сторону соседнего поля – это был тот самый олень! Он бежал медленно, рысью, голова была опущена и уши висели, в нём не было прыти и сил. Но в тот момент, когда я понял, что олень ушёл в сторону старой/заброшенной ограды, меня пробрал холодный пот: это была граница «моих» угодий! К счастью, у меня есть разрешение на то, чтобы забирать дошедшего зверя с любой территории, но олень-то ещё стоял на ногах, а стрелять я уже не имел права. Что делать?!..

Я смотрел на оленя в оптику и трясся от страха понимания того, что я не могу нажать на спуск. Также я осознавал тот факт, что мне необходимо добрать зверя как можно быстрее. Я разрядил карабин и стал ждать. Олень стоял на ногах, но неуверенно. Отойдя назад за насыпь, я позвонил хозяину соседних угодий и объяснил ситуацию. В этот раз мне было позволено произвести выстрел. Но по возвращении я не смог этого сделать! В 50 метрах за оленем на поле уже паслось стадо коров. Вытащив из своего Savage Edge магазин и затвор, я подошёл к оленю метров 70, залёг за поваленное дерево и стал ждать, когда он рухнет. Олень стоял до последнего. В 12:37 его ноги сдались, и он слёг, вытянув шею параллельно земле. Достав нож, я двинулся к нему ползком… Олень всё ещё был жив, но его слух и обоняние были уже на нуле. При таких ранениях зрение уходит последним, поэтому я и полз, ведь если бы я решил просто подойти, то оставался шанс, что олень снова встанет. В двух метрах от подранка я уже слышал его тяжёлое дыхание. Ещё ни разу в жизни я не был настолько решителен, как в стремлении добрать этого оленя! Как только я прыжком рухнул ему на спину, зверь попытался вырваться и подняться, но я удержал оленя за морду и пустил в ход свой BUCK 486, который прошил шкуру в области затылка параллельно ушам и перебил спинной мозг, а после – артерии под горлом. И это был конец этой непредвиденно длинной и сложной охоты! На всё про всё у меня ушло около 7,5 часов, и я без собаки выследил раненного в желудок из .243 Win оленя на расстоянии более 500 метров. На данный момент это самая запоминающаяся охота, которая у меня была, и я ещё раз доказал, что знание угодий и наблюдательность оплачиваются. Рабочая собака – это, безусловно, огромное преимущество, но её отсутствие делает вас независимым и более грамотным охотником.

И небольшое послесловие. В Англии .243 Win – это минимальный калибр, разрешённый для охоты на все 6 видов обитающих здесь оленей, включая самых крупных, благородных, вес которых может доходить до 150 кг. Мой опыт профессионального охотника на оленей (в среднем 60–75 оленей за сезон) показывает, что этого вполне достаточно для успешного отстрела косули, лани и более мелкого мунтжака. Добытая мною в результате такого сложного добора лань весила около 45 кг. Для охоты на все виды оленей я применяю 75 gr пулю V-Max: она практически никогда не дает выходного отверстия (вот почему так трудно было «взять след»), а потому считается наиболее безопасной при охоте в местах, где возможна встреча с людьми – грибниками и просто прогуливающимися. В Англии такие встречи отнюдь не редкость, более того, большинство охот проходит рядом с жильём, сельхозугодьями, а то и в общедоступных парках. Так что безопасность на острове – превыше всего.

Русский охотничий журнал, февраль 2017 г.

199