Бараны, козлы, быки
Дата публикации:
просмотров: 44

Бараны, которых продал губернатор

Комментарии: 0
Бараны, которых продал губернатор

Лицензия на добычу крупной дичи в США и Канаде называется "тег". Это небольшой кусок прочного картона, размером примерно с пол-ладони. На одном его конце проделано отверстие, в которое вставлена тонкая проволока. Этой проволокой заполненная лицензия крепится на добытом животном до начала разделки или транспортировки. В противном случае охота будет считаться незаконной, даже если лицензия лежит у охотника в кармане. Большинство лицензий стоят не дороже сотни долларов - но стоимость некоторых может доходить до полумиллиона. Особенно если это лицензия на горного барана, которую продаёт губернатор.

Зачем губернаторам торговать баранами?

Для начала напомню несколько фактов о североамериканской модели природопользования. Один из её "семи столпов" - равные возможности по доступу к охоте. Добыча диких животных признаётся неотъемлемым правом гражданина, и работа Службы рыбы и дичи строится из этой предпосылки. В частности, стоимость лицензии на любой вид должна быть доступной даже малообеспеченным гражданам. При этом, если число желающих намного превышает количество доступных лицензий, то они распределяются методом случайной выборки, или, проще говоря, в лотерею.

И самым желанным видом крупной дичи, если судить по числу желающих на одну лицензию, являются горные бараны. Так, вероятность выиграть в розыгрыше разрешения на отстрел толсторога в Монтане - 1 к 200. Это для резидентов штата. Нерезидентам приходится ещё тяжелее. На многие из этих видов лицензию можно получить только раз в жизни.

Горные охоты ценны тем, что деньги в них решают очень мало. Никакие расходы, никакие старания гида не помогут, если клиент не умеет охотиться и находится в плохой физической форме. "Привези мне охотника на инвалидной коляске," - говорит один из профессиональных гидов Аляски, - "и я сделаю так, что он добудет прекрасного медведя, лося, оленя. Это лишь вопрос времени. Но с бараном - не выйдет".

Однако, если на деньги не купишь трофей, то, может быть, можно купить хотя бы лицензию? Что делать обеспеченному человеку, которому хочется поохотиться на барана, но не повезло с розыгрышем? Неужели нельзя заплатить побольше денег и всё же получить охоту? Как раз здесь на помощь и приходят "губернаторские лицензии".

История вопроса

Всё началось с Вайоминга. Как и во многих других штатах, губернатор там имел право распределять некоторое количество лицензий на собственное усмотрение. Лицензии эти использовались по-разному - доставались друзьям губернатора, лоббистам, как благодарность за пожертвования на избирательную кампанию, и так далее. Как вариант, некоторые лицензии жертвовались на благотворительность: губернатор выделял, допустим, лицензию на лося какой-нибудь группе бойскаутов, те устраивали лотерею среди родителей и их друзей, и все были счастливы.

Всё изменилось в 1980 году, когда губернатором Вайоминга был Эд Хершлер. Численность диких баранов в штате тогда была критически низкой. Чтобы финансировать работы по их изучению и охране, Хершлер передал одну лицензию Фонду диких баранов (Wild Sheep Foundation). WSF - некоммерческая организация, известная по всему миру своей работой по сохранению животных рода Ovis - продала "губернаторскую лицензию" с аукциона. Вырученные средства - 23 000 долларов, что было тогда намного более весомой суммой, чем сейчас - были израсходованы на целевой проект по увеличению численности баранов.

Вскоре примеру Вайоминга последовали и другие штаты, провинции Канады и территории, находящиеся в управлении коренного населения. "Губернаторские лицензии" не ограничиваются горными баранами. Но разрешения на отстрел оленей, лося и вилорогой антилопы уходят с молотка максимум за 30-40 тысяч долларов. За барана же люди платят подчас в десять раз больше. Так, в Вайоминге продаётся пять "губернаторских лицензий" в год, по цене 50-80 тысяч долларов каждая. А дороже всего обходится единственное разрешение на добычу толсторога в штате Монтана - порядка 300 тысяч долларов. Впрочем, стоимость "губернаторской лицензии" считается благотворительным пожертвованием, и за него положен налоговый вычет.

Кроме прямого аукциона, существуют и другие способы продать лицензию намного дороже её официальной стоимости. Наиболее распространён один из них - так называемый raffle. Если в обычном розыгрыше лицензий охотник может участвовать только один раз, то в raffle можно приобрести неограниченное количество "билетов", соответственно увеличивая шансы на выигрыш. Но именно к "губернаторским лицензиям" приковано самое пристальное внимание заинтересованных лиц.

Как купить "Губернаторскую лицензию"?

Как правило, власти штата передают "губернаторскую лицензию" некоммерческой организации, которая уже организует аукцион. За это НКО удерживает комиссию, которой пополняет свою бюджет. На Аляске размер комиссии доходит до 30% выручки. Правда, тратить эти деньги можно только на образовательные или природоохранные программы, одобренные Службой рыбы и дичи штата.

Большая часть лицензий, выделяемых губернаторами штатов на эти цели, продаётся через WSF. Аукцион проходит в рамках ежегодной конвенции этой организации. Туда съезжаются все самые известные горные охотники Америки и мира. Страсти накаляются так, что почти каждый аукцион бьёт рекорды стоимости. Комиссия WSF не превышает 10%. Оставшиеся деньги возвращаются на целевые счета Службы рыбы и дичи штата, выдавшего лицензию, и расходуются на благо диких баранов.

Что будет, если тот, кто выиграет на аукционе, откажется выкупать лицензию? Такой прецедент был. По иронии, он был связан с рекордной суммой, предложенной за охоту на пустынного толсторога в Монтане - 480 тысяч долларов. По слухам, победитель аукциона не принял во внимание, что церемонию будут транслировать в интернете, и что в числе зрителей будет его законная супруга. Которой, разумеется, совершенно не доставило удовольствия увидеть, что её муж явился на аукцион в сопровождении другой особы женского пола. Охоту пришлось отменить. Лицензию передали лицу, сделавшему предыдущую ставку, а отказавшийся участник выплатил разницу, доведя общую сумму до искомых 480 тысяч долларов.

На что идут эти деньги?

На момент начала освоения Запада США европейскими поселенцами дикие бараны "стояли на каждом утёсе Скалистых гор". К середине XX века их ареал сократился вдвое, а численность, по некоторым оценкам, на порядок. В какой-то степени это было вызвано неконтролируемой охотой, особенно с появлением дальнобойного нарезного оружия. Но куда более серьёзной угрозой для баранов стало развитие на Западе овцеводства. Домашний скот не только конкурировал с дикими животными за пищевые ресурсы, но и передавал им различные заболевания. Именно болезни считаются сейчас основным фактором, негативно влияющим на численность диких баранов.

Таким образом, сохранение и восстановление горных баранов сейчас упирается в две проблемы. Во-первых, реинтродукция баранов по историческому ареалу. Во-вторых, борьба с болезнями, разносчиками которых служит домашний скот. Для этого соответствующие службы и некоммерческие организации США договариваются с овцеводами о прекращении выпаса в местах возможного контакта с дикими баранами.

Разумеется, всё это требует немалых затрат. Переселение дикого барана, по оценкам WSF, обходится в 5 000 долларов. Изоляция диких баранов от домашних - ещё более сложное и дорогое дело. Чтобы создать "буферные зоны", на которых не будет ни диких, ни домашних овец, землю, которая находится в частной собственности, выкупают. Там, где скот пасётся на землях, принадлежащих штату или федеральному правительству, фермерам выделяют альтернативные участки и помогают переместить туда стада. Практикуется также переход от овцеводства к выращиванию крупного рогатого скота. Всё это требует немалых затрат.

Сейчас в каньоне Десолейшн, штат Юта, обитает около тысячи толсторогов. На них проводятся не только трофейные охоты. Несовершеннолетние охотники могут участвовать в специальном розыгрыше лицензий на молодых животных. Это делается для пропаганды горной охоты среди молодёжи. А всего 20 лет назад в каньоне обитало всего несколько баранов, перебравшихся сюда из соседней резервации племени ютов. Кроме времени и труда, на это ушло около 650 тысяч долларов. Большая часть этих средств поступила как раз от продаж "губернаторских лицензий".

Обладатель "губернаторского тега", как правило, получает дополнительные возможности. Например, обычные лицензии выделяются на конкретную территорию. Эти территории известны, как widlife management zones (зоны управления популяциями) и ограничены по площади. Охотник, подающий заявку на лицензию на общих основаниях, должен заранее выбрать, в какую зону подаётся заявка. Однако обладатель "губернаторского тега" имеет право выбора, в какой из зон он хочет охотиться.

Разумеется, человек, отдавший за лицензию шестизначную сумму, желает сделать всё, чтобы она не пропала впустую. На помощь приходят профессиональные гиды и аутфитеры. У них, как правило, есть на примете несколько трофейных баранов, и они готовы помочь человеку, имеющему соответствующую лицензию, добраться до них. За потенциально рекордными трофеями проводники иногда следят годами, устанавливая их привычные маршруты и места обитания. Гарантии, однако, никто дать не может. Сезон охоты, как правило, совпадает с гоном, а инстинкт продолжения рода может увести барана далеко от привычных мест: в соседний штат или зону, закрытую для охоты.

Аутфитер организует доставку охотника в угодья. Как правило, это приходится делать по старинке, с использованием вьючных лошадей и мулов. В горах, где обитают лучшие трофеи, нет ни дорог, ни посадочных площадок для малой авиации, а использование вертолётов на охоте в Северной Америке запрещено даже для заброски охотников в угодья. И за то, чтобы провести несколько недель в палаточном лагере, часто в неблагоприятных погодных условиях, в погоне за баранами, самые богаты люди Америки готовы выложить шестизначные суммы. Что ж, зато трофей толсторога - доказательство того, что его владелец способен не только ставить подписи на деловых бумагах. А средства, вырученные за продажу лицензий, способствуют восстановлению численности американских горных баранов.

Едва ли не главная проблема, стоящая перед продажей губернаторских баранов, - успешность природоохранных мероприятий. Весь проект держится на том, что диких баранов мало. Это вызывает повышенный спрос и толкает цены вверх. Логично, что если баранов станет так много, что поохотиться на них сможет почти любой желающий, спрос на "губернаторские лицензии" упадёт. Шестизначные цены уйдут в прошлое. Как тогда финансировать охрану природы?

Один из вариантов - выделять на продажу с аукциона больше лицензий. Пусть каждая из них уйдёт за меньшие средства, это компенсируется объёмом продаж. Однако такая практика встречает возражения сторонников "североамериканской модели". Продажу одной лицензии с аукциона они ещё могут понять. Это не сильно ущемляет право местных охотников на равный доступ к природным ресурсам. Но распродажа большого количества лицензий толстосумам открывает дорогу к европейской модели "охота - для богатых". Такая перспектива не слишком радует американских охотников. Впрочем, до былого изобилия горных баранов в США ещё далеко...

Русский охотничий журнал, октябрь 2017 г.

44